«Когда обещаешь что-либо, должен исполнить »

АВТОР: Виктор Королёв

Расскажу о замечательном человеке, священнике Сергие Пухе. К сожалению, о себе поведать он уже не сможет – батюшка отошёл ко Господу 19 января 2016 года. Что ж, пусть о нём расскажут его письма…

Протоиерей Сергий Пух. Фото 2005 г.

Протоиерей Сергий Пух. Фото 2005 г.

Наша переписка берёт начало в конце 1980-х. Тогда в подмосковном Фрязине мы решили организовывать вечера встреч с пастырями и учёными. Зал дворца культуры переполняли слушатели! Не хватало духовной литературы, хранителями и издателями которой были и зарубежные соотечественники. Мы решили отправить десяток писем. Ответ пришёл один – из Великого герцогства Люксембург от протоиерея Сергия Пуха. Как я потом понял, отец Сергий всегда старался быть в курсе российской действительности и, надо заметить, ждал получения ценных для него номеров газеты «Вера»-«Эском» – их он пересылал и своему дорогому собрату, епископу Женевскому и Западно-Европейскому Амвросию (в миру князь Пётр Петрович Кантакузен, †20.07.2009).

Откуда же в Люксембурге русский дух, православный храм вблизи от деловой части города? Здесь нужно вернуться к событиям давним. Папа будущего священника – кадровый военный Роман Филиппович Пух – в конце 1917 г. сражался на Дону в Добровольческой армии. О нём говорили: «Пух останется всегда пухом, лёгким, проворным и вездесущим!.. У него всегда одна команда: “Не пригибаться! Вперёд!”» Но в ноябре 1920 года Белая армия оставляет Крым.

Начинаются странствия на чужбине. Сын Сергий родился в Болгарии 18 августа 1926 года. На следующий год семья переселяется в Люксембург вместе с несколькими сотнями наших из Болгарии и других стран. Русский человек не может жить без храма. У Романа Пуха замечательный певческий голос, в своё время был канонархом в полтавском соборе. Родители воспитывали своих чад в страхе Божием. Отец Сергий рассказывал: «Мой отец носил имя преподобного Романа Сладкопевца. Он объединил всех хористов, желающих петь, по памяти написал необходимые песнопения, которые поются и сегодня в храме. Русская колония жила своими думами, светлыми надеждами. Молились Богу. Службы совершали регулярно. Помню, мне было пять лет, приходил с мамой в церковь и стоял как свечка до конца». Как вспоминал батюшка, долгие годы они жили, так сказать, на чемоданах. «Отец всё ждал перемен в России, чтобы сразу же взять нас и поспешить на родину… Не дождался он падения коммунизма. Умер и похоронен среди своих соратников. На памятнике надпись: “Полковник Роман Филиппович Пух 01.10.1889–16.06.1958”».

Перед войной русские трудились на керамическом заводе в люксембургском местечке Мертерт. А их дети учились в школе и постигали местный язык. Но в семье жила русская речь, детей учили русскому, родной истории и географии. Своего храма не было, службы совершались в собственных домах и, по договорённости, в католических храмах. Русская община жила бедно, но сплочённо. С приходом войны русская колония стала покидать Люксембург. В мае 1940 г. страна была оккупирована Третьим рейхом, и позднее (1942 г.) Гитлер объявил её частью Германии. Нависла угроза отправки русских мужчин в армию на Восточный фронт. Русские эмигранты не могли воевать против Родины, даже большевистской. В это время Сергей Пух занимался крестьянским трудом: пас скот, пахал, полол… Вскоре его с мамой и сестрой отправляют отбывать трудовую повинность на известковом заводе.

