Много заступников у Солигалича

Солигалич-(1)

На месте столпа света

– У вас такой маленький город и так много церквей! – говорю благочинному Солигаличского округа протоиерею Александру Смирнову.

– Десять храмов сохранилось. Четыре пока только переданы Церкви. До революции больше было, действовали два монастыря.

Батюшка на машине возит меня по древнему Солигаличу, знакомя с его достопримечательностями.

Маленький одноэтажный городок (всего шесть тысяч населения) на северо-западе Костромской области расположился по обоим берегам реки Костромы. Основан он в 1335 году галичским князем Фёдором Семёновичем, который в пасхальную ночь увидел на севере светящийся огненный столп и услышал гром. Посчитав это знамение предначертанием Свыше, князь с помощью монаха-отшельника, подвизавшегося в здешних лесах, нашёл в ста километрах от Галича место, откуда исходил огненный столп, заложил там деревянную церковь Воскресения Христова, а после построил монастырь.

– Дата основания Воскресенского монастыря считается и датой образования нашего города, – сказал отец благочинный, когда мы подъехали к храмам древней обители. – До революции город назывался просто Соль Галичская, поскольку здесь добывали соль. Монахи просвещали местные языческие племена – чудь и черемисов.

В этом монастыре, в cвоё время носившем звание лавры, по преданию, начинал монашеские подвиги первый московский митрополит Иoна. Он сам родом из деревни Одноушево, которая находится в семи километрах от города. На месте его дома теперь часовня Святителя Ионы, построенная в XIX веке. Недалеко бьёт родник, тоже названный в его честь. Раньше из Солигалича в Одноушево в день памяти святителя проходил многотысячный крестный ход. По легенде, этот ход из Солигалича в Одноушево он установил сам – в память о своих родителях. Хотим восстановить этот ход. А пока с детьми ездим туда на велосипедах, паломничаем и на автобусах. Восстановили часовню, привели в порядок родники.

– А где похоронен митрополит Иона?

– В Успенском соборе Московского Кремля. Рассказывают, что, когда французы в войну 1812 года грабили Кремль и добрались до гробницы святителя Ионы, рука святого поднялась кверху, так что захватчики со страху побросали всё награбленное и разбежались. И знаете, наш костромской архиепископ Алексий, почивший недавно, участвовал во вскрытии мощей святителя в 90-е годы. Он рассказывал, что действительно рука была поднята кверху.

– Если монастырь назвали лаврой, то, видимо, митрополит Иона оказывал ему особое попечение?

– Возможно, – соглашается батюшка. – Точно известно, что он опекал свою родную деревню, включив её в митрополичьи владения. Недавно в архивах Кремля мы нашли сведения, что в Успенский собор от имени Фёдора, родного отца святителя, были пожертвованы земли, в том числе само сельцо Одноушево. Но так как Фёдора в то время уже не было в живых, то, скорее всего, митрополит в память об отце и от его имени пожертвовал это сельцо, где родился. Так эти земли и стали митрополичьими.

Солигалич_воскр_монастырь

Воскресенский монастырь Солигалича

Раньше солеварение было очень доходным промыслом, и многие московские монастыри имели здесь свои соляные колодцы, выпаривали соль. Поэтому неслучайно святитель Иона из нашего Воскресенского монастыря попал в московский Симонов монастырь, монахи которого заправляли здесь солеварением. Некоторые соляные источники владельцы жертвовали на помин души. На эти средства обустраивалась и Троице-Сергиева лавра.

– А монашествующих в Воскресенском монастыре было много?

– В XIV веке спасалось 24 монаха. После открытия он просуществовал несколько десятилетий, и во время одного из вражеских набегов, согласно летописи, все насельники приняли мученическую смерть, перед гибелью успели исповедоваться и причаститься Святых Христовых Таин. В конце XIV века монастырь снова возродился, и в это время всеобщего покаяния рождается святитель Иона. Приблизительно в те же самые годы в этом монастыре спасался преподобный Александр Вочский, который впоследствии основал недалеко от Солигалича свою Преображенскую пустынь. Чуть поодаль подвизался в молитвенных подвигах преподобный Авраамий Чухломский – родственник Сергия Радонежского. Он основал Покровский монастырь, который существует и в наше время, только называется сейчас Авраамиево-Городецкий.

