Рубрика: Колокольчик

Чёрная лисица в поле золотом

Однажды старший брат Коли принёс из библиотеки книгу о гербах русских городов и предложил вместе посмотреть её. Книга была красочная, в блестящей обложке, так что уговаривать братишку не пришлось. И вечером, устроившись за столом в зале, ребята погрузились в увлекательный мир геральдики – науки о гербах. Первым делом они открыли страницу с гербами городов их родного края – Вологодской области. «Смотри, – ткнул Коля в герб Кадникова, – тут почему-то кадушка в чистом поле стоит!» «Она тут не просто так стоит, – сказал Миша. – Вот видишь, написано под гербом, что в Кадникове варили смолу: «жители сего города и всего уезда оной производят знатный торг». От этой кадки и своё имя город получил. А в Тотьме промышляли ловлей чернобурых лис с ценным мехом, поэтому на её гербе изображена лисица». «А это что за старичок с двумя кувшинами? – удивился Коля, показывая на герб Великого Устюга. – Отвернулся дедушка, а из кувшинов вся вода и вытекла!» «Это значит, что Устюг расположен на месте, где сливаются две реки – Сухона и Юг, – пояснил брат. – Правда, если бы мне поручили нарисовать герб Устюга, я бы, конечно, не стал на нём изображать языческого бога морей Нептуна». «А кого тогда? Деда Мороза? –

Высокое дерево святителя Стефана

  Праздник Троицы велик и для нашей родины, и для нашей газеты «Вера». Уже 23-й год она выходит под сенью «Троицы Зырянской». Три ангела, соприкасаясь крылами, сидят за столом. На белой скатерти пред ними – Чаша. А в золотом небе над их головами раскинуло ветки дерево. Необыкновенное дерево – дерево-трилистник. И судьба этой иконы тоже необыкновенна. Написал её сам святитель Стефан Пермский. Он плыл с проповедью Христа на лодке по Вычегде и в селе Вожем из-за непогоды задержался надолго. Зато успел с новокрещёнными братьями во Христе поставить деревянную Троицкую церковь и написал икону для неё. Целых три доски склеил между собой – такой большой был задуман образ. Надо ведь было уместиться на нём и ангелам, и Моисею с его домом. И дереву. Мудрый Стефан решил: пусть дерево занимает на иконе столько места, сколько занимает в душе зырянина лес, то есть очень много! Тайга для коми жителя была самой жизнью. А чтобы изображение было понятнее, святитель написал на иконе пояснение буквами зырянской азбуки, которую сам изобрёл. Вот Моисей потчует таинственных Путников – Троицу, явившуюся ему. А над ангелами Стефан надписал: «Ай», «Пи», «Кылтос» – то есть «Отец», «Сын», «Святой Дух». Удивительно, но когда спустя много столетий, в XIX веке, икону реставрировали,

Пасха свята для русского солдата!

 Обе Отечественные войны закончились на Светлое воскресенье… За праздничным столом в доме Семёновых любили петь. В День Победы, когда спели и «Землянку», и «Синенький платочек», и много других душевных песен, Ванин дедушка Иван Петрович затянул незнакомое: «Разо-орённая ой да путь-доро-о-ожка! Ой да с Можайска… ох!… ой да до-о Москвы…». Песня была тягучей, и пелось в ней про спалённую врагом белокаменную нашу столицу. Слова её падали в самое сердце. И такая была кручина в этих словах, что все пригорюнились, кто-то даже потянулся за носовым платком. А Иван Петрович, допев, сказал: – Эту песню русские солдатики сложили двести лет назад. Да-а… Как давно это было, а песня донесла до нас их скорбь. Сожгли французы Москву-матушку! Но не сломило это нас. Уж мы потом гнали и гнали их – до самого Парижа! – Да, – поддержал эти слова Ванин отец Пётр Иванович, – угостили непрошеного гостя хорошенько пулями да картечью и проводили до дому. И вот удивительно! – Отечественная вой-на закончилась к Рождеству Христову 1812 года, а заграничный поход 1813–1814 годов завершился точь-в-точь на Пасху! 23 апреля 1814 года, в Светлое воскресенье, в центре Парижа вся русская армия грянула: «Христос воскресе! Воистину воскресе!» Ни одной православной церкви во французской столице не было, так что