…Передо мной папка писем протоиерея Сергия Пуха и приходских листков – «Весточек» – за два десятка лет. В одном из писем батюшка вспоминает: «О себе хочу сказать. В конце моей учёбы в колледже я прочитал в газете, что один архитектор ищет чертёжника, а я любил рисовать, и я пошёл к нему. Он платил мне гроши, но я чертил в обед, после уроков вечером и… запустил учёбу, не сдал выпускного экзамена. А тут брат подрос – кончил школу и поехал в университет, и я стал помогать ему. Сестра тем временем работала в банке и меня туда перетащила, начал я “новую” карьеру и шаг за шагом доработался до шефа экспорта и импорта. Ушёл на пенсию в 65 лет. Ни разу не просил надбавки, ходил в церковь, пел, читал и молился, и Господь Бог вёл меня, не сомневаюсь. Никогда не знаешь, куда направит Господь Бог, если ты в Него веруешь, если обращаешься к святым» (2002).

В банке он встретил и свою будущую супругу. 4 сентября 1955 г. состоялась свадьба Сергея и Эмилии (Емилии). Банк – дело профессии, а дело Божие было в сердце Сергея: в 1957 году святой архиепископ Иоанн (Максимович) постриг его в чтеца в брюссельском храме. Вот как об этом вспоминал батюшка: «Накануне воскресенья пришёл я к владыке Иоанну и ему сообщил, что хотел бы стать чтецом. Он ответил: “Хорошо ты сделал! Приходи завтра утром, и я тебя постригу в чтецы”. Кто-то всё время шептал: “Не иди завтра в церковь. Подожди, скажи владыке, что придёшь позже” и т. п. Встал я спозаранку и направился к собору. Я знал, что владыка совершал проскомидию очень рано. Подойдя к церкви, я услышал что-то вроде стука по полу. Приблизился я к иконостасу и увидел владыку. Сгорбившись над жертвенником, он, не поворачиваясь, спросил: “Не хочешь больше быть чтецом? Вот видишь – он тут вертится под ногами”, – и владыка опять топнул ногой, что сильно отозвалось в пустом храме. “Буду, буду”, – произнёс я. “Вот видишь, вот он, который тебе мешал спать ночью. Вот он слезает по ступенькам. Когда ты обещаешь что-либо, ты всегда должен исполнить своё слово!” И он постриг меня в чтецы».

Эмми и Сергей Пух

В 1958 г. Сергей похоронил папу. На следующий год Сергей и Эмилия Пух уехали в Америку. Способный финансист, свободно владеющий пятью языками, Сергей Пух стал ценным работником в банковской сфере. Впоследствии это позволило ему занять место в «Банке Женераль» в Люксембурге. Живя же в Нью-Йорке, он был церковным певчим и чтецом, выучился в русской семинарии Зарубежной Церкви. Получил американское гражданство.

В 1973 году на фоне благополучия и перспектив банковской карьеры пришло испытание: непонятная болезнь и три тяжёлые операции. Смертельный исход стал совершенно реален. Больной молился Богу об исцелении. Горячо молились мама, милая супруга Эмилия и приходской батюшка. Господь смилостивился: внезапно болезнь отступила. Отец Сергий вспоминал: «Это было знамение. Я понял, что Господь Бог продлил мою жизнь. Но просто так ничего не бывает. Я воспринял эту милость Всевышнего как указующий перст и дал обет: всю оставшуюся жизнь посвятить служению Богу… Меня манил Люксембург, не сам по себе, а потому, что там мы оставили часть своей души и что там когда-то жила наша русская община». В 1973 г. в нью-йоркском соборе состоялось рукоположение Сергея в диакона.

Теперь было необходимо собрать средства на строительство храма. Чтобы иметь первоначальный капитал, отец Сергий выставил на продажу собственный дом в США. Милостью Божией дом был продан. В январе 1974 г. отец Сергий и матушка Эмилия вернулись в Люксембург. Вскоре архиепископ Антоний (Бартошевич) в брюссельском храме рукоположил о. Сергия в иерея. Батюшка обратился к русскому рассеянию с просьбой о пожертвованиях. Возник и вопрос о месте, где строить храм. Познакомившись с православным священником и узнав о его проблемах, власти Люксембурга долго решали, выделять ли землю для храма. 18 октября 1975 года приход посетила чудотворная икона Божией Матери «Курская Коренная». Прихожане вместе с о. Сергием горячо молились ко Пресвятой Владычице о помощи в осуществлении долгожданной мечты – иметь собственный храм. И чудо явилось. Спустя неделю о. Сергий получил разрешение. В настойчивости батюшке не откажешь: преодолев все административные противодействия, получил от муниципалитета участок земли под церковь в пяти минутах от самого центра столицы! Началась многотрудная и хлопотная жизнь. Днём о. Сергий Пух – банковский служащий, вечером – все силы отданы вопросам проектирования и строительства храма. Учитывались даже чрезвычайные обстоятельства: если в случае урагана купол рухнет, то не иначе как в пределах территории храма.

