Автор: Михаил Сизов

Возвращение к Богу

14 апреля – сорок дней памяти архимандрита Евфимия (Шашорина)

Уроки русского

Размышления о писателе Валентине Распутине и его роли в Отечестве

Баварские сёстры

В нынешнем году исполняется 10 лет обители преподобномученицы Елисаветы в Бухендорфе. Это единственный православный женский монастырь на территории Германии. Наш корреспондент встретился с его настоятельницей, игуменией Марией (Сидиропуло). Матушка охотно отвечала на вопросы, тем более что газету нашу она знает, некоторые номера «Веры»-«Эском» выставлены в информационной комнате монастыря, куда водят паломников. ПО РАСПИСАНИЮ – Матушка Мария, поклон вам с Русского Севера. Никто из наших краёв у вас не подвизается? – Паломники-северяне изредка бывают. А среди сестёр у нас только две русские: одна приехала из Латвии, другая москвичка, но давно живёт в Германии. Есть сербка, латышка, две немки, я сама гречанка. Другие сёстры – из смешанных браков, в основном русско-немецких. – Вы российская гречанка? – Из тех греков, кто в 1921 году из Малой Азии, бывшей Византии, бежал от преследований. Они перебирались через Чёрное море в Россию, хотя там была уже не Россия, а РСФСР. С началом войны греков-переселенцев вместе с этническими немцами депортировали в Казахстан. В 1991 году моя семья переселилась в Грецию, уже оттуда я поехала в Германию. Здесь и пришла к монашеской жизни. – Как это было? – Честно говоря, монашеский путь у меня давно уже начинался, просто здесь он оформился. Познакомилась я с владыкой Марком (Арндтом), архиепископом

День за днём

Молодежь с Христом
Страсти по Кижам
Возвращение святых мощей

Сам не плошай

Каждый год с Рождественских чтений, которые проходят в январе в Москве, привожу я что-то новое для себя. Конечно, нынче Чтения уж не те, что прежде, но и они родили во мне какую-то новую мысль-ощущение: «Несовершенства “вообще” не существует, если оно возникает, то по воле человека». Как-то так. …Утро, чешу по Сретенскому бульвару, опаздывая на научную конференцию. Гудящий поток машин, озабоченные лица прохожих навстречу. Вот и нужное здание. Минут десять ищу парадную, начиная уже нервничать. Наконец во дворах натыкаюсь на неприметную железную дверь с табличкой: «Институт экономических стратегий Отделения общественных наук РАН». Под ней объявление, что конференция переносится на четыре часа. Ну и ну! – Тоже на конференцию? – раздался голос сзади. Подошедший священник с беспечным видом прочитал объявление и посоветовал мне: – Рядом Сретенский монастырь, там о монашестве говорят, сходите… Так я попал туда, куда и не думал идти. Монастырский актовый зал полон чёрных клобуков, похоже, один я здесь такой пёстрый. Усаживаюсь. Никуда спешить уже не надо… На стенах зала огромные панно: слева – колосящееся рожью поле, и свет с нарисованного неба так удивительно падает, словно поле живое; справа – бурное море в стиле Айвазовского. Не ликами святых зал расписан, а картинами присутствия Бога во всём. И то верно: не