Рубрика: Мир

Между писателем и школьником

Что изучают наши дети на уроках литературы в школе? ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ Замечательно, что есть в нашей школе учителя, ставящие во главу своей воспитательной и образовательной деятельности христианские ценности. Такие люди собрались в православном педагогическом обществе имени Стефана Пермского, действующем в Сыктывкаре. Православные педагоги с горечью отмечают, что «нынешнее поколение молодёжи недостаточно знает о героическом прошлом нашей страны – значительно хуже, чем знают поколения граждан, чьи детство и юность прошли в советский период. Корни такого положения учителя видят в том, что из современных программ по литературе практически исчезают основополагающие для патриотического воспитания произведения о Великой Отечественной войне». Тихо соглашаться с таким положением дел члены педагогического Стефановского общества не стали и, минуя чиновничьи кабинеты, написали обращение Президенту В. Путину. Кроме высказанного крика души, обращение содержало, как и положено, аргументы: были даны выдержки из трёх основных учебных программ по литературе за 5-11 классы, касающихся Великой Отечественной, и – для сравнения – список писателей и произведений, которые были в программах советской школы. «Владимир Владимирович, просим Вас обратить внимание Правительства РФ, Министерства образования и науки РФ на создавшееся «нездоровое» положение с формированием школьных программ и почти полным «вымыванием» из них произведений о Великой Отечественной войне. Считаем, что, если юноша не прочитает «Козлёнка в молоке» (роман

Говорите добрые слова

Марина БЕЗДЕЛЕВА В дни Великого поста уместно бы задуматься, что есть наше слово и как оно отзывается в наших ближних. Изначально слово – это дар Божий. Словом сотворён наш мир: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог» (Ин. 1, 1). Слово – то, что отличает человека от всех других живых существ. А сколько может слово молитвы, обращённое к Богу! Но слово способно и больно ранить. Как писал Вадим Шефнер: Словом можно убить, словом можно спасти, Словом можно полки за собой повести. Словом можно продать, и предать, и купить, Слово можно в разящий свинец перелить. Как не вспомнить тут известные слова преподобного Серафима Саровского, которыми он встречал каждого приходящего к нему: «Радость моя, Христос воскресе!» В каком дефиците сейчас доброе и ласковое слово! Как много мы причиняем боли друг другу злым словом и как мало слышим слова тёплого, искреннего, сочувствующего, на которое так готова отозваться страдающая душа человека! Насколько легче и радостней было бы нам жить, если бы мы чаще говорили друг другу добрые, хорошие слова и избегали бы слов осуждения, ненависти, хулы, клеветы. Мне очень нравится, как сказал об этом поэт Эдуард Асадов в стихотворении «Нежные слова», написанном более полувека назад: То ли мы

Восточный ветер

У сыктывкарского поэта, уроженца Воркуты Андрея Попова вышла новая книга «Ловцы человеков», и это прекрасный повод к радостной встрече – встрече на страницах нашей газеты с дорогим нам человеком. Читатели «Веры» хорошо знают творчество Андрея, автора пяти поэтических сборников. – Андрей, почему сборник называется «Ловцы человеков»? – Христос сказал галилейским рыбакам, будущим апостолам: «Идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков». Думаю, эти слова обращены и ко всем нам. Закидывая свои житейские сети, мы вытаскиваем разную бытовую удачу и даже душевную радость. Но Бог хочет дать нам больше – сделать нас «ловцами человеков», хочет, чтобы мы несли свет миру и любовь. И мы, по слову Христа, снова «забрасываем сети». И если даже ничего у нас не выходит, не получается из нас пока «ловцов человеков», то мы хотя бы отчётливее начинаем понимать, что жить иначе – вне этой высокой задачи – нет никакого смысла. Такой, если вкратце, лейтмотив всей книги. В пояснение процитирую стихотворение, давшее ей название: – Наставниче! – Симон сказал в ответ. – Всю ночь трудились, а улов – трава и ветер. Нет рыбы в море. Видно, рыбы нет… Но я по слову Твоему закину сети… Наставниче! Не покидает страх, Всю жизнь трудились – а не стали словно

УВИДЕТЬ АНГЕЛА

Трое юношей в арестантских робах помогают нам нести ширмы, чемоданы с куклами, деревянный скелет декораций. Они идут впереди. Бритые затылки ребят выглядят по-детски. Чуть позднее с удовольствием отвечают на вопросы, тщательно выбирая слова. Интереса к спектаклю почти нет – «официальное мероприятие»; им, скорее, хотелось бы просто поболтать с новыми людьми, столь редкими в заключении. И хотя мало кто из них задерживается здесь более одного года, впечатление, что мы давно знакомы. Это наш седьмой сезон выступлений в колонии. Всё вроде бы похоже, даже выражения мальчишеских лиц, но привыкнуть, наверное, невозможно. Здесь другой мир и другой зритель… Иногда во время спектакля из-за ширмы удаётся понаблюдать за теми, кто приходит в актовый зал, скорее, неохотно, строем, по приказу – и не верится, что это заключённые. Многие выглядят совсем детьми, но есть и ребята постарше, почти мужчины. Увлёкшись происходящим на сцене, они мгновенно теряют напускную уверенность или робость, перестают играть свои собственные тяжёлые роли. Полуоткрытые рты, вытянутые шеи, внимательные блестящие глаза. А ведь, казалось бы, уж точно не до кукол этим юношам в казённых пиджаках… Два спектакля миссионерского кукольного театра «Виноград» из Санкт-Петербурга стали традиционными для Колпинской воспитательной колонии. Это «Звонки бубны за горами» (по мотивам евангельской притчи о блудном сыне) и «Рождественский дед»

