Рубрика: Почта

Вот что значит здоровый взгляд

Здравствуйте! В который раз пожалел, что у вашей газеты такой небольшой тираж. Честно говоря, я уже начинал задумываться, выписывать ли «Веру» на 2014 год, но после публикаций про то, как удалось вернуть матери детей, отобранных силой (№№ 692 и 697), сомнения отбросил. Выписываю! Вы такие молодцы – те, кто причастен к этой истории и написал о ней! Перефразируя Аркадия Аверченко, я бы назвал ваши статьи «12 ножей в спину ювенальной юстиции»! И ещё неизменное качество «Веры» – обычную нашу жизнь, вроде бы не совсем статную, показать в таком наряде, что хочется гордиться за вас, за себя нам даровано судьбой жить в нашей многострадальной, но такой милой Отчизне, на земле наших дедов и отцов! Вот что значит нормальный, здоровый взгляд. Его, видно, не хватает за границей, так что всё чаще СМИ сообщают о новых поселенцах из-за рубежа. Вот и к нам сюда, в нашу глубинку, ездят – пока по гостевой визе – голландцы, муж и жена, без детей. Дети выросли и относятся к их затее с недостаточным пониманием. Пожили они недолго в нашем Каю, а потом перебрались в д. Южаково, что на 10 км севернее Кая. Дальше дороги нет, да и грунтовая дорога через три километра упирается в большое-большое болото. Ещё

Обойтись бы малыми потерями

Здравствуйте, уважаемая редакция! Спасибо вам за передовицы – прямо бальзам на душу. Хорошо, когда в стране есть такие люди – умные, неравнодушные и речистые. Мне захотелось написать после статьи Игоря Иванова «Обвинительный уклон» (№ 694). Хотя два года назад давала себе слово больше никогда к теме ЕГЭ не прикасаться, настолько было больно от неё. Выпускала тогда два класса как учитель, в том числе свою дочь. «Это инквизиция», – пишете вы. «Это ГУЛАГ», – добавляю я. В России смертную казнь заменили ипотекой, а ГУЛАГ – ЕГЭ. Только жертвами этого ГУЛАГА стали дети. Можно открыть мартиролог жертв ЕГЭ. По Первому каналу идёт проект «Ветераны». Лично меня, несмотря на мои 70, это как-то не так уж трогает. Померкло на фоне ЕГЭ. «Детей водят как заключённых» – это ещё не вся история. Дальнейшая процедура тоже сильно похожа на гулаговскую. Сочинения попадают в РИЦОКО. Они это место называют «бункер». Судьи – трое экспертов (вспомним «тройки ОСО»). Выносят приговор – естественно, обжалованию не подлежащий. Ибо прав тот, у кого больше прав. Отличники могут получить нули за якобы непонятую проблему текста, дальше по цепочке – за неверный комментарий, непонятую позицию автора (т. е. это всё должно совпасть с «ключами» – ответами, лежащими перед проверяющими). Все 10 лет

Памяти патриархов

«Вот у него и проси пенсию!» Здравствуйте! Я выписываю газету «Вера» не первый год и решила вам написать вот по какому поводу. Мой дедушка, Василий Михайлович Семёнов, до революции 1917 года служил поваром у главы Новгородской Церкви Алексия (Симанского). Впоследствии он, Алексий, был избран Патриархом всея Руси. Мой дедушка в 1914 году воевал, а после революции жил в 3 км от Новгорода, в деревне Батурино. В колхоз вступить отказался, был единоличником. Во Вторую мировую войну погиб сын дедушки Константин, и Василий Михайлович решил пойти в собес с просьбой, чтобы ему дали пенсию побольше, так как за погибшего сына он получал всего 7 рублей. В собесе у деда спросили, где он работал. Дедушка ответил, что раньше работал у Патриарха Алексия I. «Вот у него и проси себе пенсию!» – ответили ему. В это время дедушка жил у своей дочери в Новгороде. Вот мы и отправили нашего дедушку просить пенсию у Алексия I. Встреча состоялась очень радостная, тёплая для стариков. Наш дед, живя у дочери с тремя внучками, был окружён заботой, вниманием. Все дедушку любили. Живя у нас, он выглядел чудесно. Алексий же был очень худеньким, бледным. Дед рассказал, как ему хорошо живётся у нас, и пенсию просить ему стало стыдно. Приехал