“Едут, едут по Берлину…”

Бойцы Казачьего кавалерийского корпуса Кириченко на привале

Кто хоть раз да не слышал эту песню?..

По берлинской мостовой
Кони шли на водопой,
Шли, потряхивая гривой,
Кони-дончаки.
Распевает верховой:
«Эх, ребята, не впервой
Нам поить коней казачьих
Из чужой реки».

Но мало кто знает, что казаки не только брали Берлин и поили коней в Шпрее, а первыми вышли к реке Эльбе – самой западной точке, куда продвинулись по Германии наши войска. Перед этим 3-й гвардейский казачий корпус стремительно прошёл с боями 250 километров, разгромив знаменитую дивизию «Герман Геринг» и ещё три гитлеровские дивизии и взяв в плен более 14 000 солдат и офицеров противника. На тот момент в составе Красной армии сражалось более сорока казачьих кавалерийских дивизий, не считая отдельных кавалерийских, танковых и других полков, полностью укомплектованных казаками с правом ношения своей формы. На деньги казаков было построено несколько танковых колонн. 262 казака (официально) стали Героями Советского Союза. В их числе, например, был Константин Недорубов, воевавший ещё в Первую германскую и ставший полным Георгиевским кавалером. В 1942 году он командовал казачьей сотней, которая в бою под станицей Кущевской в рукопашной схватке уничтожила свыше 200 солдат Вермахта, из которых 70 было на счету 52-летнего Недорубова. То, что в начале Гражданской войны он воевал за белых, не воспрепятствовало в Великую Отечественную дать ему Звезду Героя. В 45-м совместно с монгольскими конниками казаки громили и японцев. И на Параде Победы они прошли по Красной площади в своих «старорежимных» казачьих мундирах…

Такова история «красных казаков». На самом же деле в Великую Отечественную воевало не сорок казачьих дивизий, а намного больше. Только эти солдаты официально казаками не считались, наоборот, они скрывали своё происхождение, поскольку относились к репрессированной части казачества. С внуком и правнуком таких воинов, воркутинским казаком, я недавно встретился.

Воркута хоть и заполярный город, но и здесь казаки есть. Нынче на Пасху шли они по городу с хоругвями во главе крестного хода. В папахах и коротких казачьих полушубках смотрелись вполне органично на фоне сугробов и привычной здесь весенней метелицы. Также казаков в Воркуте можно встретить и в храме Архистратига Михаила, который они считают своим казачьим храмом, поскольку его настоятель, протоиерей Василий Шутко, является их полковым священником и духовником. Но откуда они в заполярной Воркуте?

Атаман межрегиональной организации Казачье братство «Спас» Игорь Некрасов рассказывает:

– После революции декретом ВЦИК и Совнаркома казачество как сословие и казачьи формирования были упразднены. А затем последовали ссылки, репрессии, расстрелы. Многим, чтобы спастись, приходилось переезжать с места на место, менять фамилии. Из-за гонений они оказались рассеяны по всей территории Советского Союза. Много казаков и их потомков осело в Воркуте.

– А кто был инициатором возрождения казачества в Коми? – спрашиваю атамана.

фото Шелудько Петр Васильевич

– Четверо потомственных казаков – Алексей Сизякин, Александр Бордовой (их уже нет с нами), Евгений Строк и Александр Горбунов – в ноябре 1992-го начали это дело. Очень трудно верили люди в то, что теперь можно открыто называть себя казаком. С 1995 года в состав организации вошёл и Пётр Васильевич Шелудько. Он воевал в Великую Отечественную в СМЕРШе – не в заградотрядах, а в том подразделении, которое выявляло диверсантов и шпионов. В годы войны их было очень много. Он участвовал в боях под Сталинградом. После ранения в 44-м был направлен на службу в Воркуту, которая снабжала в военное время страну углём. До самых последний дней, а он умер четыре года назад, Пётр Васильевич очень активно участвовал в общинной жизни города, был председателем Совета стариков Казачьего братства «Спас», которое действует с 1998 года. Сейчас отделения нашего Братства есть в разных городах и сёлах.

– Ваши предки тоже из казаков?

– Да, но, к сожалению, о них я мало чего знаю. Отец первый раз заговорил со мной на эту тему, когда я уже школу закончил и служил в армии. Но больше о моём роде мне рассказала моя бабушка, коренная москвичка Евгения Козлова. Она и сейчас, слава Богу, жива, пишет стихи, издала несколько книг. Ей 93 года. От неё я узнал подробности о своём прадеде Иосифе Петровиче Тищенко. Я его помню ещё с детства, когда мы приезжали с родителями в Ялту, где прадед жил после войны. Он брал меня за руку, и мы отправлялись гулять по набережной. Помню, как во время шторма он специально подводил меня поближе к парапету, чтобы брызги от волн окатывали нас с головы до ног. С малых лет он воспитывал во мне мужчину. Один я, конечно, испугался бы и убежал, а с прадедом ничего не боялся – он стоял спокойный, как защита и как громоотвод от всех несчастий и бед.

