«Жить – не тужить»

amvrosiy-optinskiy

«Если при жизни Амвросий Оптинский к Богу приводил сотни людей, то по своём преставлении – тысячи…» Эти слова я услышала когда-то в Оптиной пустыни и сомневаться в них просто не имею права. Есть пример, выверенный личным опытом. Одно время мне стало очень трудно ходить в храм. Просто не было сил. К тому же обстоятельства моей жизни складывались безрадостно и как-то беспросветно. В выходные и праздники просто лежала, уставившись в одну точку. Близкие пытались меня взбодрить: приносили книги, приглашали куда-то. Но всё это было мне чуждо. В храме во время службы тихо сидела в углу. Конечно, на то были свои причины, но уныние, как мы знаем, смертный грех, вырывать его надо с корнем. Беда в том, что справиться с ним в одиночку невозможно.

В это время мне встретился иеромонах Амвросий (Головань) – теперь он духовник тюменского Свято-Троицкого мужского монастыря, а тогда подвизался, кажется, на хозяйственных послушаниях. Я с ним машинально поздоровалась, а он вдруг стал расспрашивать о моих делах, семье, здоровье. Здесь считаю уместным сделать одно пояснение. Все, кто знает этого удивительного человека, подтвердят, что он всячески избегает разговоров, всегда молится, смотрит под ноги и как-то незаметно приходит-уходит. Настоящий монах. А тут вопрос за вопросом, я сначала с раздражением отвечала. Была уверена: он сейчас повернётся и уйдёт – не будет долгого разговора! Однако, расплакавшись, рассказала про всю свою жизнь, и захотелось искренне исповедаться, да так, чтобы сразу измениться и начать жить с чистого листа.

– Что ты сейчас читаешь? – спросил иеромонах.

– Жан-Поль Сартра, – ответила я.

– Если захочешь исповедаться, приходи в монастырь, но сначала почитай духовную литературу, – сказал мой собеседник и повернулся уходить.

– А как же я вас найду?

– Спросишь монаха Амвросия…

– Кого?

– Амвросий Оптинский – мой небесный покровитель.

Увидя моё недоумение, пояснил:

– Читала «Братьев Карамазовых» Достоевского?

– Естественно.

– Старца Зосиму писатель с Амвросия Оптинского писал…

Он ушёл, вернее, незаметно исчез, а я отчётливо вспомнила старца Зосиму, который поразил Алёшу Карамазова «каким-то особенным свойством души своей». Памятуя монашеское наставление, что мне необходимо почитать духовную литературу, я тут же пошла в церковную лавку и попросила «что-нибудь духовное» – да-да, так и сказала. Продавщица внимательно посмотрела на меня и предложила книгу архимандрита Амвросия (Юрасова) «Исповедь. В помощь кающимся».

Сейчас я думаю: «Кто же за меня так сильно молился, что сам Амвросий Оптинский на помощь пришёл?» Вероятнее всего, преставившаяся к тому времени бабушка Агафья, ведь она очень переживала, когда её внуки ходили в церковь, как она выражалась, «формально», а однажды во время выноса плащаницы моя двоюродная сестра почесала щёку, и бабуля… расплакалась. «Нет ничего хуже равнодушия», – твердила она.

Моя генеральная исповедь пришлась на десятое июля – день памяти оптинского старца. Молитвы к Амвросию Оптинскому мало-помалу стали менять мою жизнь, окружающие обстоятельства. Я с удовольствием выписывала его цитаты, а некоторые тут же стали моими любимыми, как, например, эта: «Жить – не тужить, никого не осуждать, никому не досаждать, и всем – моё почтение». Ведь в ней, по сути, весь смысл жизни. В самом деле, зачем христианину тужить? Особенно в наше благодатное время. На нас половцы напали? Или татаро-монгольское иго? А может быть, холера выкосила город? Голод? Неурожай? Засуха? Нет же. Так откуда печаль? Где корни уныния? Почему всё больше и больше людей мучает депрессия?

Возможно, стоит заглянуть внутрь себя, чтоб «никого не осуждать, никому не досаждать». Ан нет, не получается, осуждение – самый частый, самый «любимый» наш грех. Осуждаем всех подряд: родных, близких, соседей, политиков, актёров, священников. Осуждаем даже наших детей, которых мы же вырастили и которые копии нас самих. Зачем, спрашивается? Чтобы однажды предаться вселенской печали. Потому что один грех рождает другой, ещё больший, а тот – ещё больший, и в итоге человек, распираемый ими, долго и тяжело страдает. Как тут не вспомнить Маленького принца из известной сказки Экзюпери: «А если баобаб не распознать вовремя, потом от него уже не избавишься. Он завладеет всей планетой. Он пронижет её насквозь своими корнями. И если планета очень маленькая, а баобабов много, они разорвут её на клочки».

Спустя несколько лет, уже будучи на послушании в Оптиной пустыни, я узнала, что батюшка Амвросий многих приводит к вере. Бок о бок со мной трудились бывшие сектанты, атеисты и даже, как я их назвала, «депрессанты» – те, кто долгое время пребывал в депрессии. У каждого из них своя история. Но я из своей вынесла одно – за каждого близкого нам человека, пребывающего в унынии, нужно молиться и призывать угодников Божьих на помощь. Самим нам не справиться.

← Предыдущая публикация     Следующая публикация →
Оглавление выпуска

1 комментарий

  1. Ярослав Брадаускас:

    Господи,помилуй.

Добавить комментарий