Рубрика: Слово

Секретный документ

Владимир Яцкевич

Мальчишками ещё Сашка и Митька, дети своего времени, мечтали выследить шпиона. Александр Михайлович вспоминает: «Смотрю, рядом с соседской калиткой на траве что-то белеется, вроде пуговицы. Поднял, вижу – это металлический кружок, на нём портретик – женское лицо – и написано что-то нерусскими буквами. Меня будто жаром обдало. Я сразу вспомнил песню, что мы в пионерском лагере распевали, – про шпионскую пуговку»…

Раскаявшийся да спасётся

Владимир Яцкевич

Луиза: «…Обнялись они, потом Ростислав ему что-то сказал, и оба захохотали. Видно, Сокутин всё-таки при бабках остался. А иначе чего бы ему хохотать…». Ростислав: «…Я иду к нему, волнуюсь, думаю, выгонит меня в шею. Подхожу, говорю: «Простите меня, ради Бога, я – скотина неблагодарная». Он мне закончить не дал, обнял меня, говорит: “Бог тебя простит, Славик, а я тебя давно простил”, а сам радостный такой, улыбается…»

Моё дело предложить…

Лариса Гладких

…Но особенно горько на поминках плакал один неземной красоты юноша. Его раньше никто не видел, и все подумали, что это дальний родственник покойного. Они были даже чем-то похожи…

Никандр

Владимир Боровиков

Долго мы ждали Никандра. Бабушка говорила, что теперь у него много работы по всей округе. Таких плотников почти не осталось, но вот он выкроил время и пришёл к нам, сидит, что-то чертит карандашиком на листке бумаги.

Рокер

Андрей Еграшов

Наведавшийся к рокеру  прежний хозяин дома, прошлого века покойник, блаженный Никишка наставлет:
— Главное – не ори ты так в своих песнях! Музыкой не дави. Пафоса революционного убегай! Что, аудиторию боишься потерять, рок-апостол? Не надо бояться! Бог любит тишину.

Василёк

Иерей Игорь Сальников

Однажды врач подшефной больницы попросил меня приехать к тяжелобольному, пожелавшему принять святое крещение. Войдя в палату, я с удивлением увидел своего соседа по лестничной клетке, некогда успешного предпринимателя Василька.

Крайний справа – это я…

Лариса Гладких

Георгий Петрович, чиновник федерального масштаба, мчал в родной город, в котором не был уже 40 лет. Ехал не как высокое начальство, а как Жорка Балашов, проживший в этом городке до окончания десятого класса…

Командировка в монастырь

Антон Жоголев

Мой друг ещё работал в светской молодёжной газете, хотя уже и помогал вовсю своему товарищу делать церковную газету. Он выписал у себя в редакции командировку в монастырь… … Обратный путь. Машина уже набрала ход, а мы только поняли, что шофёр-то лыка не вяжет. И не просто подшофе, а очень крепко пьян.

Вишнёвые чётки. Окончание.

Владимир Яцкевич

Глаза у него увлажнились.
– Трудись так же добросовестно, как раньше. Ты работаешь для страны, а не для них, – он кивнул в сторону открытой двери, за которой маячил человек в форме, с кобурой на боку.

Вишнёвые чётки. Часть 4.

Владимир Яцкевич

Следователь пробубнил: «Повезло тебе, студент. Можно сказать, в санаторий отбываешь. Под Москвой будешь работать в секретной организации. Скажи спасибо профессору Окунёву, он тебя характеризовал как толкового инженера».
Николай взглянул на следователя, которого уже успел возненавидеть. Теперь это был толстый, добродушный дядька.