Как малыши родине танк подарили

Иногда подкатывает уныние: что мы можем изменить, с нашими-то слабыми силёнками! А можем мы много! Особенно когда все вместе возьмёмся за хорошее дело. Вот был во время Великой Отечественной такой случай. Шёл 1942 год. С фронтов поступали тревожные сводки – гитлеровцы были ещё очень сильны. Они бомбили наши города, разоряли и жгли деревни. Бойцы Красной армии защищали родную землю, пытаясь сдержать натиск врага. Как хотелось детям помочь своим отцам и братьям поскорей разгромить захватчиков! И вот одна шестилетняя девочка Ада Занегина, дочь танкиста, придумала, как это сделать. Она прислала в газету «Омская правда» такое письмо: «Гитлер выгнал меня из города Сычёвка Смоленской области. Я хочу домой. Маленькая я, а знаю, что надо разбить Гитлера, и тогда поедем домой. Я собрала на куклу 122 рубля и 25 копеек. А теперь отдаю их на танк. Дорогой дядя редактор! Напишите в своей газете всем детям, чтобы они тоже свои деньги отдали на танк. И назовём его „Малютка“. Когда наш танк разобьёт Гитлера, мы поедем домой. Ада». На призыв находчивой девочки откликнулись сотни ребят. Ради «Малютки» не жалко было расставаться с содержимым кошельков и копилок. А ведь жили тогда люди очень скромно, крупные покупки делали изредка и на них долго откладывали деньги. Но дети, каждый

Пасхальные качели

Расскажу вам, ребятки, про качели. Любите небось качаться? Вот и мы любили, когда молоденькие были. Только у вас качели круглый год во дворах да в парках, а у нас в Коми по деревням ставили их перед Пасхой, на Светлую неделю. Помню, девчушкой встанешь поутру в Светлое Воскресенье, глядь в окошко: посреди села, прямо у церкви, качели выросли, огро-омные! В самую пасхальную ночь ставили их молодые парни, старались до восхода солнышка управиться, чтобы все удивились. Вот уж там было веселье! Девушки и парни к самому небу, кажется, взлетают, хохочут! Разные забавы придумывала неугомонная молодёжь. То в стог сена сверху прыгали, то старые лапти с качелей вниз кидали: кто их поймает, тому и очередь качаться. А до чего высоко раскачивали парни! У-ух! Нам, ребятишкам, даже смотреть было страшно. Но мы знали: вот дорастём до 16 лет и, пока не обзаведёмся семьёй, будем тоже летать под облаками. Качалась молодёжь на Пасху везде, даже в тундре! Если ижемских оленеводов заставал Светлый день вдали от дома, качели ставили прямо в тундре, недалеко от стада оленей. Какой же прекрасной виделась сверху родная земля!

Кулич на весь мир

  Помните, ребята, сказку «Чудесное яблоко» – про то, как одним-единственным яблоком целое село насытилось? Похожая история произошла на Пасху 2011 года в посёлке Ялта Донецкой области. Там испекли самый большой в мире пасхальный кулич. Весу в нём было более 2 тонн! На кулич потратили 480 литров молока, 300 килограммов сахара, почти тонну муки, семь с половиной тысяч яиц… Выпекали его четыре дня и четыре ночи в обычных духовках комбината школьного питания, где пекут булочки для детворы. Решено было испечь кулич небольшими фрагментами, а потом собрать его, как собирают конструктор из деталей. Занялись этим на площади посёлка. И вот кулич готов, бока его обмазаны шоколадной глазурью, а сверху, как положено, красуется надпись: «Христос воскрес!». Пришёл и батюшка из местного храма, освятил куличик-«невеличик». Все жители посёлка пришли на площадь порадоваться и отведать кусочек чудо-кулича. На всех хватило!

