Политика и христианство

Скупщина Черногории – так именуют парламент этой страны – приняла решение о вхождении в НАТО. «За» проголосовали 50 из 79 депутатов. А владыка Амфилохий Черногорский, ученик двух великих святых ХХ века – Паисия Святогорца и Иустина (Поповича), сказал: «Нет!»

На днях он выступил перед жителями палаточного городка, который с 27 сентября образовался в столице страны рядом со зданием парламента. Люди протестуют против предательской политики премьер-министра Мило Джукановича, который двадцать лет пытается вывернуть черногорцев наизнанку, сделать то, чего не удалось туркам, – лишить их чести. Среди прочего, участники стояния у Скупщины протестуют против вступления в НАТО.

Об этом и заговорил с ними митрополит Амфилохий, который, помимо Черногории, окормляет сербов Косово – самых упрямых сербов в мире, не пожелавших бежать с родной земли, несмотря на угрозы врагов.

Владыка Онуфрий

1

Онуфрий, Митрополит Киевский и всея Украины

Но, прежде чем продолжить рассказ о речи владыки Амфилохия, зададимся вопросом: может ли Церковь принимать участие в политической жизни страны? Мы видим, как на Украине лжепатриарх Филарет науськивает одних православных на других, требует покарать непокорных дончан, стал одним из самых яростных сторонников войны. Да, безусловно, он раскольник. Но ведь в прошлом он был митрополитом, да и в канонической Украинской Церкви есть люди, в том числе архиереи, которые мыслят примерно как он.

Теперь посмотрим, как ведёт себя подлинный глава подлинной Украинской Церкви – митрополит Онуфрий. Наслышан я о нём давно, ещё с той поры, когда он окормлял православных Буковины. И каждая история о нём укрепляла моё доверие к Церкви.

Скажем, в советское время Орест (так звали будущего митрополита Онуфрия) и ещё несколько ребят в школе отказались вступать в комсомол. Их вызывали к директору и часами заставляли стоять на коленях. Но они так и не сдались.

Каждый год владыка совершает паломничество на Афон, где нередко помогает братии убирать посуду со столов и подметать полы. Это для него обычное дело. Один из священников в России вспоминал, как впервые с ним познакомился. Дело было в стенах Троице-Сергиевой лавры. К семинаристам подошёл незнакомый им архимандрит, попросил исполнить какое-то хозяйственное послушание. Те отозвались неохотно, с ленцой. И тогда почтенный пастырь поклонился им земным поклоном, сказав: «Простите, братья, что я вас побеспокоил», – и ушёл. А молодые люди, изумлённые таким смирением, побежали его догонять.

Но не стоит обманываться насчёт его мягкости, советует человек, который хорошо знает владыку, – архимандрит Григорий (Зумис), игумен монастыря Дохиар на Святой Горе. Он говорит: «Нам бы в Грецию такого предстоятеля… Человек мягкий, благой, спокойный, но решительный… Внешне может показаться, что владыка – наивный добряк. Но на самом деле он очень жёсткий. Грамотно делает всё, что нужно Церкви, всё правильно делает». Когда Филарет в 1992 году задумал раскол, владыка Онуфрий стал одним из тех, кто с самого начала занял твёрдую позицию. Он наотрез отказался подписывать прошение к Патриарху Алексию о предоставлении Украинской Церкви автокефалии, выразив волю Буковинской Руси. Вспоминая о том времени, митрополит Онуфрий рассказывает: «Чётко и определённо видел, что это попытка уничтожить Церковь, хотя её никто не может уничтожить. Но те люди, которые боролись с Церковью, таким образом думали, что превратят её в политический клуб, который будет им рукоплескать и плясать под их дудку». В том числе благодаря ему удалось предотвратить все ужасы национализма, которые могли последовать, окажись Филарет во главе украинского православия.

При этом владыка Онуфрий хорошо различал, где раскол, а где временное случайное разделение, не затрагивающее дух Церкви. Ещё в середине девяностых он сдружился с митрополитом Лавром, будущим главой Русской Зарубежной Церкви, вернувшим её в лоно Русской Церкви.

Когда митрополит Онуфрий в 2014 году был избран главой православных Украины, ликовал весь православный мир, то было удивительное свидетельство, что Христос с нами. Можно представить, какой злобой исходили враги Божии, как рвали и метали националисты-раскольники. С тех пор их ненависть многократно возросла, страшно читать, что пишут о владыке на промайданных сайтах. Ведь одним из первых его деяний после восхождения на Киевскую кафедру стало посещение Одессы, где возле Дома профсоюзов он отслужил литию по всем погибшим 2 мая.

Многие хотели бы забыть об этом злодеянии. Руководитель страны открыто оправдывает злодеяние и прикрывает участников убийства людей в Доме профсоюзов. Совсем о другом говорил после литии Блаженнейший митрополит Онуфрий: «Погибло большое количество людей, которые стали жертвами зла и агрессии. Мы сегодня пришли сюда по своему христианскому долгу и верим, что Господь упокоит души всех убиенных…» Эти слова относились и к двум погибшим евромайдановцам, и к десяткам погибшим от рук националистов.

