Рубрика: Слово

Баба Тося

Ольга Иженякова

Чтение / Однажды в детстве я подслушала, как наша бабушка рассказывала моему младшему дяде, что у бабы Тоси нет детей из-за Аборта. Теперь я знала: этот Аборт забрал у неё детей.

Увидеть Ангела она не заслужила…

Леонид Гаркотин

Чтение / Тогда на поминках по маме батюшка сказал: «Ты, Валентина, в храм приходи. Ждёт Господь-то». А я развязно ответила: «Ох, не до Бога мне и не до храма твоего! Дел много! Молодая я да и не старая ещё, чтоб в храм ходить. Бог подождёт, а ты, батюшка, не ленись – молись». Дочка вспоминает о прошлом и хмурится…

Рассказы наших читателей

Редакция

Сегодня — рассказы «Бог водит людей» Олега Четверикова, и «Есть такой человек» Марии Сараджишвили.

Яма

Елена Суланга

Шла старушка по берегу. Тут явились то ли ангелы, то ли демоны – такие красивые, что глаз не отвести. «Хочешь быть такой же красивой, как мы, и вечно жить? – спросили они. – Нужно лишь сказать, что никакой ямы не было. Ведь это просто». Но выбор оказался не прост…

Молитва комсомольца

Ольга Иженякова

«Будь моя воля, я бы ВСЕХ, ВСЕХ русских девушек, раскиданных по кишлакам, вырвал из-под деспотического всевластия замаскированных баев и вернул в родные края. Но…» – так сибиряк Константин Лагунов написал о годах работы комсомольским секретарём в одной из республик Средней Азии. И ещё он советовал ученикам «читать “Отче наш” перед каждой строчкой, в которой сомневаешься». Почему? Читайте в рассказе.

«Красный» архиерей

Николай Толстиков

Чтение / Весть о расправе над Серафимой и монахинями была для епископа-обновленца последней каплей.
– Возомнили мы о себе, в великую прелесть впали! Надо ехать к Святейшему Патриарху Тихону и… в ноги ему, каяться!

Рассказы алтарника

Валерий Лялин

…В брежневские времена крепко дружил я с алтарником Игорем, очень любившим и почитавшим батюшку Серафима Саровского. Деревенские церковные старухи за глаза называли его не иначе как «наш апостол»…

Христова невеста

Валерий Лялин

…1937-й. Мать, рано утром отправляясь на работу, увидела на лестничной площадке сидящую на своём зелёном чемодане соседскую домработницу Мотю и, узнав, в чём дело, пригласила её к нам. Так Мотя стала жить у нас. По поводу еврейской семьи же управдом сказал: инженер шпион, враг народа и его, наверное, расстреляют, а жену и дочку сошлют в Сибирь…

«А теперь пребывают эти три…»

Анна Данилова

…Но самое страшное мучение ждало Софию: с ней не сделали ничего, её не тронули и пальцем, её просто оставили в огромной зале с растерзанными телами трёх дочерей…

Секретный документ

Владимир Яцкевич

Мальчишками ещё Сашка и Митька, дети своего времени, мечтали выследить шпиона. Александр Михайлович вспоминает: «Смотрю, рядом с соседской калиткой на траве что-то белеется, вроде пуговицы. Поднял, вижу – это металлический кружок, на нём портретик – женское лицо – и написано что-то нерусскими буквами. Меня будто жаром обдало. Я сразу вспомнил песню, что мы в пионерском лагере распевали, – про шпионскую пуговку»…