Автор: Редакция

Письма к Богу

«У них свой мир. Особенный. Мир, от которого мы, взрослые, всё время удаляемся, не оглядываясь. И чем дальше, тем непонятнее становится нам эта страна – страна детства. А дети живут своим представлением о добре и зле, чести и бесчестии, человеческом достоинстве… они на “ты” с Вечностью», – написал Михаил Дымов в предисловии к своей книге «Дети пишут Богу». Она составлена из коротеньких ответов на вопросы: «О чём бы ты хотел спросить у Бога?», «Что бы ты хотел попросить у Бога?» и «Что бы ты хотел рассказать Богу?». Эти вопросы писатель задавал школьникам от шести до десяти лет в русскоязычных школах Риги. И что поразительно… Конечно, некоторые дети просили у Бога волшебную палочку, разные материальные блага, но подавляющее большинство из них в той или иной форме искренне желали, чтобы в мире было больше добра. И вопросы их удивительно глубоки. Сам писатель Дымов (настоящие имя и фамилия его – Ерахмиэль Вольфсон) военное детство провёл в интернате, куда попал после эвакуации из Риги. Героями его произведений были всегда дети. Умер писатель в 2004 г., оставив после себя рукопись последней книги «Здравствуй, Господи, навсегда!». Эти слова высекли на его надгробном памятнике. И всё же самым известным его памятником стало не художественное произведение, а вот

из жизни простых людей

Много лет из газет и журналов, выходящих у нас в Грузии, я собираю разные истории, поведанные читателями, простыми людьми. Они незамысловатые, но очень трогательные. Некоторые (последняя датирована 2013 годом) я перевела на русский язык для читателей «Веры». /Мария Сараджишвили/ Молитва перед иконой В декабре 2003 года украл меня человек, которого я не любила. Даже не предполагала, что он посмеет это сделать. Спрятали меня в Западной Грузии, да так, чтобы никто моего следа не мог обнаружить. Звонить домой похитители не давали. Представляете, каково было моей семье! Я уже потеряла всякую надежду, но, к счастью, заметила на подоконнике иконку Пресвятой Богородицы и попросила Её о помощи. В это время, оказывается, моя мама плакала и никак не могла успокоиться. На крики собрались соседи. Кто-то из вновь вошедших, видя её в таком состоянии, сказал: «Плачем дочери не поможешь. Лучше встань, иди к иконам и молись!» Мама встала и пошла. Рыдая, она от всего сердца попросила: «Неужели никто из этих ребят не верит в Бога?! Господи, молю Тебя, просвети разум того, кто из них больше в Тебя верит! Пусть даст моей дочери позвонить! Мне бы хоть услышать её голос, жива она или нет!» Видно, молитва моей матери была услышана. Вдруг один из похитителей подскочил на стуле

Мощи Серафима Саровского: потери и обретения

15 января – память второго обретения мощей преподобного Серафима Саровского (1991 г.) /Елена Мавлиханова/ Со времени кончины прп. Серафима в 1833 году до его канонизации в 1903 году прошло 70, а до наших дней – 180 лет. Для воссоздания жизнеописания преподобного Серафима срок относительно короткий. Но это время российской истории наполнено противоречивыми событиями, густо замешанными на умолчаниях и слухах. В результате вопросы, связанные с обретениями и потерями мощей о. Серафима даже в обозримом прошлом, подчас не находят внятных ответов. Следовательно, рождаются новые вопросы и легенды. Мотивом к написанию статьи стали мои диалоги с посетителями Дивеевского Свято-Троице-Серафимовского женского монастыря. Итак, хронология событий: 1902–1903 годы – освидетельствование всечестных останков прп. Серафима и принятие решения о причислении его к лику святых. 17 декабря 1920 года – вскрытие мощей. 21 августа 1921 года – закрытие мощей. 5 апреля 1927 года – повторное вскрытие мощей и увоз их из монастыря. Дата считается днём закрытия Саровского монастыря. Что известно о местонахождении мощей прп. Серафима с 1927 по 1990 годы? Начало кощунственной операции по вскрытию мощей прп. Серафима Саровского нужно отсчитывать задолго до 1920 года. Подлинные документы по вскрытию мощей Серафима Саровского долгое время были под спудом в недрах Минбезопасности (Архив МБ МССР). В 90-х саранскому историку

Человеческое, нечеловеческое и Божье

/Игумен Игнатий (Бакаев)/ Носом к носу встретились мы в коридоре диагностического центра. Спрашивает: «Отец Игнатий, вы меня не узнаёте?» Конечно, узнал сразу – дорогую родную Лидию. Она встречает крестоходцев Стефановского крестного хода у себя в Пажге, приглашает домой. Муж её – Вениамин Егорович – к этому времени натопит баню, приготовит душистых берёзовых веников. К ужину накрывается обильный стол со всеми деревенскими яствами. Нас приходило иной раз до шести батюшек да ещё мирян сколько-то. Молимся, усаживаемся, кушаем, общаемся до глубокой ночи. Явно Христос посреди нас, ведь мы собраны во имя Его. Пристраиваемся на скамеечку. Лидия спрашивает: «Батюшка, а зачем вообще нужны мучения, страдания? Неужели без этого нельзя обойтись, ведь Бог всё может». Она, конечно, знает ответ. А я вот растерялся. Но ответил всё-таки, что мучения за Христа приносят радость мученикам. А мучения от своей дури – дурь изгоняют и в Церковь подвигают. Но своим ответом я остался неудовлетворён. Похоже, не сказал самого главного. А что для человека самое главное? Бог! Всё, что с Ним связано. Читаю Евангелие от Марка (8, 33): «Он же… воспретил Петру, сказав: отойди от Меня, сатана, потому что ты думаешь не о том, что Божие, но что человеческое». Ничего себе! Первейшего Своего ученика Господь изгоняет от себя,

Слишком много Рождества

/Дино Буццати/ В раю, где обретаются животные, душа ослика спросила у души вола: – А ты помнишь ту давнюю-давнюю ночь, тогда мы с тобой были в каком-то хлеву, а там, прямо в яслях… – Дай подумать… Ну да, – подтвердил вол, – в яслях был только что родившийся младенец. Разве я могу забыть? Прекрасный такой младенец. – С тех пор, если не ошибаюсь, – сказал осёл, – прошло… сколько лет? – Ну что ты, с моей-то воловьей памятью! – А знаешь, кем оказался тот ребёнок? – Откуда мне знать? Люди те были пришлые. Малыш, помнится, родился замечательный. Непонятно, почему он никогда не выходил у меня из головы. Да, а родители у него были совсем простые. Скажи же, кто он? Ослик что-то прошептал волу на ухо. – Не может быть! – воскликнул тот потрясённо. – Правда? Ты, верно, шутишь? – Чистая правда. Клянусь… Между прочим, я сразу же догадался. – А я, признаться, нет, – сказал вол. – Наверное, ты умнее меня. Мне и в голову такого не могло прийти. Хотя, конечно, сразу было видно, что ребёнок необыкновенный. – Ну вот, с тех пор люди каждый год устраивают большой праздник, чтобы отметить его день рождения. И нет для них праздника краше.