Воскресайте, Бог вам в помощь

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Звонок из Карелии. Плачущая женщина просит совета. Брат в возрасте, онкобольной в третьей стадии, некрещёный. И категорически отказывается креститься. Что делать? До слёз жалко этого умирающего человека. Вся жизнь напрасна, прожил её, боюсь, для вечной смерти и будущих мучений.

Раннее утро, темно, ветрено, холодно, дождливо. Везу монахиню Марию на послушание. Она в Республиканском онкологическом диспансере принимает записки за болящих. Собирает пожертвования на строительство храмов Блаженной Ксении и Мученика Вонифатия. Общается с больными и их близкими. Терпит наскоки от богоборцев и сектантов. На автобусной остановке голосует женщина. Подбираем. Освоившись в машине, спрашивает меня: «Вы, наверное, священнослужитель?» Отвечаю: «Я священник». Интересуюсь: «Вы довольны жизнью? В радости живёте?» Говорит: «Была довольна, но вот уже два года болею раком». – «Вы крещёная?» – «Я толком не знаю. Когда лежала в больнице, приходил батюшка, молился со мной. Может, это было крещение». – «А когда вы лежали в больнице?» – «Ну, лет 20-25 назад». – «Если вы не запомнили, когда вам было двадцать, то вы некрещёная». Вижу, что её это не сильно волнует. Стал задавать ей вопросы, не удивляясь ответам. «Вы замужем?» – «Нет, но были мужчины… детей нет… родители умерли. Был брат, тоже уже умер, а из родни осталась только жена покойного брата».

Понятно, что род, потерявший источник жизни, искоренился и пресёкся на этой несчастной женщине. Хотя лично она ещё может спастись, придя в объятья Отчие, приняв крещение ради жизни будущего века, через святое причастие стать частью вечной жизни.

Вспомнился один трудник, который так и не смог у нас прижиться. Его отец в пьяном виде замёрз на крыльце. Нетрезвая мать сгорела в доме. Брат повесился. Сестра умерла в психушке. Приглашаем его молиться, отвечает: «Это не моё». Он был у нас восемь раз. Приходит в язвах, вшивый, больной. Мы его лечим, одеваем, обуваем. Через два месяца, отъевшись, начинает материться и уходит.

Та демографическая яма, в которой оказалось наше земное Отечество, – попущение Божие за отступление от Жизнедавца Христа, за нарушение обетов, данных при крещении, за гонения на Церковь. Наш прихожанин Анатолий Семёнович рассказывает, как в 50-е годы в Визябоже, где стоит наша обитель, однажды заготовили мало дров. И тогда председатель послал распилить деревянный храм Божией Матери. Но воистину, по слову царя Давида, «смерть грешника люта» – в течение полугода никого из участников этого преступления не осталось в живых. Один повесился, другой пропал в лесу, третий утонул, ещё один сошёл с ума и умер. Председатель умирал долго и кричал так, что было слышно на другом конце деревни. Отпущенное время для покаяния они не использовали.

Народная мудрость гласит: «Когда Бог хочет наказать человека, он лишает его разума». Вспомним множество людей, обвешанных пулемётными лентами, которые кромсали соотечественников, разрушали храмы, сколько хватило сил. А когда буйные безумцы сошли на нет, остались тихие, малозаметные безумцы. В их руках власть, деньги, средства массовой информации. Эти люди в кабинетах, как и бесы, знают, что Бог есть. Но не действуют по любви к бедным, детям, старикам, которых избрал Бог. Внутренне они мало отличаются от богоборцев, пожертвовавших храмом в Визябоже. Только там был испепеляющий огонь, а здесь – оставшаяся после него зола. Мёртвое и мёртвое.

Приехал ко мне мой давний друг. Побывал у нас на Божественной литургии. Знакомлю его с братией. Вместе трапезничаем, беседуем на тему о живых и мёртвых, о словах Христа «иди за Мною и предоставь мёртвым погребать своих мертвецов». Выходит, что мёртвые будут копать могилы, нести покойного, проведут гражданскую панихиду, позовут батюшку отпевать, если мёртвый был крещёным. Будут закапывать и поминать добрым словом. Восхвалять его мёртвые, неполезные дела. И что ждёт этого покойника за гробом? Протоиерей Дмитрий Смирнов по этому поводу говорит, что букет роз тоже кажется живым. Но цветы доживают и никогда уже не заплодоносят снова. Так и люди, существующие без Бога, доживают свою земную жизнь, не зная, что уже мертвы. Спрашиваю друга: «Может, и ты мёртвый?» Жмёт плечами. Молится он мало, не причащается, дети и внуки живут без Матери-Церкви. И заскорбела моя душа о друге.

Спросишь человека, для чего он живёт на свете, и, как правило, услышишь ответ: «Ради детей!» Те, кто распилил храм на дрова, ответили бы так же. Но много ли они блага принесли им – детям? «Не плачьте обо Мне, – говорил Спаситель, – но плачьте о себе и о детях ваших». Я вижу их каждый день, бредущих мимо храма, мимо радости и любви. Конечно, Бог может и детей богоборцев родить через святое крещение, а через покаяние и святое причащение воскресить тех из нас, кто мёртв при жизни.

На исповедь к аналою, где лежат крест и Евангелие, подходит мужчина с потухшим взором, явно болящий. Говорит: «Батюшка, я на исповедь. В первый раз. Не знаю, с чего начать». Давно ли он крестился? Оказывается, лет в семь. Спрашиваю: «Какой грех у вас самый тяжкий?» И объясняю: «Самый тяжкий грех ваш – вы богоотступник. Ведь трижды отвечали на крещении на вопрос священника, сочетоваешься ли Христу: «Сочетоваюсь», а потом отступили от Бога, что и стало причиной ваших бед». Беседуем, читаю над ним разрешительную молитву и вижу, как человек меняется, оживает на глазах. С него снят многолетний груз грехов, появилась надежда на выздоровление. Завтра он причастится Тела и Крови Христовых – во оставление грехов в жизнь вечную, во исцеление души и тела. Мне радостно: ещё один человек вернулся.

Рождайтесь и воскресайте. Бог вам в помощь.


← Предыдущая публикация     Следующая публикация
Оглавление выпуска

 

Добавить комментарий