Карая самих себя

Ровно пятнадцать лет назад, в декабре 2004 года, произошло страшное землетрясение в Индийском океане. Последовавшее за ним цунами погубило не меньше трёхсот тысяч человек, в том числе немало россиян. Многих неприятно поразила тогда реакция православного священника, который на одном из телеканалов заявил, что кара настигла наших туристов за нарушение Рождественского поста. Каждый из нас с чем-то подобным сталкивался, когда оказываются забыты слова Спасителя: «Или думаете ли, что те восемнадцать человек, на которых упала башня Силоамская и побила их, виновнее были всех, живущих в Иерусалиме?»

Поэтому сплошь и рядом не нужно никаких стихийных бедствий, чтобы люди сами себя и друг друга изводили. Несколько дней назад умерла крохотная девочка Настя Орлова, став жертвой проблем и интриг в российском здравоохранении. У ребёнка с рождения не работали почки, и держалась она с помощью диализа. Операции по пересадке детям весом до 10 кг делают лишь в одном месте в России – Национальном медицинском исследовательском центре (НМИЦ) здоровья детей. Совершает их один врач – Михаил Каабак, хирург, спасший за тридцать лет сотни людей.

Этой осенью его уволили. Как заявил директор центра Андрей Фисенко, Каабак выполнял работу, не будучи штатным сотрудником НМИЦ, вместо него принят другой медик, на полную ставку, так что не о чем беспокоиться. Директор упустил лишь одну деталь: принятый взамен врач почки детям ни разу в жизни не пересаживал. Что будет с четырьмя десятками маленьких пациентов, которые ждали очереди и оказались обречены, осталось за кадром.

«Вы бы уволили Каабака, если бы вашему ребёнку требовалась операция?» – спросили Фисенко. Ответ потрясает: «Как человек – нет, как администратор – да». То есть среди чиновников стало нормой разделять человеческое и административное. Пусть гибнут люди, но торжествуют правила, которые, кстати, в этой истории совершенно ни при чём. Незадолго до изгнания Михаилу Михайловичу пообещали место заведующего отделением и полную ставку. А потом указали на дверь.

Страшные слова произнёс отец Насти Орловой: «Все говорили: “Они ждут смерти. Кто-то должен умереть, чтобы дело сдвинулось”. К сожалению, это моя дочь». Операция была запланирована на 28 ноября. До увольнения Каабака девочка проходила у него курс поддержки, но, выставленная вместе с ним из НМИЦ, заболела пневмонией и скончалась. После этого дело сдвинулось с мёртвой точки – подключилась министр Скворцова, она вернула Каабака в НМИЦ, хотя и не сразу. Огромную роль сыграли волонтёры, например Маша Субанта, журналистка, посвятившая себя спасению детей. Петицию в защиту Михаила Каабака подписали 430 тысяч человек. Стоит сказать, что сейчас не 1990-е, откровенные безобразия с рук сходят всё реже.

Может быть, даже закроют уголовное дело на Каабака, клеветнически обвинённого в гибели одного из прооперированных детей. Всё давно опровергнуто, но дело продолжает где-то тлеть. И здесь мы подходим к подоплёке случившегося. Настоящей причиной увольнения Михаила Михайловича стал его многолетний конфликт с другим выдающимся врачом, главным трансплантологом Минздрава академиком Сергеем Владимировичем Готье. Без его участия уголовное дело не могло быть возбуждено: он автор экспертного заключения, вследствие которого было предъявлено обвинение в использовании препарата, не прошедшего клинические испытания в России. Это лекарство давно используется по всему миру, благодаря ему Каабак добился 97 процентов выживаемости после операций, но тут нашла коса на камень. Уголовным делом история не закончилась. Именно из-за применения этого препарата Каабака и изгнали из НМИЦ. С его слов, по настоянию академика.

А ведь на самом деле испытания этого лекарства у нас проходили. Выяснилось, что их проводил… сам Готье ещё в середине нулевых. Возмущённые люди начали собирать подписи под новой петицией, требуя увольнения на сей раз академика, но им объяснили, что это тоже не дело. В результате начнут умирать люди, потому что Готье – уникальный врач, незаменимый. Будучи не просто хирургом, а ещё и директором Института трансплантологии и искусственных органов, он так в интервью отзывается об этих своих организационных обязанностях: «Приходится заниматься всем… И прежде всего быть администратором, к сожалению. Для души это не так радостно». Как видите, и здесь, похоже, есть внутреннее противоречие, только между хирургом и администратором.

Сложностей с трансплантологией у нас много. Скажем, с больницами, где дети проходят диализ. Для врача главное, естественно, вылечить больного и отпустить его домой. А вот для администрации лечебного учреждения выгоднее не операция по пересадке, а чтобы ребёнок оставался в больнице на диализе, который приносит клинике по тарифам ОМС от 200 до 500 тысяч рублей в месяц. Здесь о многом можно рассказать, мы лишь едва коснулись темы.

И естественно, дело не упирается лишь в тему пересадки органов. Бесчувствие поражает нас всё сильнее, в первую очередь чиновников. Вспомним антифашистку Елену Бойко, выданную Украине, потому что она нарушила правила ФМС. Сидит сейчас в тюрьме. Регулярно сносят дома, потому что застройщик нарушил правила оформления участков. Так его и накажите, а чем провинились люди, купившие квартиры? Иногда они теряют всё, что имели. С каким-то упоением уничтожают качественные, но санкционные продукты. И ладно бы подальше от глаз, так нет, телевидение зовут, мол, смотрите, закон нелеп, но он закон. Это в стране, пережившей много голодных лет, блокаду. Что думают люди, глядя в телевизор?

«Как человек – нет, как администратор – да» – это не стихийное, а рукотворное бедствие, деформирующее все сферы жизни в России. Многие так увлеклись, что всерьёз перестают считать себя людьми, заняв кресло. Это ужасный вызов, с которым сегодня столкнулась Россия, и чиновники лишь верхушка айсберга. Мы этот разговор начали вообще не с них, а со священника, решившего, что Господь покарал людей за нарушение правила. Не надо всё сваливать на Бога, мерить Его по себе. Мы сами себя караем.

Добавить комментарий