Цветник духовный

Рубрика • Цветник духовный•

 

Заключенные СЛОН

Один из узников Соловецкого лагеря особого назначения Борис Ширяев рассказывал.

Борис Ширяев

Было это 70 лет назад, на Рождество 1926 года:

«На первый день Рождества думали всем бараком обедню отслужить затемно, до подъема, пока дверей еще не открыли. Но, видно, припозднились. Открывает охрана барак, а там отец Никодим «Херувимскую» с двумя казаками поет. Молившиеся успели разбежаться по нарам, а эти трое были уличены.

– Ты что, поп, опиум здесь разводишь?

Отец Никодим не отвечает – обедню прерывать нельзя, только рукой помахивает.

Все трое пошли на Секирку (в штрафной изолятор).

Весной я спросил одного из немногих, вырвавшихся оттуда, знает ли он отца Никодима.

– Утешительного попа? Да кто же его не знает на Секирке! Целыми ночами в штабелях «священные сказки» рассказывал.

– В каких штабелях?

– Не знаете? Зимой Секирная церковь, где живут штрафные, не отапливается. Верхняя одежда и одеяло отобраны. Так мы такой способ изобрели: спать штабелями. Ложатся 4 человека в ряд набок. На них – 4 поперек, а на тех еще 4, снова накрест. Сверху весь штабель всем имеющимся барахлом укрывают. Внутри надышим – и тепло. Заснуть, конечно, не можем сразу. Вот и слушаем «священные сказки» утешительного попа… и на душе светлеет…

Секирная гора и лестница

– Когда же он срок кончает?

– Кончил. На самую Пасху. Отслужил ночью в уголке Светлую заутреню, похристосовался с нами. Потом в штабель легли досыпать, он же про Воскресение Христово «сказку» сказал, а наутро разобрали штабель – не встает наш Утешительный, холодный уже. Надо полагать, придушился – он ведь в самый нижний ряд лег… Сколько человек он у нас за зиму напутствовал, а сам без напутствия в дальний путь пошел. Впрочем, зачем ему оно? Он сам дорогу знает».

 

← Предыдущая публикация     Следующая публикация →
Оглавление выпуска

Добавить комментарий