Два разных взгляда – раскольничий и христианский, подлинно патриотический, не разделяющий украинцев на своих и чужих. Наиболее остро это расхождение проявилось 8 мая 2015 года, когда святителя позвали в Раду Украины на празднование 70-летия Победы. Наша газета писала тогда: «Порошенко зачитал список участников АТО (войны на Донбассе), удостоенных звания Героя Украины. Присутствующие встали в знак почтения, а православные архиереи остались сидеть, вызвав ярость у националистов. Такого единства – на крови братоубийственной войны – пастыри поддержать не могли».

Это был вызов земной власти, это был подвиг. Власть ждала от Блаженнейшего, что он склонит перед ней выю в обмен на покровительство. А вместо этого – категорический отказ делить жертв братоубийственной войны на героев и врагов, молитва об исцелении душ, убеждение, что будущее Украины немыслимо без покаяния всех участников раздора.

Эта позиция, между прочим, вызывает раздражение и у некоторых православных в России, где митрополита Онуфрия обвиняют в том, что он молится за единую Украину. Возмущается, например, публицист Кирилл Фролов. Но митрополит Онуфрий даёт нам яркий пример, как должно вести себя православному в самых трагических условиях, когда твою страну, как звери, раздирают политические страсти. Церковь там претерпевает гонения, но при этом она единственная последняя сила, способная спасти Украину от гибели, вернуть ей мир. На наших глазах происходит нечто прекрасное, мы видим, как просияла Украинская Церковь.

Святитель и император

св Николай

Святитель Николай, архиепископ Мир Ликийских

К сожалению, наше понимание этой темы – Церковь и политика – искажено многими случаями, когда православные христиане по малодушию забывали об одном из своих послушаний – быть воинами, переставали понимать, что Церковь – это твердыня правды не только на Небесах, но и на земле. А так как с помощью плетения словес можно доказать всё что угодно, мы очень далеко ушли сегодня от святоотеческой традиции строить отношения с властью. Желание окунуться в политику, всё мерить с позиции мнимого патриотизма – одно искушение для христианина. Малодушие, попытка спрятать голову от жизни – другое.

Для контраста обратимся к примеру, который явил нам святитель Николай Чудотворец. Вмешивался ли он в дела мирские и даже политические? Ещё как вмешивался!

Однажды по пути на войну византийское войско остановилось на одной из пристаней Ликийской епархии. Прибывшие на кораблях солдаты начали силой отнимать у торговцев товары и продукты. Святой архипастырь немедленно туда отправился и взялся увещевать трёх военачальников. Те смутились и повели себя как добрые христиане. Обрадовавшись, святой Николай позвал их отобедать с собой и радушно принял. В последующие дни бесчинства были пресечены, виновные наказаны.

Но это не вся история, а только её начало. В отсутствие святителя в Мирах правитель Евстафий, подкупленный завистливыми людьми, осудил на смерть несколько неповинных жителей города. Узнав об этом, добрейший святитель, позвав с собой трёх военачальников, устремился в столицу епархии. Успели буквально в последний момент. Палач уже извлёк меч и примеривался к шеям жертв, лежавших со связанными руками. Но святитель вырвал оружие из рук палача и бросил его на землю. Когда же Евстафий попытался приблизиться к владыке, святой отвернулся, а затем грозно обличил его, пообещав суровые последствия как на земле, где император не одобрит казнь невиновных, так и на Небесах.

Но и это не всё. Изумлённые военачальники отбыли на войну, но святителя не забывали. Спустя какое-то время они вернулись в Константинополь, были награждены, и это вызывало зависть у некоторых царедворцев. Трёх доблестных воинов оклеветали, обвинив в организации заговора, и бросили в тюрьму. Они не понимали, за что арестованы, надеялись, что власти разберутся, но реально им грозил смертный приговор.

Узнав об этом, святитель Николай, согласно житию, явился императору во сне, потребовав освободить невиновных. А в случае непослушания пообещал поднять на мятеж всю Византийскую империю. Да, именно так.

– Кто ты такой, что смеешь угрожать нам и державе нашей? – спросил испуганный император.

– Моё имя – Николай, я архиерей Мирской митрополии.

Наутро, то ли напуганный, то ли рассерженный, император отправился к заключённым.

– Кто он, Николай? – спросил военных. – Расскажите мне о нём…

Возможно, в реальности всё было несколько иначе, но суть этой истории такова, что жизнь трёх человек святитель поставил выше мира в империи. Что значит мир там, где по приказу царя убивают невиновных? В истории Русской Церкви был подобный случай, когда святой митрополит Филипп восстал против монарха, проливавшего кровь подданных без особых причин. О том, что правда выше всего на свете, даже гражданского повиновения власти, учил и преподобный Иосиф Волоцкий. Разумеется, это не значит, что православные могут участвовать в разного рода цветных революциях, за которыми сплошь и рядом маячат враги Божии. Но не может быть и речи о том, чтобы потворствовать власти, позволяя ей творить преступления.

