Третий путь

Наблюдаю уже лет тридцать одно явление – приход в Церковь людей, которые верят в коммунистическую идею. Это началось ещё в 1980-е, а сегодня среди моих знакомых, которые верят в православный коммунизм, не только те, кто застал СССР, но и молодёжь. У нас с ними немало точек соприкосновения: это и вера в Бога, и неприятие капитализма с его античеловечными установками, и добрые воспоминания о том лучшем, что было в советское время. А хорошего было много, особенно после того, как закончились гонения на Церковь, ослабела монополия на истину. И всё же, сколь бы ни были мы близки, словно стеклянная стена остаётся между нами. Почему?

Я много размышлял над этим. Думаю, что это одна из главных, хотя и почти незаметных, причин, по которой рухнул СССР: мы потеряли глубину, как нравственную, так и историческую. Нравственную, потому что вера в коммунизм, знаю по себе, не преображала, затрагивая лишь верхние слои души, а народ как целое постепенно деградировал. Историческую – вследствие того, что сегодня все левые, в том числе христиане, которых я знаю, категорически отрицают дореволюционную Россию и негативно относятся к Царю-мученику. 1000-летней истории словно не было. Точнее, была, но какая-то малоприятная.

Много раз спорил на эту тему, в том числе с умными людьми. Скажем, с руководителем Союза левых сил Украины Василием Волгой. В советское время в силу своих православных убеждений он наотрез отказался вступать в ВЛКСМ, не говоря о КПСС. При этом он убеждённый социалист, марксист, колеблющийся между социализмом советского и скандинавского типа. Его герой – Ленин. Мой же – казнённый большевиками император Николай Александрович. И дело тут не только в именах – разделение глубже.

Часто представляют евангельского Иуду прирождённым предателем и корыстолюбцем, но это, конечно, не так. Иначе он не мог бы стать учеником Христовым. В Священном Писании можно увидеть две точки, через которое его предательство пролегает.

Одна из них относится к событию, когда Господь накормил тысячи человек несколькими хлебами и рыбами. Это привело к какому-то волнению среди апостолов и горьким словам Спасителя: «Истинно говорю вам: вы ищете Меня не потому, что видели чудеса, но потому, что ели хлеб и насытились». Нестроения продолжались и на другой день, когда Господь впервые сказал, что Его ждёт скорая гибель. После этого многие ученики отошли от Него, а Иуда встал на путь предательства. Что же произошло? Способность Христа накормить всех голодных пробудила мечты, в том числе о социальном рае. Но надежды на это были сурово пресечены Сыном Божиим, ответившим, какой именно хлеб следует искать христианам, и сообщившим, что Его вскоре ждёт гибель.

Вторая точка – история, когда Мария Магдалина, потратив, возможно, всё своё небольшое состояние на драгоценное миро, помазала им ноги Спасителя. Иуда начал протестовать, сказав, что лучше бы потратить эти деньги на нищих. Трудно согласиться с мнением апостола Иоанна, что Иуда сказал это, потому что был вором. В этом случае другие ученики, как минимум, отстранили бы его от должности казначея. Но самое главное – не один Иуда был недоволен. Вспомним: «Но Иисус, уразумев сие, сказал им: что смущаете женщину? она доброе дело сделала для Меня… возлив миро сие на тело Моё, она приготовила Меня к погребению».

То есть в обоих эпизодах мы видим недовольство учеников, а не одного Иуды. Он лишь не сумел остановиться там, где они удержались.

Сколько раз мы сталкивались с подобным подходом? Без счёта! И как правило, у тех, кто наиболее близок к социалистическому учению. Именно уход из Церкви таких, вполне честных и часто очень хороших, людей толкал общество к революции. Подчёркиваю: я не сравниваю сторонников социализма с Иудой. Вплоть до Воскресения все Христовы ученики в этом отношении мало отличались друг от друга. Это то, что сидит в любом идеалисте. Социализм – это тень, которую христианство отбрасывало с первых дней своего существования, и важно само учение с этой тенью не путать – мы знаем, куда это ведёт.

Это не означает, однако, что не следует ориентироваться на социальное государство, пытаться строить лучшее будущее и так далее. Это наши земные обязанности перед страной, перед народом. Очень хорошо на эту тему высказался Святейший Патриарх Кирилл. Две вещи он предлагает взять из советского прошлого.

Первое – любовь к справедливости: «А положительное было что-то? Или только глупое, простите, тупое следование указаниям из-за рубежа через соответствующие политические силы внутри страны? Мы ответили – было. Стремление людей к справедливости». Второе – солидарность: «Как только начинаем говорить о советском времени, одни идеализируют, другие демонизируют. А было нечто такое, что это время породило и что сегодня мы смело можем принять, включить в собственную философию жизни? Было. Солидарность. И никогда не надо забывать подвиг нашего народа. И не только военный подвиг. А те самые комсомольцы, которые на целину ехали, БАМ строили, не получая за это никаких наград и привилегий? Это чувство локтя, желание общими усилиями сделать добро для своей страны. Итак, солидарность».

Но явилось ли всё это лишь в советское время? Нет, кончено. И бесплатное или очень недорогое образование, и бесплатная медицина, и пенсии, и многое другое появилось у нас до революции. Особенно много сделал для этого Царь-мученик. Нет сомнений, что он строил именно социальное государство, что неграмотность к 1917 году стремительно преодолевалась, что Российской империи по плечу были очень серьёзные технические проекты. Уже к 1913 году мы по числу инженеров с высшим образованием сравнялись с Германией и вчетверо обошли Англию. Люди, создавшие первый космический корабль, первый атомный ледокол и многое другое, обязаны были не только своим образованием, но и мечтами прежней, погибшей, России. Не капиталистической и не социалистической, а православной державе, погубленной в тот момент, когда она совершала прорыв в будущее. Тем, кому покажется, что я сейчас рисую лубок, напомню, что и в СССР социальное государство сложилось лишь к 1960-м – до этого элементарно голодали.

Третий путь, альтернативный капитализму и социализму, существует. Вопрос в том, чтобы осмыслить его и встать на него.

Добавить комментарий