Рубрика: Колокольчик

Колокольчик

СТАРИКИ У МОРЯ Есть такая замечательная повесть – «Старик и море». Написал её Эрнест Хемингуэй. Она про то, как старый рыбак в одиночку вышел в море и поймал гигантскую рыбу и как между ними много дней происходила настоящая битва, ведь рыба была больше пяти метров в длину, к тому же вооружена мечом. Но человек победил. Старики, о которых мы расскажем сегодня, – наши современники. Они тоже живут у моря и делают доброе дело, откликаясь на чей-то призыв о помощи. Альфред Дейт из Австралии, которому 109 лет, вяжет свитера… для пингвинов. Дело в том, что на поверхности океана стало много нефти. Если птица выпачкается в ней, то она сильно мёрзнет и погибает. И вот дедушка Альфред каждый день, сидя в своём кресле в доме престарелых, вяжет крохотные одёжки для маленьких жителей побережья. А за много тысяч километров от Австралии, у нашего Белого моря, Александр Порфирьевич Слепинин спасает старинные деревянные храмы в родном селе Ворзогоры. Он тоже в почтенном возрасте – 82 года, хотя дедушке Альфреду он, можно сказать, в сыновья годится. Один из ворзогорских храмов – Никольский – был построен в 1636 году. В советское время ни у кого не поднялась рука снести его. Только один мужичишка согласился срубить купола и,

Колокольчик

ИСЦЕЛЕНИЕ РАССЛАБЛЕННОГО

Колокольчик

Для детей и их родителей 8 февраля Церковь отмечала день памяти новомучеников и исповедников Российских – всех, кто пострадал за веру, кто не отрёкся от Христа, когда вокруг говорили, что Бога нет. Господь помогал им нести тяжкий крест испытаний, посылал добрых людей. И даже диким зверям велел помогать страдальцам. МЕДВЕДЬ Вот какая история произошла однажды с митрополитом Казанским и Свияжским Кириллом (Смирновым). Он был одним из самых уважаемых деятелей Русской Православной Церкви 20-х годов прошлого века, сподвижником Патриарха Тихона. И владыку Кирилла арестовали и повезли в ссылку. Да не довезли – глухой зимней ночью чья-то грубая рука выбросила его на полном ходу поезда из вагона. Митрополит Кирилл упал в сугроб и остался невредим. Еле выбрался, огляделся: заснеженный лес, бескрайнее поле. Ни огонька вдали, ни дыма из труб. Владыка долго брёл по снежной целине, наконец, выбившись из сил, опустился на пень. Мороз пробирал до костей. Митрополит уже начал читать молитву на отход души, ведь надежды на спасение не было. Вдруг видит: к нему приближается что-то большое и тёмное, пригляделся – медведь! «Загрызёт», – мелькнула мысль, но бежать не было сил. Да и куда? А медведь подошёл, обнюхал человека и спокойно улёгся у его ног. Поворочался, устраиваясь на снегу, потом повернулся к

Семьдесят раз по семь

(По рассказу протоиерея Григория Дьяченко) Лиза сидела у окна и учила урок по Закону Божьему. Весело светило солнышко, и она чувствовала себя счастливой. Девочке вдруг от всего сердца захотелось как-то отблагодарить Бога за то, что Он так прекрасно всё создал. Она как раз читала то место в Священном Писании, где были слова: «Если брат твой согрешит перед тобою семь раз в один день, и семь раз в один день приступит к тебе и скажет: я раскаиваюсь, – ты должен простить ему». «Как будто про Федю и про меня сказано! – подумала Лиза. – Постараюсь сегодня так и поступать». А вот Феде уроки учить страшно не хотелось. Подперев кулаком подбородок, с тоской глядел он на улицу и чувствовал себя узником в заточении. «Эх! В такой день в школе сидеть!» – и с этими словами он швырнул книгу, которая была у него в руках, в другой конец комнаты. Переплёт разорвался, а листы рассыпались по полу. «Федя! – закричала Лиза. – Это же моя «Арифметика»! Ведь ты знаешь, как я её берегла!» «Ой, а я думал, что моя, – отвечал «узник» с искренним огорчением. – Я не нарочно, Лиза. Прости меня!» «Хорошо, – сказала Лиза, медленно подбирая листы и припоминая слова Священного Писания