Иосиф Петрович – потомственный донской казак, начинал служить ещё офицером царской армии. После революции воевал в Красной армии, был начальником штаба у комдива Щорса. Помню, что у него был именной наган, подаренный Щорсом. Также показывал нам наградную шашку с гравировкой за взятие Златоуста. После Гражданской он был командиром дивизии. Его трижды разжаловали в майоры, и только прошлые заслуги уберегли от расстрела. Насколько знаю, в первый раз его разжаловали за то, что женился на бывшей жене «врага народа». Дворянка, она, как и двое её детей, не отреклась в 37-м от отца, который был арестован по страшной 58-й статье.

В 1943 году прадед был замначальника Ленинградского округа по тылу в блокадном Ленинграде. После снятия блокады прошёл войну до победы над Японией, затем был направлен служить в Крым.

Жизненные обстоятельства у прадеда сложились так, что у него не было своих детей. Он воспитал 14 приёмных. Двое – это дети его супруги, а ещё 12 они взяли из детских домов. Всем детям они дали высшее образование. Один из них, Игорь Иосифович, стал капитаном атомной подводной лодки, которая совершила первое кругосветное путешествие и всплыла возле Кубы во время Карибского кризиса. Сейчас фотография Игоря Иосифовича Тищенко висит в военкоматах наших северных морских городов, где призывникам показывают моряков-героев, которыми нужно гордиться.

фото Алексей Иванович Некрасов

– Воевал и мой дед Алексей Иванович Некрасов. Он тоже из потомственных донских казаков, – продолжает рассказ Игорь Геннадьевич. – Мы с дедом даже внешне похожи. Он с первых дней войны участвовал в обороне морского порта Лиепае, который необходим был немцам для дальнейшего развития наступления. Для усиления обороны порта советское командование послало 67-ю стрелковую дивизию, в которой служил мой дед. Ситуация складывалась сложная. Это понятно даже по тем директивам, которые поступали от командования. 23 июня пришла директива оставить порт. Люди не могли в это поверить, как и в то, что наши войска оставили Киев. 24 числа приходит директива: «Стоять насмерть», 25-го – «Оставить», 26-го – «Держитесь до победного конца». Бои шли ожесточённые, но 27-го окончательно было принято решение об отступлении.

На войне дед был тяжело ранен, его комиссовали в тыл. После этого прожил долгую жизнь, похоронен в Лиепае.

– А как ваша семья попала на Север?

– Отец мой бывший военный. Но ему пришлось уволиться из армии и стать шахтёром. До семи лет я жил с родителями на Сахалине, потом по вербовке родители переехали на Украину, а затем по распределению их направили в Воркуту. И вот уже больше 30 лет я живу в Воркуте.

* * *

Игорь Геннадьевич довольно часто приезжает из Воркуты в Эжву – город-спутник столицы Коми. Там находится управа особого Северного казачьего округа станицы Слободская. В этот округ входит и братство «Спас». Каждый вечер в управе шумно не только от казаков и посетителей, которые после работы решают здесь свои дела, но и от детей-дошколят, занимающихся по особой программе подготовки к школе. В зале заседаний, который одновременно служит молитвенной комнатой, рядом с иконами на стене – стенд «Фронтовыми дорогами». Он посвящён участию казаков в Великой Отечественной. Здесь выставлено оружие казаков: кинжалы, шашки, а также форма: погоны, шевроны, бурки, папахи. И фотографии дедов и прадедов, воевавших в Великой Отечественной войне. Смотрю на эти открытые, мужественные лица… Говорят, что кровь – не водица и что люди всегда повторяются в своих потомках. Дай-то Бог.


← Предыдущая публикация     Следующая публикация →

Оглавление выпуска

2 комментариев

  1. Аноним:

    Игорь, После войны твой дед Алексей Иванович был начальников автохозяйства авиазавода в Уфе. Затем по решению правительства СССР был направлен в гор. Ташкент где в три года окончил ТИИМСХА (Ташкентский институт ирригации и механизации сельского хозяйства). Проработав более трех лет в Узбекистане, был направлен на восстановление сельскохозяйственных предприятий Белоруссии. После этого работал в Крыму, где и вышел на пенсию.

  2. Аноним:

    Родная дочь Иосифа Петровича и Надежды Петровны Тищенко – Надежда Иосифовна. Постоянно жила в городе Минске. Работала инженером радиоцентра. Ее муж Эдуард- герой социалистического труда, депутат Верховного Совета БССР. Обыкновенный , но высоко квалифицированный стоночник НИИ министерства здравоохранения.

Добавить комментарий