Надо ли запрещать секты?

Почта

В последнее время в связи со все активизирующейся деятельностью тоталитарных сект на территории России чаще и чаще раздаются голоса, требующие принять государственный закон, такую деятельность ограничивающий. Причем звучат голоса не только христиан,  и требования включают в себя не то чтобы призыв к защите православия, а призыв к ограждению «традиционных для нашей страны религий – православия, ислама и буддизма». Кажется, все просто. Но к чему это приведет? Рассмотрим проблему всесторонне, с учетом факторов:

  1. Кто будет разрабатывать и принимать закон.
  2. Как его можно сформулировать.
  3. Каковы могут быть последствия его принятия.
  4. Что мы, христиане, ждем от этого закона.
  5. Как он может быть осуществлен на практике.

Ответ на первый вопрос очевиден. Все государственные акты разрабатываются и принимаются Государственной Думой. Вряд ли там найдется хотя бы пять христиан. То есть руководствоваться при принятии закона будут не Святым Духом, а гуманистической или коммунистической идеологиями, которые обе враждебны христианству.

Второй вопрос также не сложен. Закон должен дать определения тому, что есть «тоталитарная секта» и «традиционная для нашей страны религия». Эти определения и послужат критериями при рассмотрении конкретных случаев.

Вот пример: «Культ – это группа людей, объединившихся вокруг определенного человека или истолкования Библии» (Уолтер Мартин. «Царство культов»). Не стоит рассчитывать на то, что российские законодатели продвинутся дальше, так как дальше гуманистическая философия не в состоянии сделать ни шага. Это определение секты применимо к любому объединению людей по религиозному признаку. В самом деле: Русская Православная Церковь – это люди, объединившиеся вокруг «человека» Иисуса Христа (понятие «Богочеловек» им неизвестно) и учения Церкви, истолковывающего Библию. Выражение «религиозная группа» можно заменить выражением «религиозное объединение», но толку от этого не будет. «Группа» будет отличаться от «объединения» только количественно, а качественно еретики будут уравнены с верующими. Порочен и критерий «традиционность». Во-первых, кто будет считать? Каков критерий традиционности? Время возникновения на территории России? Язычество тогда станет традиционной религией по закону. Любая дата откроет дорогу множеству сект.

А как различать секты? Следует отметить, что Церковь за всю свою историю осуждала многие ереси, но никакого юридического определения ереси не дала. Это вопрос духовный, а не юридический.

Из этого следует вывод: закон будет иметь расплывчатую формулировку, оставляющую лазейки для сект. При этом он в любой момент может быть повернут против любого религиозного объединения, в том числе и против Церкви.

Тут мы подошли к третьему вопросу. Вспомним, что основная цель закона – изгнание зарубежных проповедников. То есть все лжеучителя, возросшие на отечественной почве, обретут приличный вид. Зарубежные же легко среди них найдут себе посредников.

Автора данной статьи к христианству привела мысль о том, что не могли же быть его предки за последнюю тысячу лет дураками, поверившими в сказку, миф, легенду. Мне представилось, что они знали нечто, неизвестное мне. И я узнал это. Вера, как моя, так и других, основана не на традиции, а на истине. Но какова вероятность того, что Государственная Дума примет закон, запрещающий ложные исповедания?

Рассмотрим четвертый вопрос: что мы ждем от всего этого? Многие христиане ожидают, что по закону из России изгонят иностранные тоталитарные секты. Но вот неверующие надеются на установление некой общегосударственной идеологии. Почва для нее готова – в сознание людей прочно вбита идея Джелаледдина Руми: Бог – один, а пророки – разные; у каждого народа и времени – свой. Прибавим сюда участие в экуменическом движении, и станет ясно, что христианство окажется после принятия вожделенного государственного акта в опасности. Сейчас-то мы хоть можем обличить сектантов, тогда же они обретут абсолютно легальный статус. Ведь что-то будет запрещено, запрет будет наложен на «вредное» и «не наше», а все «полезное» и «наше» – не запрещено. После запрета у нас начнется формирование какой-нибудь «гражданской церкви», основанной на «общественных ценностях». Но это в отдаленной перспективе. А для начала, как вы понимаете, закон не будет работать. То есть его не будут исполнять и будут обходить. Ответьте: можно запретить зарубежной фирме сотрудничать с отечественной? А если первая финансируется неким тамошним культом, а вторая сама финансирует его точную здешнюю копию? Это дело может вытянуть один суд – Божий.

Если христиане, то пусть помогают нам по-христиански. Но об этом надо вести переговоры с их руководителями, урезонивать их, когда надо, обличать, призывать к порядку. А кто сказал, что если им запретить выступать под музыку на стадионах, то люди пойдут в церковь? Не пойдут. Они все равно будут под действием заблуждения. Пока не услышат нашей проповеди.

Ответим и на последний вопрос. Государство не может защитить людей от лжи. Император Константин Миланским эдиктом ввел свободу вероисповедания. И христианство стало верой империи. В условиях отсутствия гонений. Кто мешает сейчас (закона-то все одно нет!) противостоять лжи сектантов и беспардонности инославных? Вашему сыну сунули «Сторожевую башню» Свидетелей Иеговы? Прекрасный повод объяснить ему отличие Иисуса Христа от их другого «Иисуса». Ах, вы не можете? Но тут закон не поможет, вам надо учиться. Вместо вас никто этого не сделает. Истину надо знать. Это и есть дар Святого Духа, один из даров. Это – вера. Закон же – очередная химера, отвлекающая верующих от дел веры – сердцем верить и устами исповедовать.

Вадим СУПОНЕВ,

г. Ухта, п. Бельгоп, ОС-34\19, отряд № 3

От редакции

В чем-то с нашим читателем, пишущим из неволи, можно и не согласиться. Например, с неверием в действенность закона, ограждающего от духовной экспансии сект. Все же Госдума приняла уже немало нужных и полезных законов. Подобные законы действуют в других странах и все-таки ограничивают наплыв «ловцов душ». Да и принимать закон будут хоть и депутаты Думы, готовить же его будут специалисты, хотя бы на основании того же обширного зарубежного опыта. Однако нельзя не согласиться: в сути своей вопрос этот духовный, а не юридический и уповать на законотворцев «от мира сего» не приходится.

← Предыдущая публикация     Следующая публикация →
Оглавление выпуска

Добавить комментарий