При императрице Екатерине II Воскресенский монастырь был упразднён, храмы обители стали приходскими. В них молились вплоть до их закрытия после Октябрьской революции. До недавнего времени в монастыре располагался детский специализированный интернат. Сейчас обитель пустует. От монастыря сохранились два храма и ещё несколько строений. Нам хотят передать здание бывшего духовного училища с тем, чтобы мы тут продолжили образовательную деятельность, только теперь уже с обычными школьниками.

Родина святителя

Солигалич-(5)

Около часовни Святителя Ионы

После рассказа о святителе Ионе отец Александр решил отвезти меня в деревню Одноушево, на его родину.

Выехали за город, и вдруг за очередным поворотом дороги перед нашими глазами выросли настоящие горы. Батюшка развеял моё недоумение:

– Это отходы производства известкового комбината. Комбинат – градообразующее предприятие. Добычей извести, обжигом её в печах здесь занимаются издревле. А эти горы буквально лет за десять появились. Раньше этими отходами дороги отсыпали. Но вышло не очень хорошо – дороги размывало водой. И сейчас сваливают всё сюда.

Вот и добрались до Одноушево, стоящего на высоком берегу реки. Места здесь привольные, но от деревни осталось всего несколько домов, а жилой лишь один. Около часовни святителю мы остановились и вышли.

– Какая-то необычная часовня… – осматриваю я её. – А вход где?

– Нет входа, это часовня-столп. Она цельная.

– Вот здесь, на этом самом месте, родился святитель Иона, – говорит батюшка. – Мимо деревни идёт старый тракт на Солигалич. Люди по нему приходили сюда крестным ходом, который совершался ежегодно в июле. Около часовни служился молебен, потом все шли на источник. Их на самом деле там два. Когда меня направили в Солигалич служить, часовня была развалена, источник заброшен. Мы его с детьми из интерната облагородили. Приехали на велосипедах в день памяти святителя Ионы, разобрали старый сруб от холодильника, в котором ещё в колхозные времена молоко остужали. В ту пору буквально в ста метрах от источника на горе стоял коровник, от воды запах шёл тяжёлый, потому что вся жижа стекала оттуда. Потом ферма закрылась и вода очистилась. Мы благоустроили это место, поставили новый колодец. Внутри там бьёт ключ, вода очень приятная на вкус.

– И святитель Иона тоже, наверное, пил эту воду, – говорю батюшке.

– Да. Можно с уверенностью сказать, что и воду пил, и молился здесь. На протяжении шести веков люди приходили к этому источнику, брали воду, исцелялись в основном от болезней ног. И сейчас паломники приходят помочить ноги в источнике, взять воды с собой.

Солигаличские новомученики

Солигалич-(2)

Икона солигаличских новомучеников на месте захоронения

Возвращаемся в город. Надо сказать, что почти все храмы Солигалича, кроме кладбищенского, находятся в центральной части города, буквально в сотне метров друг от друга. Большие, каменные, некоторые с уцелевшими главками. И все до революции были заполнены молящимися, поскольку были приписными к окружающим деревням. Население было в основном сельским, а в окрестных деревнях проживало около 50 тысяч жителей. А сейчас во всём районе лишь девять тысяч. Богобоязненный, зажиточный народ жил раньше в этом северном торговом городе, расположенном на водном пути из Белого моря на Волгу. Но всё-таки революция изменила нравы и жителей Солигалича.

В самом центре, на возвышенном пятачке, от которого солнечными лучами расходятся улицы города, до сих пор стоит огромное обезглавленное здание Крестовоздвиженской церкви. С неё после закрытия скинули кресты с куполами, храм переделали под клуб. А вот в разрушении огромной колокольни заставили участвовать всех горожан принудительно. Прихожане рассказывали мне, что каждому жителю дали подержаться за верёвочку, когда роняли колокольню на землю, чтобы таким образом сделать соучастниками этого кощунства.

– А это Богородице-Рождественский собор, – показывает батюшка. – Его начала строить в 1668 году царица Мария Ильинична, жена Алексея Николаевича Романова. Она была родом из этих мест и основала в Солигаличе женский монастырь. Но через полтора года после начала строительства царица умерла, и собор стоял недостроенным больше ста лет. На стенах берёзы выросли. Достроили его в конце XVIII века на средства прихожан. В 1925 году в нём устроили краеведческий музей имени адмирала Невельского. Он тоже уроженец наших мест. В 2004-м собор передали Церкви. Сейчас он восстанавливается.

