Свидетель века

Пётр Иевлев


Лойма, храм в начале 20 века

Храм в селе Лойма. Начало ХХ века.

Однажды меня заинтриговало редкое имя Авенир, которое необычно часто встречается вдоль реки Лузы: в Лузском районе Кировской области и Прилузском районе Республики Коми. В окрестностях Лоймы едва ли не каждый десятый житель имеет это имя или образованное от этого имени отчество. В старинных святцах встречается лишь один Авенир – царевич Индийский. Причина такой популярности, как оказалось, в местном почитании последнего лоемского священника Авенира Баклановского.

Он родился в 1885 году в семье Александра Павловича Баклановского, настоятеля лоемской Успенской церкви и благочинного церквей Прилузья. Отец Александр был очень опытным и мудрым священником. Достойно удивления одно только то, что он прослужил священником 54 года. Больше полувека предстояния у Престола! В своих детей он вложил лучшее, что смог.

С детства Авенир находился с отцом при храме, но прекрасно знал и крестьянский труд. Сельское духовенство в те времена не сильно отличалось в быту от крестьянства. Оно так же возделывало свой надел. По воспоминаниям старожилов, внешне батюшка был «средненький, не высокий, не низкий, не толстый, не тощий, а такой мясистый».

В 1906 году Авенир успешно закончил Вологодскую духовную семинарию в первом разряде. Первый разряд – нечто вроде нашего красного диплома. Первый разряд давал ему право безо всяких экзаменов поступать в академию либо служить на обеспеченном городском приходе. Но нет, он предпочёл стать простым сельским попом в своём родном селе, которое очень любил. В священный сан в том же году его рукоположил епископ Велико-Устюжский Алексий Бельковский, причисленный теперь к лику священномучеников. С другим священномучеником – Григорием Бронниковым – он сослужил первые годы, когда о. Григорий был дьяконом в Лойме.

Отец Авенир с учителями лоемской школы

Отец Авенир с учителями лоемской школы

Жителям Лоймы новый батюшка запомнился как высокообразованный и очень порядочный человек. Очевидцы всегда выделяли две отличительные черты характера о. Авенира: безоговорочная честность и чрезвычайная аккуратность во всём, что касалось богослужения. Всё готовилось, проверялось и перепроверялось задолго до начала службы, чтоб потом всё прошло без единой заминки.

Среди множества воспоминаний о батюшке, сохранившихся в народной памяти, интересна история с пропавшим мальчиком. В первый понедельник после Троицы подросток заблудился в лесу. Два дня его искали всей деревней, но не могли найти. Сообщили о. Авениру. Он молился всю ночь. Весной в лесу нет еды, ночи ещё холодные, и за три дня мальчик мог умереть. На следующее утро был отслужен молебен. В тот же день пропавший мальчик был найден живым, здоровым и даже не истощённым.

Всё, чего хотел о. Авенир от жизни, – быть священником в своём родном селе. И Бог дал ему образование, сан, настоятельство. В его большом доме были замечательная жена – учительница – и восемь детей. Но, как сказано в Писании, всему своё время, есть время радости и время печали…

С приходом новой власти поочерёдно подвергаются репрессиям семьи братьев и сестёр о. Авенира. Две его сестры, лишившись мужей, вынуждены были вернуться в родительский дом (в нём теперь жило 12 человек). Потом очередь дошла и до него. Сначала священника урезают в правах, потом лишают земли, которую пахал ещё его отец. При этом облагают неподъёмным сельхозналогом. Его дважды арестовывают по несостоятельным обвинениям, и он отбывает срок в лагере.

Во время второго ареста батюшки был интересный случай. Когда о. Авенира уже арестовали и посадили в телегу, к церкви приехали крестьяне крестить ребёнка. Но священник арестован, в храме погром. Что делать? Батюшка взял ребёнка на руки и попросил подать воды. Кто-то подумал, что он просит пить, и подал кружку воды. Взяв её, священник быстро, пока никто из комиссаров ничего не успел понять, трижды излил воду на ребёнка. Так крестил его, являясь уже арестованным.