Гомеопатия исцеляет. Но не всегда

Беседа с отцом Евгением Горянчиком, врачом и священником храма Царственных страстотерпцев в Санкт-Петербурге «Надо бы тебе послужить» – Кого-то подвигает в Церковь чудо, кого-то несчастье, кого-то поиск смысла жизни. Что, отец Евгений, было в вашем случае? Как вы пришли в Церковь, стали священником? – Не чудеса привели меня в Церковь, но сам приход был несомненным чудом. Мамочка моя была верующей разве что условно, папа – атеист, как и бабушка с дедушкой. Дед – военный, подполковник, воевал. Отец – военврач, мама тоже военный медик. Очень далёкая семья от Церкви, связанная с ней разве что где-то в далёком крестьянском прошлом. Сам я не задумывался о Боге, но в 80-е годы начала появляться литература, приоткрывающая завесу тайны с церковной жизни. Возникла масса вопросов: зачем посылаются страдания? бывает ли случайность? что такое смерть? Потом встретились люди, которые заговорили со мной о Господе. И я тогда подумал, что если Бог есть, то многое становится понятным. – Так думает большинство людей. Но священниками становятся немногие… – Я не помышлял о том, чтобы стать священником. Двое медиков в семье, и я другого ничего не видел и не знал. Да мне и самому хотелось лечить людей, поэтому вопрос о выборе профессии не стоял. В Военно-медицинскую академию не поступил,

Что могут предложить атеисты?

В последние годы на пространстве бывшего СССР возобновились ожесточённые споры о религии. Инициаторами их почти всегда оказываются атеисты, многие из которых ведут себя нетерпимо, даже агрессивно. Доказать что-либо таким людям невозможно: оппонента они не слышат, а иногда просто хотят вывести его из себя. Помню, какое тяжёлое впечатление произвёл на меня один маститый протоиерей, взявшийся переспорить перед телекамерами богоборца Александра Никонова – того самого, что предлагал умерщвлять детей-инвалидов. Священник занервничал, началась перебранка, при этом Никонов смотрелся вполне органично в своём амплуа негодяя, а батюшка – откровенно плохо. Столь же бессмысленны попытки спорить с Александром Невзоровым, который старается сбить противника хамством и заведомой ложью. Опытный телеведущий, он прекрасно понимает, как это сделать, тем более что одно время сам был не чужд Церкви – пел в церковном хоре. Хотя его знание христианства ничтожно, ему известны болевые точки верующего человека. Достаточно кощунства относительно Тела и Крови Христовых, и о цивилизованной дискуссии можно забыть. Таких домашних заготовок для провокаций у Невзорова неисчерпаемый арсенал. Вступать в диспуты с подобными людьми, конечно же, не стоит. Разве что спокойно объяснить: вы ведёте себя некрасиво, поэтому разговора не будет. Можно сделать и с благожелательным юмором. Но на этом – точка, что бы ни доказывал несчастный богохульник. Полемизировать можно только

Что ответить ребёнку?

Ежегодно в 4-й четверти учителя и родители принимают решение, что будут изучать дети: основы православной культуры, светскую этику?.. Что выбрать? И как отстоять свой выбор? Советы методиста, учителей, знающих людей. Прозвенел звонок, возвестив ученикам четвёртого класса об окончании урока. Дети не спешат бежать по своим делам: несколько мальчишек и девчонок сразу подходят к учительнице и начинают задавать вопросы, другие ребята задумчиво собирают школьные принадлежности и потом тоже присоединяются к обступившим преподавателя одноклассникам. Каждому есть что спросить по теме сегодняшнего урока: – А куда надо идти, чтобы записаться в воскресную школу? – А какую молитву надо читать, когда ставишь свечку за здоровье мамы и папы? – А что сейчас происходит на той земле, где жил Христос? Один мальчик, дождавшись, когда все выйдут из класса, теперь горячится: – Вот вы говорите: молитва за обидчика… А они мне петарды под ноги бросали, обзывали последними словами. Что же мне, ещё и молиться за них?! Учительнице, православной женщине, несложно ответить на большинство вопросов, но последний мальчишка заставляет её задуматься: надо бы сказать «да», но достаточно ли этого ребёнку? Для правильного объяснения ей необходимо самой обратиться за помощью. Но к кому? И с чего начать, отвечая на вопросы детей? * * * Вот уже второй год

Иконка на огороде и ещё множество тканых образов в доме

  Трёхкомнатная квартира Надежды Орестовны и Сергея Александровича Андреевых напоминает картинную галерею или музей. На стенах – полотна на библейские сюжеты, красочные православные иконы, изображения природы и животных. В одной из комнат стоит старинный ткацкий станок с вытканным уже разноцветным деревенским половиком длиной в несколько метров. Хозяйка, будучи активной прихожанкой Благовещенского храма села Пажга, собирает фотолетопись возрождённой приходской жизни. Рассматривая её фотографии, я заинтересовался запечатлённой на одном из снимков большой тканой картиной Рождества Христова – она висела на стене в комнате. – Здесь далеко не всё, – говорит Надежда. – Большинство работ я раздарила своим родным на юбилеи и дни рождения. И половики всем раздаю. – Ткацкий станок вам от родителей достался? – спрашиваю хо­зяйку. – Нет, он пылился без надобности в сарае у знакомого моего мужа. А муж увидел, что я начала заниматься рукоделием, и выпросил у него. – А где вы научились этому мастерству? – Вышла на пенсию, появилось много свободного времени, и я сразу же стала ходить в наш сельский этноцентр. Вместе с детьми там обучают и взрослых.  Год осваивала премудрости ткачества, пока научилась. Потом открылся Центр народного творчества в райцентре Вильгорте. Год я там ходила в кружок «Гончарик» – училась горшочки лепить, свистульки делать. После этого