– Когда закончится ремонт? – спрашиваю о. Александра.

– А никто не знает. Собор большой, двухэтажный, в нём четыре придела. Реставрируют его как памятник архитектуры на государственные средства. Когда деньги выделяются, реставрация идёт, когда денег нет, все работы встают. Сейчас денег нет.

Последним настоятелем собора был протоиерей Иосиф Смирнов. Он принял, наряду с другими солигаличанами, мученическую смерть от большевиков. Тогда же расстреляли и ещё 17 человек. Сейчас вместе с иереем Владимиром Ильинским, диаконом Иоанном Касторским и смотрителем духовного училища Иоанном Перебаскиным отец Иосиф причислен к лику святых.

– Какие причины нашли, чтобы их убить? – спрашиваю батюшку.

– Тогда молодая советская власть под предлогом изъятия хлебных излишков решила описать и конфисковать имущество женского монастыря в честь иконы Феодоровской Божьей Матери – он находился в километре от Солигалича, в деревне Ратьково. И бывшая администрация города во главе с настоятелем собора решили этому воспрепятствовать. Собрали людей и крестным ходом пошли до стен женского монастыря, чтобы просто не дать его ограбить. Это сочли бунтом против советской власти. Вызвали карательный отряд. Всех, кто шёл во главе крестного хода, забрали ночью в тюрьму и расстреляли около стен тюремного Никольского храма.

Похоронами занимались какие-то люди в штатском, родственникам не позволили это сделать. Вырыли большую могилу на кладбище, провезли мучеников на подводах через весь город и похоронили раздетыми. Сбросили всех в одну могилу, без гробов и отпевания.

– Почему раздетыми-то? – недоумеваю я.

Батюшка задумывается, не зная, что ответить:

– Ну такая варварская власть была. Когда в 95-м году я только что приехал сюда служить, жива ещё была одна столетняя бабушка, которая помнила эти события. Она рассказывала, как расстреливали людей. «Вот и Михал Михалыча расстреляли», – закончила она рассказ и заплакала. А Михаил Михайлович был главой городской управы ещё в царское время. Понимаете, у простой крестьянки, которой в то время исполнилось только двадцать лет, слёзы сами катились по щекам! Какой же это был уважаемый человек, что обыкновенная крестьянка через 80 лет его оплакивает…

Эти события описывает маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский в своих воспоминаниях: «…В расположенном в сотне вёрст от Галича и от железной дороги уездном городе Костромской губернии Солигаличе в конце февраля 1918 года вспыхнуло контрреволюционное восстание… Утром 26 февраля монахи ударили в набат. После молебна в монастыре большая толпа пришла к казармам расположенного в Солигаличе запасного полка, солдаты которого, заранее сагитированные контрреволюционерами, присоединились к горожанам. Мятежники захватили Совет, избили до полусмерти и отправили в тюрьму шестерых членов уездного исполнительного комитета, а уездного комиссара, петроградского рабочего большевика Василия Вылузгина, расстреляли на площади. Власть в городе в окрестностях оказалась полностью в руках антисоветских элементов». Написанные с гордостью мемуары теперь читаются как показания преступника, а судья его – само время.

В книге, посвящённой Рокоссовскому, читаем:

«Мятежники ожидали появления красногвардейцев… Главари восставших собирались сопротивляться. Они не знали, что в распоряжении красногвардейского отряда есть три пулемёта, с великим трудом доставленные по снежной дороге. Послав взвод, возглавляемый Рокоссовским, в обход города по льду реки Костромы, Юшкевич с остальными силами, поддерживаемыми пулемётным огнём, атаковал мятежников. Как только пулемётчики открыли огонь, всякое организованное сопротивление прекратилось. Каргопольский отряд вступил в город, главари мятежа и среди них несколько священников были арестованы, судимы революционным судом и расстреляны. В Солигаличе вновь установилась советская власть. Через неделю состоялись торжественные похороны Вылузгина. Решено было соорудить ему памятник, и для этой цели собрание каргопольцев постановило пожертвовать около 2800 рублей суточных денег, полагавшихся красногвардейцам».

