Кремлевские святыни

«Каждый раз, приезжая в Москву, стараюсь попасть на Красную площадь и в Кремль. Без этого посещение Первопрестольной мне кажется неполным. Ведь Московский Кремль не только визитная карточка столицы, но и сердце нашей родины, где всегда было сосредоточено много православных святынь. Собирать их начали ещё со времён самого основания Москвы князем Юрием Долгоруким, который в 1156 году повелел построить здесь деревянную крепость, окружённую валом. Перед революцией внутри Кремлёвских стен на площади в 27,5 гектара уже насчитывалось 54 сооружения, в том числе три действующих монастыря: Чудов, Вознесенский, Афанасьевский, а также несколько монастырских подворий и отдельных соборов и церквей – всего 31 храм с 51 престолом. И во всех одновременно совершались богослужения.

Если в царское время в Кремль был открытый доступ для всех желающих – каждый мог прийти на службу и помолиться в любом кремлёвском храме, приложиться к величайшим святыням, то с весны 1918 года свободный вход на территорию Кремля был закрыт. В Золотой палате разместили кухню, в Грановитой – общественную столовую, в Екатерининской церкви Вознесенского монастыря было решено устроить спортзал, в Чудовом – кремлёвскую больницу. Затем вообще стали сносить древние сооружения, в том числе и храмы. К счастью, порушили не всё. С 1955 года Кремль частично открыт для посещения, став музеем под открытым небом. С того же года был введён запрет на проживание в нём. Последние жители выписались из Кремля в 1961 году. А с 1991 года в кремлёвских храмах начались регулярные богослужения».

DSCN1216

Отец Александр Туманов

Об этом рассказал мне дьякон храма иконы Божьей Матери «Отрада и Утешение» на Ходынском поле о. Александр Туманов, который с 2000 по 2006 годы трудился в так называемой кремлёвской ризнице, обслуживающей проводимые в кремлёвских соборах службы.

– Отец Александр, все храмы Кремля принадлежат музею. Как часто там совершаются службы и кто их обычно проводит?

– Службы проводятся по договорённости между музеями Московского Кремля и Московской Патриархией. Сейчас регулярно они проходят в пяти соборах, имеющих выход на Соборную площадь. В теремных храмах, куда труднее организовать доступ людей, да и по размерам эти храмы не так велики, службы не проводятся. Хотя работники кремлёвского музея говорили мне, что есть легенда, будто во время Карибского кризиса, когда мир реально стоял на пороге ядерной войны, состоялась служба в Верхнеспасском соборе Теремного дворца, которая являлась домовой церковью Романовых, и там молились об успешном избавлении от кризиса. Что стоит за этой легендой и что это была за служба, мне трудно сказать, поскольку это происходило более полувека назад и реальные свидетели тех событий в Кремле уже не работают.

Всего в течение года совершается около 30 литургий, по большим и престольным праздникам. Возглавляет их обычно Святейший Патриарх или кто-то из архиереев, ведь Успенский собор до сих пор имеет статус главного патриаршего храма России. Чаще всего богослужения проходят в Успенском соборе, где находятся мощи святителей Петра, Феогноста, Киприяна, Фотия, Ионы, Макария, Филиппа, Иова и Ермогена. Четыре-пять раз в год они совершаются в Архангельском соборе, по разу – в Благовещенском, Ризоположенском и соборе Двенадцати апостолов. Раки святителей Петра и Феогноста находятся в алтаре, но обычно в день памяти святителя Петра и в день Московских святых открывают боковой придел собора и всех желающих, включая женщин, туда пускают. Вход – только по билетам, которые распространяет Московская Патриархия. Вы же знаете, что Кремль – это рабочее место Президента и премьера. Как мне сказал однажды один офицер охраны, «это для вас Кремль – исторический памятник, а вообще-то, это закрытая военная часть». Но всё же билет на службу достать можно, чтобы помолиться в соборах и приложиться к гробницам святителей.

В Архангельском соборе почивают мощи святого царевича Дмитрия Угличского и святого Дмитрия Донского. Там же находятся мощи святого Михаила Тверского, замученного в Орде, и святой Ефросинии Московской, супруги Дмитрия Донского. Их обычно выносят, когда проходит служба, посвящённая этим святым.