20 мая 1979 года состоялась торжественная закладка храмового здания. Расписывать фрески приезжал замечательный иконописец архимандрит Киприан (Пыжов) из Джорданвилля. В 1982 году состоялось долгожданное открытие храма. Отец Сергий продолжал днём работать в банке, а вечером и в воскресные дни шёл на службу в родной храм. Отработав в банке сорок три года, он вышел на пенсию и всё своё время отдал храму. Отец Сергий заработал достойную пенсию – можно было бы безбедно жить, отдыхать, путешествовать. Но времени на курорты и путешествия у него не было. Он даже не понимал, как это священник может уехать в отпуск. С юмором рассказывал: «Вокруг нас в Германии, Бельгии, Швейцарии и во Франции священники уезжают на месяц и больше в отпуск. А от чего священникам надо иметь отпуск? От богослужения? Владыка Антоний мне сказал как-то: чтоб прихожане немного отдохнули от вас». Отец Сергий в конце 80-х годов был благочинным для приходов Бельгии, Голландии и Люксембурга, окормлял французские приходы в Страсбурге и Нильванже.

В 90-х в России расцвели безработица, нищета и преступность. Благополучная и сытая Европа стала притягательным магнитом. Волна новой эмиграции из бывшего соцлагеря потекла в Западную Европу. Всполошились даже банки: в 1995 году о. Сергий Пух получил официальное приглашение на 26 октября в Страсбург, на конференцию банкиров на тему: «Бандитизм и мафия в Европе».

храм св. апостолов Петра и Павла в Люксембурге

Батюшкины письма рассказывают о пастырских буднях, полных событий. Отец Сергий во Франции венчал грузинку, «ухаживающую в онкологической клинике за 12-летней дочкой. Дочка и восемь её сверстниц изнасилованы директором общежития, в котором они проживали» (1996). В другом письме батюшка рассказывает о приключении в паломнической поездке. «Сослужил владыке Амвросию (Вивейскому) в г. Бари. На обратном пути – молебен в храме Святителя Амвросия Медиоланского в Милане. В районе вокзала ко мне подошла девчонка лет двенадцати и показывает в правой руке газету, где жирным шрифтом написано заглавие. Она, видя мою сосредоточенность на газете, схватила левой рукой мою правую руку, её подружка схватила мою левую руку, а третья преступница занесла руку на мой бумажник в заднем кармане брюк. Но матушка подоспела, отшвырнула третью девчонку и дала мне возможность освободиться от объятий других. И это в Милане в 12 часов дня» (1994). Бесы всегда бодрствовали, на покой не уходили. За неделю до престольного праздника храма Святых апостолов Петра и Павла в Люксембурге случилась попытка ограбления церкви. Полицейские извинялись за небольшую задержку с приездом: недалеко произошёл другой взлом, а по соседству изнасиловали женщину (2004).

Весной 1996 г. семья Пух переехала на новую квартиру, которую церковный приход решил приобрести для служащего священника. Прежде, до о. Сергия, батюшки приезжали на приход раз в месяц и останавливались на ночлег у мирян. В банке был взят заём – и квартира приобретена. Батюшка писал: «Много работы! Приготовляешь бумаги, ходишь к нотариусу, сговариваешься с банком, с маляром, с перевозочной фирмой. И масса других мелких работ, которые отнимают время и причиняют массу переживаний» (1996). Случались и казусы. Предстоял престольный праздник. Приезжает правящий архиерей. Владыка готовится постригать нового чтеца, а стихарь… забыли приготовить. Батюшка Сергий бегом в алтарь и… стягивает с ничего не понимающего прислужника необходимый стихарь (1995).