Здесь, конечно, всё изложено крайне тенденциозно, действия тех православных христиан, которые всего лишь вышли на крестный ход, смешаны с историей антибольшевистского восстания – одного из тысяч других.

Памятник петроградскому большевику Вылузгину стоит в Солигаличе до сих пор. Есть в городе и улица Рокоссовского. Уже в наше время установлен большой поминальный крест на могиле убиенных. Каждый год 7 марта на место захоронения приходят верующие и батюшки служат молебен святым.

Солигалич-(4)

У поклонного креста на могиле новомучеников Солигалича

– А могилу новомучеников после их захоронения раскапывали? – интересуюсь у благочинного.

– Нет. Там, где их похоронили, раньше находился холм. На могиле сразу же после похорон был воздвигнут большой крест. И табличка с именами всех убиенных была. Но поскольку на поклонение к могиле приходили люди, это место почитания власти разрушили: сровняли холм, убрали крест. И люди постепенно забыли, где находится могила новомучеников. Когда я сюда приехал, мне это место показала одна прихожанка. Рядом были уже свежие захоронения, но земля, где лежат мученики, осталась нетронутой. Так Господь промыслительно оберегал это место. У меня поначалу какие-то сомнения были, но они развеялись после того, как мне прислали фотографии кладбища, сделанные сразу же после похорон. Рядом находится старинный кладбищенский храм Петра и Павла, который не закрывался всё советское время. Долго – до восстановления Преображенской церкви – я служил там. Двадцать лет назад ещё оставались верующие, которые помнили и поминали казнённых.

Солигалич-(3)

Кладбищенский храм Петра и Павла не закрывался всё советское время

Батюшка показал мне и дом, в котором жил отец Иосиф Смирнов. Он находится рядом с Воскресенским монастырём. Добротный, двухэтажный.

– В этом же доме родился и его сын Леонид, выдающийся учёный, светило медицины, – заметил о. Александр. – В Солигаличе он окончил духовное училище, в Костроме – семинарию, а потом – медицинский факультет Московского университета. Стал крупным специалистом по болезням головного мозга. В 1955 году он умер. Я застал женщину, которая работала с ним в одном из институтов. Она рассказывала, что как-то после партсобрания Леонид Иосифович вместе с парторгом ушли в дальнюю аудиторию попить чаю и очень надолго там задержались. Уже нужно было закрывать институт, а они всё не выходят и не выходят. Она решила сходить и напомнить им, что институт закрывается. Подходит к этой аудитории и слышит, как они церковные песнопения поют. Представляете: профессор, директор института вместе с парторгом – это в 50-е годы – в советском институте поют церковные песнопения! Да, тогда ещё многие были верующими.

…Проехали мы и до тюремного Никольского храма, около стен которого были расстреляны новомученики. В 1903 году в Солигалич приезжал праведный Иоанн Кронштадтский и пожертвовал сто рублей на строительство этой церкви. Храм стоит на берегу реки Костромы, совсем небольшой, но необычайно красивый. Сейчас сохранилась одна алтарная часть, примыкающая к двухэтажному зданию цеха, где катали валенки.

Отец Александр встаёт на то самое место возле алтаря, где происходил расстрел. Я представил лица новомучеников перед дулами винтовок. На улице валил пушистый снег. Быть может, в 1918-м, в день расстрела, было так же безмятежно и тихо…

* * *

Особо почитаем в Солигаличе преподобный Макарий Унженский. День его памяти был самым большим городским праздником со службами во всех храмах, массовыми гуляньями и катанием на лодках по Костроме. Сейчас это День города. Приходская община и городская администрация стараются возродить почитание преподобного. Но откуда пошло это почитание и как сегодня чтут память святого – это отдельный рассказ.


← Предыдущая публикация     Следующая публикация →
Оглавление выпуска  

3 комментариев

  1. лидия:

    Спасибо большое. Очень многое узнала о своей родине,читала с удовольствием. Много помню из детства, но к сожалению с возрастом забывается.

  2. Галина Громова:

    Спасибо за интересное освещение нашей истории. Но если позволите, я внесу поправки по тексту — до гибели лавры в 1375 г. в ней спасалось 324 монаха, всего расстреляно в 1918 году 21 солигаличан и из них 4 канонизированы.

  3. елена:

    спасибо,очень много нового и интересного узнала,

Добавить комментарий