Открытые раки с мощами святителей Петра, Ионы, Филиппа, о которых шла речь

Открытая рака с мощами святителя Петра в Успенском соборе

131_3189

Открытые мощи святителя Филиппа

Мощи святых иногда начинают сами благоухать. Как-то захожу в Успенский собор, там справа на солее мощи святителя Филиппа, и от них исходит такой отчётливый приятный запах мира. И это все присутствующие сразу же ощутили. Спрашивают у смотрительниц, что случилось. «Да мы, – говорят они, – ничего не делали, это он сам, мы не знаем почему». И это благоухание продолжалось дня два-три. Оно не было связано с днём памяти святого или каким-то церковным праздником. Видимо, на Небе какие-то свои, неведомые нам события происходят.

– Кроме мощей угодников Божьих, в Кремле какие ещё святыни находятся?

– В запасниках кремлёвских соборов долгое время хранились частицы ризы Христа и риза Богородицы. Большая часть ризы Спасителя была украдена ещё при грабеже Успенской ризницы в 1918 году, и где она теперь – неизвестно. Но меньшая часть, хранившаяся тогда в ковчеге, уцелела до наших дней. При возобновлении богослужений эти святыни только на очень большие праздники выносили для поклонения. Недавно они были переданы Церкви и теперь находятся в Храме Христа Спасителя. Наконец-то к ним может приложиться любой желающий. Также в Храме Христа Спасителя сейчас находится и гвоздь от Распятия Господня.

Большие святыни есть и в храме Покрова на Рву, всем известном как храм Василия Блаженного. Хотя там по-прежнему музей, службы в нём проходят регулярно каждое воскресенье. В этом храме хранятся мощи знаменитых московских чудотворцев: святого Василия Блаженного и святого Иоанна Блаженного, к которым можно приложиться во время службы. В рабочие дни доступ к мощам Иоанна закрыт, потому что в приделе, возведённом над его могилой, сейчас располагается кабинет директора музея «Покровский собор».

Этот храм дорог моему сердцу, поскольку я алтарничал в нём, когда работал на патриаршем подворье в Китай-городе. Для большей сохранности фресок зимой он не отапливается, и служить там очень холодно, так что, бывает, вода в алтаре во время службы замерзает. Мы, чтобы не замёрзнуть, одевались потеплее – жалели, что под стихарь и священническое облачение нельзя надеть тулуп. В алтаре включали тёплый электрический пол, такой же стелили хору. А прихожанам всю службу приходится стоять на ледяном металлическом полу. Помню, однажды, когда были сильные морозы, священник по окончании литургии, не потребив сразу Дары, вышел из алтаря и долго беседовал с одной прихожанкой, и за это время Святые Дары замёрзли. Ему пришлось вспоминать, что рекомендует в этом случае Учительское Известие.

В допетровские времена храм Василия Блаженного играл очень важную роль в жизни всей Москвы. Несколько раз в году прихожане на праздники и в знаковые события со всех московских храмов сходились крестными ходами на Красную площадь, которая становилась храмом под открытым небом, а церковь Покрова на Рву играла роль алтаря. Священники служили праздничную литургию, весь народ на Красной площади молился, а царь в это время сидел в кресле на лобном месте. Затем духовенство выходило из храма и причащало царя и весь народ на площади.

Также в Кремле до сих пор хранится много чтимых икон, которые в Москву приносились по указу царей. Чтобы рассказать о них, пришлось бы, наверное, написать довольно толстую книгу. К примеру, в иконостасе Архангельского собора есть икона Благовещения, перед которой молился Прокопий Устюжский, когда по его молитве каменный дождь упал не на город, а вдалеке от него.

В Кремле остались довольно загадочные реликвии, такие как волосы Богородицы и молоко Богородицы. Музеем они иногда выставляются в экспозиции. Есть там ещё сосуд, в котором была окровавленная рубашка, принадлежавшая покровителю Дмитрия Донского – Дмитрию Солунскому. В чтимых иконах имеются частицы Креста Господня… Да много святынь.

– Вам доводилось сослужить Патриарху Алексию II?

Патриарх Алексий II соершает служение у мощей св. митрополита Петра в Успенском соборе Кремля

Патриарх Алексий II совершает служение у мощей св. митр. Петра

– Я тогда ещё не был диаконом, просто помогал в храме. Служил Святейший очень благоговейно. И что мне удалось заметить… Перед началом патриаршей службы погода стояла пасмурная, а после – в небе солнышко проглянуло. Это было практически всегда, может быть, за одним каким-то исключением. Но благодатные службы Патриарха привлекали к себе и разных кликуш, которые следовали за ним по пятам. Они даже в Кремль каким-то образом доставали билетики. Во время службы начинали выть, мотать головами, вообще неадекватно себя вести. Все их знали в лицо, однако не гнали, даже охрана Патриарха не обращала на них никакого внимания.