Митрополит Амфилохий

amfilohijeg

Амфилохий, митрополит Черногорско-Приморский

Я не знаю дословно, что именно сказал владыка Амфилохий черногорским обитателям «антинатовского городка», протестующим против изменника православного мира – Джукановича. Известна лишь одна фраза: «Настоящая Европа – Европа Данте, а не та, что бомбардировала Черногорию».

Но святитель не в первый раз выступает против НАТО, поэтому обратимся к сказанному прежде.

«В чём смысл существования НАТО после прекращения деятельности Варшавского договора? – спрашивал он недавно. – НАТО начал свою деятельность после прекращения существования СССР с разрушения Югославии, военных действий и бомбёжек Сербии и Черногории, Боснии и Герцоговины, Косово и Метохии. НАТО сейчас – это пакт, который несёт агрессию на Восток. Позор – то, что делает НАТО в Афганистане, Иране, Ираке, Сирии, Ливии. Позор и срам!..»

«Как это вообще возможно, чтобы в Черногории приняли решение вступать в пакт НАТО? Против чего и кого будут тогда воевать черногорцы? Против России? Но это же сумасшествие! Вся история Черногории всегда была историей братства и сотрудничества с Россией. И вдруг – власти Черногории принимают какие-то экономические санкции против России! 99 процентов населения страны против этих санкций. Но для своих личных интересов администрация Черногории решила таким образом „повоевать“ с Россией. И чем эти санкции могли напугать Россию? В Черногории смеются: „Что такое санкции Черногории против России? Это когда черногорцы не будут играть на гуслях!“».

«Александр Невский сказал истинные слова: «Бог не в силе! Бог – в правде»! И правда обязательно победит и в Косово, и в Метохии! И на Украине. В Киевской Руси!»

Это легко говорить у нас. Но в Черногории власть придерживается совсем других принципов. Над палаточным городком в Подгорице развеваются флаги Черногории, Сербии, России и Греции, символизируя единство православного мира. Общество ещё не забыло, как американские «Томагавки» били по самой высокой горе страны, Лочвен, где стояла тогда телевышка. После жестокого сноса лагеря протестующих бульдозером, избиений и арестов оппозиции премьер Джуканович, опасаясь попасть в руки демонстрантов, позорно бежал из страны.

Патриарх Алексий

alexy2

Патриарх Алексий II

Если говорить о России, мы не можем не вспомнить, как в октябре 1993-го Церковь сделала всё возможное, чтобы предотвратить трагедию, даже обратилась с воззванием: «Мы особо призываем не допустить вовлечения армии и правоохранительных структур в политическую распрю. Если воинство и силы охраны порядка будут принесены в жертву политическим амбициям, те силы, которые толкнут на это, совершат не только убийство, но и самоубийство. Вообще тот, кто прибегнет к насилию первым, будет неизбежно обречён на поражение и проклятие».

Когда же Церковь не услышали и произошёл кровавый штурм Белого дома, прозвучало слово Святейшего Патриарха Алексия: «Эта кровь вопиет к небу и, как предупреждала Святая Церковь, останется несмываемой каиновой печатью на совести тех, кто вдохновил и осуществил богопротивное убийство невинных ближних своих. Бог воздаст им и в этой жизни, и на Страшном суде Своём».

Многие известные представители интеллигенции – люди, претендовавшие на звание «совести нации», – потеряв остатки собственной совести, требовали продолжения расправы. Но Святейший твёрдо, очень жёстко потребовал прекратить гонения. Сегодня мы видим, что слова Святейшего во многом исполнились уже «в этой жизни».

Это ещё и примеры того, как должно бороться за уважение к Церкви. Вот уже лет десять, если не больше, раздаются голоса некоторых православных миссионеров, настаивающих на том, чтобы «идти навстречу молодёжи», изображая православие чем-то ужасно современным. Что конкретно для этого нужно делать, миссионеры сами не знают: ездят на мотоциклах вместе с рокерами, фотографируются со «звёздами», ведут блоги в Интернете, часто неудачные, отпускают шутки, подчас скабрёзные. Всё это если и даст какой-то эффект, то, в лучшем случае, неглубокий, в худшем – люди отшатнутся. От православных ждут совсем другого. Нравственного совершенства, мужества, нестяжания, готовности идти на жертву ради интересов народа. И конечно же, слова Божьего. Это самое главное. Но услышать его человек захочет лишь тогда, когда поверит лично тому, кто это слово Божие молвит. Если тебе не верят, лучше молчи – иначе это лишь поминание имени Господа всуе. Даже попугай, читающий молитву, будет выглядеть менее смешно, не столь неприглядно, ведь он птица безгрешная.

Как заслужить право говорить о Боге? Прежде всего жизнью во Христе, Господе нашем – грозном и любящем. Радостно, что достойные примеры для этого у нас перед глазами.


←Предыдущая публикация     Следующая публикация →
Оглавление выпуска

1 комментарий

  1. Наталья Чернавская:

    Гладко было на бумаге, да забыли про овраги, а по ним ходить.
    Мир на Донбассе и единая Украина — это утопия.

Добавить комментарий