В начале 30-х годов новая власть отбирает дом священника, выгоняя всю большую семью на улицу. «Последний горшок из печи вынули, кипяток на пол выплеснули и отняли горшок. Так ведь раскулачивали», – вспоминали старожилы села. В кулижской часовне, как особенная святыня, хранится одна из икон, принадлежавших о. Авениру.

После второго ареста уполномоченный по делам религии не дал разрешения священнику вернуться на свой приход. Батюшка вынужден был искать себе другой храм вблизи Лоймы, которую он так любил. Ближайший храм нашёлся в Кировской области, в селе Алёшево. В этом храме до него служил священником его старший брат, арестованный к тому времени. Но свой первый приход о. Авенир не оставил. Он при всякой возможности приезжал в Лойму, где совершал по домам требы и даже тайно служил литургию в отдалённых часовнях.

росписи храма, выполненные при о.А

Росписи храма, выполненные при о. Авенире

Однако храм в Лойме, оставленный без священника, так и не был пока закрыт. Этим решили воспользоваться обновленцы. В 1933 году они при содействии властей попытались отобрать храм. Для привлечения опального священника в обновленчество они обещали содействовать возвращению его в Лойму. Но, несмотря на всю любовь батюшки к своей родине, он остался верен Церкви и Патриарху Тихону, обличая пред всем приходом расколоучителей. Обновленцы не смогли переманить приход и вернулись ни с чем. Храм, не доставшийся обновленцам, был закрыт, осквернён и разграблен к очередной годовщине революции.

Так к потере дома прибавилось лишение храма. Но оставалась ещё семья. На неё теперь пришлась вся тяжесть гонений. Одна из дочерей умерла, так как никто не хотел оказать помощь «поповской дочке». Другая отреклась от отца и матери и скрылась в неизвестном направлении. Ещё двое хоть и не отрекались, но уехали далече, скрыв своё происхождение. Лишь две дочери и один сын разделили с родителями их судьбу.

Очередной донос на о. Авенира написали свои же – староста и сторож храма. По их навету 30 октября 1937 года он был арестован в третий раз. Началось долгое и запутанное следствие. В нём были задействованы как сами клеветники, так и подставные свидетели. Следователи не побрезговали даже фальсификацией документов. И хотя матушка пыталась обжаловать дело, батюшка был осуждён на десять лет лагерей. Но и в лагере он нёс своё священническое служение. Получив должность санитара, он помогал страдающим и напутствовал умирающих.

Когда просьба о пересмотре дела о. Авенира была отклонена Верховным судом и надежды на освобождение уже не оставалось, внезапно вернулась отрёкшаяся от родителей дочь. Взяв с собой мать и оставшихся двух сестёр, она увезла их к себе в Сталинград. Там их следы затерялись. Уже начался 1941 год. Сын о. Авенира был призван на фронт и погиб, защищая Родину.

Дом, в котором о.А жил перед последним арестом

Дом, в котором о. Авенир жил перед последним арестом

Вот таким скорбным путём свидетель жестокого века, священник Авенир, подобно ветхозаветному праведнику Иову, постепенно лишился всего, что было бесконечно дорого его сердцу. Но последнюю любовь – любовь к Богу и к ближнему – не смогли убить в нём никакие скорби. Как твёрдый в вере Иов при всех бедах оставался верен Творцу, так и о. Авенир остался верен Богу и Церкви. Как праведный Иов претерпел все испытания, так и о. Авенир до конца своих дней пронёс крест, возложенный на него Богом. Но если многострадальный Иов однажды получил всё, что потерял, то о. Авенир, претерпев до конца, умер от истощения в лагере 16 марта 1942 года.

Люди, помнившие последнего священника, высоко чтили его память. Судя по официальной статистике, через 50 лет после его ареста в одной только Лойме свыше 130 мальчиков были названы в память о любимом настоятеле Авенирами. Стали называть этим именем детей и в соседних сёлах. А сколько людей было тайно крещено с этим именем!

Пусть его объявили «врагом народа», но в сердцах очевидцев его жизни он остался «простым сельским попом». Тем самым попом, который не оставлял их ни после ареста, ни после ссылки, ни после смерти.


←Предыдущая публикация     Следующая публикация →
Оглавление выпуска

1 комментарий

  1. Алексей:

    Авенир Александрович является моим прадедом

Добавить комментарий для Алексей Отменить ответ