Автор: Игумен Игнатий (Бакаев)

Эсэмэски

Игумен Игнатий (Бакаев)
В минувшем номере я дал номер своего телефона и предложил: кому нужна наша молитва, присылайте СМС с именами, будем молиться. В один из дней был рекорд – сорок две эсэмэски…

Услышать правду

«Правде научитеся живущии на земли» – этот стих возглашается на утрени Великим постом. Но что есть правда? Где, как и у кого ей научиться? Святая Церковь утверждает, что Солнце Правды есть Христос. Поэтому научиться ей можно только в Святой Церкви, при условии, что ученик не только воцерковлён, участвует в богослужениях и церковных Таинствах, но и постоянно понуждает себя к духовной жизни. Тогда Правда приоткрывается. А без неё все правдивые правдочки обслуживают ложь: идёт ли речь о правде фашистской, коммунистической, либеральной, майдане или антимайдане, правде ростовщической, правде продавца и правде покупателя. Во всех случаях одни группы людей по-фарисейски пытаются добиться превосходства над другими. И внутри семьи, и среди друзей, если люди служат не Правде, а правдочкам, постепенно создаётся невыносимая атмосфера. Один человек мне сказал, что иудеи распяли Христа по правде, по закону, ведь Он нарушил законы их бытия. Я смутился и успокоился только, когда понял: Он – Спаситель, Солнце Правды – пришёл в самый сгусток и средоточие лжи. Фарисеи ради своего превосходства не остановились и не остановятся ни перед каким преступлением до Его Второго пришествия. Фарисеи есть во власти, в учреждениях, в семьях, в Церкви, а в последнее время в связи с культом мамоны они множатся. Их отличительная черта – отсутствие

Дышите ради Бога

ДЫШИТЕ РАДИ БОГА
Игумен Игнатий (Бакаев

Будем жить!

/Игумен Игнатий (Бакаев)/ Я уже умирал. На улице был мороз и ветер, и, набродившись на лыжах, я сильно замёрз. Через веранду зашёл в келью, разделся и сразу же под одеяло. Было тепло и тихо, уже темнело. Уснул почти сразу, потом как бы проснулся от нахлынувшего приятного восторга. Сознание отмечало, что делается внутри меня, в моём теле. Стали раздвигаться фаланги пальцев рук и ног. Пальцы словно становились длиннее. Потом стали расти кисти рук, стопы, локти, колени, плечи, шейные позвонки и весь позвоночник – я как будто вытягивался, дыхание становилось реже и глубже, пульс замедлялся. Понимал – ухожу, но мне было так хорошо, что я боялся, что кто-нибудь помешает, нарушит это блаженное состояние, спугнёт приближающуюся смерть. Боялся, что раздастся телефонный звонок, но телефон всё-таки зазвонил. Рефлекторно с большим трудом взял трубку. Это был один из знакомых священников. Попросил о срочной встрече. Отвечаю: «Приезжай часам к восьми вечера». Он смеётся: «Спишь, что ли? Уже половина девятого». – «Тогда приезжай к девяти». Лёг-то я около трёх, то есть с тех пор прошло больше пяти часов, а мне показалось – не более получаса. Рядом на столе лежал тонометр. Померил давление, оно было 60х40, пульс 18, и это уже после разговора, что было до этого, не

Сиротка Бе-бе

/игумен Игнатий (Бакаев)/ Когда читаю Псалтырь, привлекают внимание слова: «Овцы их многоплодны… волы их толсты». Не скупимся и мы для своих животных, и они нас радуют. Как-то приехали к нам с телевидения. Уговорил зайти в хлев. Сняли кроликов, козлят, индюшек, а когда зашли в другую половину скотного двора, где были четырнадцатимесячный бычок Рыжик, козёл, а также дойные козы, каждый в своём загоне, то от удивления все ахнули, включая меня. Козёл залез на кормушку и, став на этом возвышении почти вровень с Рыжиком, с явным удовольствием вылизывал ему уши и морду. Бычок принимал это с удовлетворением, жмурился, потом промычал что-то и, в свою очередь, лизнул козла. Козёл упал с кормушки, но влез обратно и продолжил облизывать Рыжика, а затем рогами стал почёсывать ему шею. Сейчас козла перевели в другой загон, а его место заняла коза Душаня. Традиция, однако, сохранилась. Теперь Душаня лезет на кормушку, чтобы ухаживать за Рыжиком. Ещё наблюдаю, как котёнок, едва умеющий ходить, лезет в миску с едой нашей кавказской овчарки Рекса. И пёс оставляет котёнку еду, потихоньку, чтобы не испугать его, задним ходом исчезает в будке. А когда я прошлым летом делал клетки для кроликов, ко мне с негромким приятным пением подходила индюшка. Ласкалась, словно кошка, пыталась поднимать молоток,