Квартира Пух была заполнена пакетами и коробками, которые батюшка и матушка отправляли бедствующим в Россию, Белоруссию и другие страны. Всё было непросто и не всегда в радость. Украинские власти от христианской помощи отказывались: украинская таможня все посылки возвращала. А один сибирский получатель запросил присылать помощь только в евро. Батюшка был расстроен таким «наставлением», ведь он был пенсионером, получавшим не евро, а доллары. Другая просительница из Костромы не пожелала получить деньги через банк, а посоветовала переслать наличные в книжной посылке (1997). Попадались и нечестные. Батюшка проверками не занимался. Лишь иногда его друзья могли получить какие-либо подтверждения от просителей.

На Рождество Христово 2000 года батюшка отправил свыше 200 конвертов соотечественникам и друзьям. Летом печально заметит: «Замечаю, теперь люди становятся нахальнее… От чистого сердца хотел в своё время помочь тому или другому, а теперь вижу, что те или другие требуют помощи и пишут по три и больше раз – напоминают!» (2000). О новых переселенцах батюшка с горечью пишет: «Мы мечтали вернуться, а эти убегают из России» (1997). Одна русская пара, обосновавшаяся недалеко от столицы Люксембурга, пригласила освятить дом. Всех же помещений оказалось 26. Батюшка освящал «ровно три часа. Устал изрядно. Приехал домой и в кресле сразу заснул».

После чернобыльской катастрофы в Люксембурге принимали на лечение тяжелобольных. Многих отец Сергий поддерживал, часами просиживая у постели болящих. Посещал пастырь госпитали, тюрьмы и старческие дома. Как-то в стареньком госпитале сказали, что у них есть русская женщина. Отец Сергий вспоминал: «На мой стук последовал слабый голос: “Войдите!” Я вошёл. В комнате посередине большой пустой стол, и у стола на единственном стуле – старенькая женщина. “Какое счастье вы мне принесли, батюшка, – обратилась она ко мне. – Я тут одна. Все мои подруги уже на том свете”. Тут я понял, что из себя представляет счастье! Делать добро…» (2004).

Годы летели. Здоровье слабело. Как-то матушка Эмилия хворала почти месяц, а всего лишь ужалила пчела. Батюшке предстояло служить в храме с сильными болями в ногах (2000). Матушка была верным помощником в служении митрофорного протоиерея Сергия Пуха. Вот он потихоньку идёт по храму, кадит. У каждой иконы цветы. Из письма отца Сергия: «Сколько раз я слышал, как матушка обращается к ним: “Поднимите головку!”, “Распусти листочки!”, “Хочешь водички?” и многое другое. И я замечал, цветы отвечают тем, что головки, листочки приходят в себя, и водичка также делает своё дело» (2000)…

Читатель «Веры», помяни протоиерея Сергия в своих молитвах. Он был незабвенным миссионером, благотворителем и настоящим бессребреником! Он прожил долгую жизнь, без малого 90 лет, и никогда не видел Россiи, но был русским, и любил наше Отечество и Церковь Русскую лучше, чем мы.

← Предыдущая публикация     Следующая публикация →
Оглавление выпуска

4 комментариев

  1. Александр:

    Храни Боже Святого Сергия и Святую матушку Емилию (Амалию), для меня они Святые

  2. Аноним:

    Огромное спасибо вам за вашу статью!

    • Аноним:

      Это Святой Человек, Он крестил меня, он мой Крёстный, и я счастлив что он мой крёстный, Это Человек достоин статуса святых его заслуги что он делал для людей и как он любил всех, он святой, лично это моё мнение, и матушка она тоже Святая

    • Александр:

      я хочу узнать где его могила, чтобы поклонится ему

Добавить комментарий