Могу сказать, что он был хотя и требовательный, но очень добрый и некоторые ошибки таких новоначальных, как я, прощал. Причём делал это всегда с улыбкой. Помню, Патриарх стоит на амвоне, причащает всех. Я подхожу к нему – и растерялся, ведь первый раз вижу Патриарха в такой близости. Тяну ему одну ладонь, а надо две вместе, как священники причащаются. И он мне так с улыбкой говорит: «Две ручки вместе». Но так он относился лишь к новоначальным, вообще же был строгим. По-доброму строгим.

– Какие встречи ещё вам запомнились?

– Когда я работал в кремлёвской ризнице, первым ризничным соборов Московского Кремля и настоятелем патриаршего подворья был игумен Иосиф (Шапошников) – настоящий лаврский монах, не лишённый духовных дарований, в которых я мог сам не раз убедиться. К сожалению, он погиб в конце 2004 года в автокатастрофе.

Как-то вечером ухожу с подворья, навстречу идёт отец Иосиф. Улыбается мне и говорит: «Не обижай никого». А на следующий день мне и правда так хотелось обидеть одного человека, но, вспомнив отца Иосифа, делать этого не стал.

игумен Иосиф Шапошников

Игумен Иосиф Шапошников

Одна знакомая рассказывала мне, что собиралась поехать в Дивеево и подошла к отцу Иосифу: «Батюшка, благословите съездить в Дивеево!» А он ей в ответ: «Не благословляю». – «А почему?» – спрашивает она. Он ей, улыбаясь, отвечает: «А я не знаю почему. Не благословляю, и всё». Она послушалась, не поехала. А через день у неё начались очень сильные проблемы со здоровьем по женской части. «И действительно, что бы я там делала, – говорила она. – Ни в храм зайти, ни к святыням приложиться».

– Отец Александр, я знаю, что до прихода в Церковь вы занимались научной деятельностью. Как решились посвятить себя служению Богу?

– Верующим-то я был давно, крестился сразу же после окончания института. Это было в 80-м году. А в Церковь пришёл служить в 1997-м. Мне было тогда всё равно, кем служить, лишь бы при храме. За помощью обратился к святому Трифону, поскольку уже знал, что он всем помогает с работой. В Москве есть три иконы с частицами мощей святого великомученика Трифона. Одна из них – в храме Знамения Божьей Матери на Рижской, что рядом с метро «Рижская». Заказал там молебен святому, усердно помолился и пошёл увольняться со своей работы. А там, думаю, будь что будет. И сразу же знакомые подсказали мне, что в Сретенском монастыре освободилось место сторожа. Пришёл на собеседование к настоятелю архимандриту Тихону (Шевкунову). Поговорили с ним несколько минут, и он велел приносить документы на оформление. И потом три года я проработал в Сретенском монастыре.

– Чем отличается этот монастырь от других?

– Прежде всего личностью самого настоятеля. Он харизматичный, обаятельный, умный человек. И тогда уже был очень известным, к нему ехали не только со всей Москвы, но и со всех концов страны. Прихожане в основном интеллигенция. Конечно, идут и к святыням. В Сретенском монастыре находятся мощи Илариона Троицкого и почитаемая копия Туринской плащаницы. Раньше это изображение Спасителя висело в главном соборе, а теперь располагается в отдельной часовне, устроенной в подвале под собором. Хотя это только копия, я однажды видел, как одну бесноватую женщину корчило около святыни. Она никак не могла подойти к ней и приложиться. Я сам много раз привычно проходил мимо этого изображения Плащаницы, но однажды во время службы – праздничную службу в соборе вёл Патриарх Алексий – как-то по-особому взглянул на лик Господа и поразился, насколько у Него, умершего такой мучительной смертью, спокойное и царственно-величественное выражение лица. Такое вдруг понимание… не передать.

– Не жалеете, что теперь не служите в Кремле?

– Сейчас я диакон в церкви «Отрада и Утешение» на Ходынском поле. Недавно был открыт приписной храм Святых Космы и Дамиана при Боткинской больнице. Всем приходом ходили туда на субботники – делали ремонт, уборку, украшали. Боткинская больница – огромная, и наши батюшки практически каждый день ходят туда исповедовать, причащать, соборовать больных и отпевать умерших. Там теперь центр моей жизни. А Кремль – он всегда с нами, со всей Россией.

Фото из личного архива
о. Александра Туманова

Добавить комментарий