Рубрика: Вертоград

Повесть о любви

«Поезд приближался к Вятке. В приоткрытую узкую створку коридорного окна смотрели мы на придорожные пейзажи, и вдруг Распутин спросил: “А как сейчас выглядит Светлана Ф.?” “Ты разве знал, как она выглядела раньше?” “Знал, ещё как знал! Когда-то повесть написал о несбывшейся любви”…»
«Повесть о любви», «Всё тоньше и тоньше…», «Крещение как духовное преображение» — публикуем выдержки из книги Александра Королькова «Нравственная философия Валентина Распутина»

Книга книг. Три отрока в пещи огненной

«Три отрока в пещи огненной» – один из любимых сюжетов древнерусской иконописи. Легенда об отроках Анании, Азарии и Мисаиле на Руси исполнялась и в виде театральной постановки — «Пещного действа» — в воскресную службу перед праздником Рождества Христова. Почему именно этот сюжет Ветхого Завета привлекал такое внимание? Только ли дело в «чудесности этого события»?

«Была у меня идея жизни…»

Полтора века назад началось просвещение православием жителей Страны восходящего солнца. И сделал это «апостол Японии» Николай (Касаткин), ныне прославленный как святой. За «бронзой» канонизации стоит на самом деле очень живой, ищущий и болеющий за дело человек. Лучше всего облик святителя предстаёт перед нами в его дневниках, фрагменты из которых мы представляем вашему вниманию на стр. 19–23.

Записки сельского священника

Предлагаем вниманию читателей выдержки из книги «Записки сельского священника», изданной в 1882 году. Автор их – отец Александр Иванович Розанов, священник, служивший в Саратовской губернии, затем в Мариинской колонии Московского воспитательного дома. Печатался он под псевдонимом: «Сельский Священник, протоиерей и благочинный в одной из приволжских губерний, близ большого губернского города». Сегодня мы публикуем не лишённые грустного юмора размышления отца Александра о том, кем, с точки зрения общества, должен быть священник, чтобы увлечь за собой каждого. Всякое сословие в России жило само по себе, батюшка же имел дело со всеми разом, изумляясь подчас тому, какие требования к нему предъявляют.

Лучшее время жизни Церкви – время гонений

Предстоятель УПЦ Блаженнейший Онуфрий: «Когда в Церкви покой, то это для неё, пожалуй, самое страшное время. То, что мы переживаем сейчас, – это, на самом деле, процесс роста и возмужания. Почву под ногами христианина можно сравнить с болотом. Нам необходимо постоянно трудиться, двигаться вперёд, ведь если стоять на месте, то можно гарантированно утонуть. Сам того не замечая, христианин будет опускаться всё ниже и ниже, пока не захлебнётся в собственном окамененном нечувствии».

Старец Ефрем Катунакский

«Молитвы, составленные своими словами, плодотворны, особенно у новоначальных. Словно исповедуясь, мы начинаем молитву так, как бы беседовали с глазу на глаз со встретившимся нам человеком». Это цитата из книги «Блаженный послушник. Жизнеописание старца Ефрема Катунакского», написал которую другой старец – Иосиф Ватопедский. В ней есть немало мыслей и духовных советов, которые о. Ефрем давал своим ученикам и посетителям.

Записки отшельника

«…всё то благотворно, что нас удалит от европейского Запада; всё то спасительно, что отодвинет нас от того несчастного “окна”, которое Пётр I прорубил в Европу…» Публикуем фрагменты из книги «Записки отшельника» Константина Леонтьева — писателя, дипломата, мыслителя религиозно-консервативного направления.

Афонские раздумья

17 августа скончался архимандрит Лазарь (Абашидзе), духовный писатель, миссионер, иконописец, клирик Грузинской Православной Церкви. Он неоднократно выступал со словом обличения духовных пороков, наиболее часто встречающихся на пути современного человека, таких как оккультизм, обличал экуменизм. Предлагаем вниманию читателей «Веры» фрагменты из книги архимандрита Лазаря (Абашидзе) «Мучение любви».

Событие на Фаворе

Август – месяц Преображения.
Господь Иисус взял с Собой на гору трёх учеников – Петра, Иоанна и Иакова – и повелел им пребывать в молитве, но вместо этого они уснули. Во время молитвы явились пророки Моисей и Илия, беседовавшие со Христом. Затем Господь преобразился – Его одежда заблистала белым, а лицо стало «яко солнце». С неба опустилось облако, из которого раздался глас Божий.

Шлиссельбургская тайна

Эту икону чтили ещё при Иване Грозном. Сдавая крепость Орешек, её замуровали в стену крепостного храма, надеясь, что так удастся спасти её от поругания, «твёрдо веря, что Царица Небесная Сама освободит Свой образ от временного заточения». И это случилось через 90 лет… Об истории образа Богородицы Казанской-Шлиссельбургской рассказано в новой книге Николая Коняева «Ребра северовы». (Беседа с писателем, давним другом нашей редакции, — в рубрике «Книжная полка»)