Таинственное кушанье

Эту историю поведал своим духовным чадам архимандрит Кирилл (Павлов), известный в России батюшка. История поучительная, друзья! Пришёл в храм помолиться один старичок со своей супругой, и на литургии священник произносил проповедь о том, как Адам и Ева согрешили. По окончании проповеди они вышли и дорогою об этом рассуждали. Муж и говорит: «Вот не было бы столько греха на свете, если бы Ева не послушалась дьявола и не заставила бы мужа скушать запрещённый плод». Жена соглашается: «Да, ведь из-за одного страдают все. Я бы на месте Евы не дотронулась до запрещённого плода. Бог с ним!» Муж добавил: «А я бы на месте Адама, если бы ты дотронулась и решилась меня соблазнить, такую дал бы тебе взбучку, что ты позабыла бы, как соблазнять мужа!» Жена говорит: «Так-то оно так, худо поступила Ева, что нарушила заповедь Божию, да ведь и Адам-то тоже…» Вот таким путём они шли, рассуждали и осуждали Адама и Еву. Проходили они в это время мимо барского сада, где сидел добрый благочестивый барин. Он услышал разговор и решил пригласить их к себе на обед откушать хлеба-соли. Они удивились этому неожиданному предложению и повиновались. Их ввели в барские хоромы, затем через некоторое время провели в столовую, где был накрыт для них стол на два прибора, с разными кушаньями и винами. Входит барин, усаживает их и говорит: «Кушайте всё на доброе здоровье, но только вот до этого блюда, покрытого крышкой, не дотрагивайтесь, это не для вас». И тут же ушёл в свою комнату. Они сели и принялись вкусно

Чёрная лисица в поле золотом

Однажды старший брат Коли принёс из библиотеки книгу о гербах русских городов и предложил вместе посмотреть её. Книга была красочная, в блестящей обложке, так что уговаривать братишку не пришлось. И вечером, устроившись за столом в зале, ребята погрузились в увлекательный мир геральдики – науки о гербах. Первым делом они открыли страницу с гербами городов их родного края – Вологодской области. «Смотри, – ткнул Коля в герб Кадникова, – тут почему-то кадушка в чистом поле стоит!» «Она тут не просто так стоит, – сказал Миша. – Вот видишь, написано под гербом, что в Кадникове варили смолу: «жители сего города и всего уезда оной производят знатный торг». От этой кадки и своё имя город получил. А в Тотьме промышляли ловлей чернобурых лис с ценным мехом, поэтому на её гербе изображена лисица». «А это что за старичок с двумя кувшинами? – удивился Коля, показывая на герб Великого Устюга. – Отвернулся дедушка, а из кувшинов вся вода и вытекла!» «Это значит, что Устюг расположен на месте, где сливаются две реки – Сухона и Юг, – пояснил брат. – Правда, если бы мне поручили нарисовать герб Устюга, я бы, конечно, не стал на нём изображать языческого бога морей Нептуна». «А кого тогда? Деда Мороза? –

Высокое дерево святителя Стефана

  Праздник Троицы велик и для нашей родины, и для нашей газеты «Вера». Уже 23-й год она выходит под сенью «Троицы Зырянской». Три ангела, соприкасаясь крылами, сидят за столом. На белой скатерти пред ними – Чаша. А в золотом небе над их головами раскинуло ветки дерево. Необыкновенное дерево – дерево-трилистник. И судьба этой иконы тоже необыкновенна. Написал её сам святитель Стефан Пермский. Он плыл с проповедью Христа на лодке по Вычегде и в селе Вожем из-за непогоды задержался надолго. Зато успел с новокрещёнными братьями во Христе поставить деревянную Троицкую церковь и написал икону для неё. Целых три доски склеил между собой – такой большой был задуман образ. Надо ведь было уместиться на нём и ангелам, и Моисею с его домом. И дереву. Мудрый Стефан решил: пусть дерево занимает на иконе столько места, сколько занимает в душе зырянина лес, то есть очень много! Тайга для коми жителя была самой жизнью. А чтобы изображение было понятнее, святитель написал на иконе пояснение буквами зырянской азбуки, которую сам изобрёл. Вот Моисей потчует таинственных Путников – Троицу, явившуюся ему. А над ангелами Стефан надписал: «Ай», «Пи», «Кылтос» – то есть «Отец», «Сын», «Святой Дух». Удивительно, но когда спустя много столетий, в XIX веке, икону реставрировали,

Пасха свята для русского солдата!