Красношейка

Случилось это в первые дни творения, когда Бог создавал небо и землю, растения и животных и всем им давал имена. Много чудес произошло в тот день по воле великого и милосердного Господа Бога. А перед самым закатом Господь создал маленькую серую птичку. – Помни, что твоё имя – красношейка! – сказал Господь птичке, сажая её на ладонь и отпуская. Птичка полетала кругом, полюбовалась прекрасной землёй, на которой ей суждено было жить, и ей захотелось взглянуть и на себя. Тогда она увидела, что вся она серенькая и что шейка у неё тоже серая, без единого красного пёрышка. Птичка полетела обратно к Господу. Господь сидел, милостивый и кроткий. Из рук Его вылетали бабочки и порхали вокруг Его головы. Голуби ворковали у Него на плечах, а у ног Его распускались розы, лилии и маргаритки. У маленькой птички сильно билось от страха сердечко, но она всё-таки подлетала всё ближе и ближе к Господу и наконец опустилась на Его руку. Тогда Господь спросил, зачем она вернулась. – Я только хотела спросить у Тебя об одной вещи, – отвечала птичка. – Почему моё имя красношейка, когда у меня нет ни одного красного пёрышка? Красношейка ожидала, что Господь ей скажет: «Ах, дорогая! Я забыл окрасить пёрышки на твоей шейке в красный

Про чижика

  В середине Великого поста мама решила напечь «жаворонков». – Так ещё моя бабушка делала на день памяти Сорока мучеников, а мы всегда этого ждали, – сказала мама и замесила тесто. Когда пришло время лепить «жаворонков», Алёша пристроился рядом и только удивлялся: до чего быстро у мамы колбаски из теста превращались в пузатых птичек, с изюминками-глазками и хвостиком врастопырку! – А скоро будет ещё один «птичий» праздник, – вспомнил Алёша, любуясь «жаворонками». – Благовещенье! Я видел по телевизору, как наш Патриарх, а с ним и другие люди выпускали в этот день голубей, и все кругом радовались. Мам, а почему на Благовещенье так бывает? – Да, Благовещенье – птиц на волю отпущенье, в старину так говорили. Как птичка летит на волю, в синее небо, так и душа человеческая смогла наконец освободиться из плена греха. Не сама – а Христос её освободил. Только Ему оказалось это под силу. Пока не родился Спаситель, многие века люди не знали, что такое рай. А Спаситель открыл им его! До Христа все люди, когда приходил им черёд умирать, попадали в мрачное место – ад. Так говорит нам Церковь. – И даже самые добрые и хорошие люди? – удивился Алёша. – Даже они, – вздохнула мама. –

Пока стоит земля Русская

Миша очень любил слушать про русских богатырей. Дедушка часто читал ему на ночь былины про Алёшу Поповича, Добрыню Никитича. Особенно полюбился Мише Илья Муромец. Это какое же терпение надо было иметь человеку – с рождения тридцать лет «сиднем сидел» Илья, крестьянский сын, на печи! А потом вдруг пришли Божьи люди – калики перехожие – и вылечили его. Подали в ковше святой водицы, испил Илья и встал на ноги, поклонился странникам до земли. А первое, что он сделал, когда стали ходить его ноги, – пошёл «на работушку на крестьянскую», помогать отцу-матери. Корчует лес, вытаскивает пни да камни, старается вовсю. А ведь мог пойти по деревне, хвастаясь молодецкой удалью, или посвататься к красавице какой… Нет, добрый Илья сразу к стареньким своим родителям отправился. А потрудившись, взял у отца-матери благословение, сел на коня богатырского да и поехал во чисто поле – на подвиги геройские, землю Русскую защищать… Миша очень хотел быть похожим на русского богатыря. Даже на школьной новогодней ёлке нарядился в красные шаровары и белую вышитую рубаху. Правда, шлем из папье-маше, который ему смастерила мама, был немного великоват, и приходилось его поддерживать ладонью – совсем как Илья Муромец на знаменитой картине. Миша тоже делал вид, что вглядывается вдаль: не пылит ли дорога, не