 Обе Отечественные войны закончились на Светлое воскресенье… За праздничным столом в доме Семёновых любили петь. В День Победы, когда спели и «Землянку», и «Синенький платочек», и много других душевных песен, Ванин дедушка Иван Петрович затянул незнакомое: «Разо-орённая ой да путь-доро-о-ожка! Ой да с Можайска… ох!… ой да до-о Москвы…». Песня была тягучей, и пелось в ней про спалённую врагом белокаменную нашу столицу. Слова её падали в самое сердце. И такая была кручина в этих словах, что все пригорюнились, кто-то даже потянулся за носовым платком. А Иван Петрович, допев, сказал: – Эту песню русские солдатики сложили двести лет назад. Да-а… Как давно это было, а песня донесла до нас их скорбь. Сожгли французы Москву-матушку! Но не сломило это нас. Уж мы потом гнали и гнали их – до самого Парижа! – Да, – поддержал эти слова Ванин отец Пётр Иванович, – угостили непрошеного гостя хорошенько пулями да картечью и проводили до дому. И вот удивительно! – Отечественная вой-на закончилась к Рождеству Христову 1812 года, а заграничный поход 1813–1814 годов завершился точь-в-точь на Пасху! 23 апреля 1814 года, в Светлое воскресенье, в центре Парижа вся русская армия грянула: «Христос воскресе! Воистину воскресе!» Ни одной православной церкви во французской столице не было, так что

Как малыши родине танк подарили

Иногда подкатывает уныние: что мы можем изменить, с нашими-то слабыми силёнками! А можем мы много! Особенно когда все вместе возьмёмся за хорошее дело. Вот был во время Великой Отечественной такой случай. Шёл 1942 год. С фронтов поступали тревожные сводки – гитлеровцы были ещё очень сильны. Они бомбили наши города, разоряли и жгли деревни. Бойцы Красной армии защищали родную землю, пытаясь сдержать натиск врага. Как хотелось детям помочь своим отцам и братьям поскорей разгромить захватчиков! И вот одна шестилетняя девочка Ада Занегина, дочь танкиста, придумала, как это сделать. Она прислала в газету «Омская правда» такое письмо: «Гитлер выгнал меня из города Сычёвка Смоленской области. Я хочу домой. Маленькая я, а знаю, что надо разбить Гитлера, и тогда поедем домой. Я собрала на куклу 122 рубля и 25 копеек. А теперь отдаю их на танк. Дорогой дядя редактор! Напишите в своей газете всем детям, чтобы они тоже свои деньги отдали на танк. И назовём его „Малютка“. Когда наш танк разобьёт Гитлера, мы поедем домой. Ада». На призыв находчивой девочки откликнулись сотни ребят. Ради «Малютки» не жалко было расставаться с содержимым кошельков и копилок. А ведь жили тогда люди очень скромно, крупные покупки делали изредка и на них долго откладывали деньги. Но дети, каждый

Пасхальные качели

Расскажу вам, ребятки, про качели. Любите небось качаться? Вот и мы любили, когда молоденькие были. Только у вас качели круглый год во дворах да в парках, а у нас в Коми по деревням ставили их перед Пасхой, на Светлую неделю. Помню, девчушкой встанешь поутру в Светлое Воскресенье, глядь в окошко: посреди села, прямо у церкви, качели выросли, огро-омные! В самую пасхальную ночь ставили их молодые парни, старались до восхода солнышка управиться, чтобы все удивились. Вот уж там было веселье! Девушки и парни к самому небу, кажется, взлетают, хохочут! Разные забавы придумывала неугомонная молодёжь. То в стог сена сверху прыгали, то старые лапти с качелей вниз кидали: кто их поймает, тому и очередь качаться. А до чего высоко раскачивали парни! У-ух! Нам, ребятишкам, даже смотреть было страшно. Но мы знали: вот дорастём до 16 лет и, пока не обзаведёмся семьёй, будем тоже летать под облаками. Качалась молодёжь на Пасху везде, даже в тундре! Если ижемских оленеводов заставал Светлый день вдали от дома, качели ставили прямо в тундре, недалеко от стада оленей. Какой же прекрасной виделась сверху родная земля!