Рубрика: Жизнь

Не запретить, но улучшить

14 мая Священный Синод Русской Православной Церкви вынес суждение о документе Межсоборного присутствия «Акафист в молитвенной жизни Церкви» и результатах его общественного обсуждения. Само обсуждение в епархиях и на православных форумах длилось почти шестнадцать месяцев и было весьма бурным, поскольку сейчас без чтения акафистов невозможно представить церковную жизнь обычного прихожанина – в них и отрада, и живое приобщение к духовной полноте Церкви. Почему же в народе так любимы акафисты и чем они отличаются от других церковных гимнов?

Единою верой

В сумраке, освещаемом только свечами, фрески на стенах храма кажутся живыми. Стою пред огромным Михаилом Архангелом – прекрасным юношей в длинном плаще, со свитком и мечом, прижатым к кольчужной груди. Смотрит на меня светло. Воин света. «А вы знаете, что в Михайлов день он спускается в ад, к огненному озеру?» – спрашивает меня свечница… (Вторая, завершающая, часть публикации. Начало — в № 802)

Родить — не родить?

В ноябре прошлого года завершилась всероссийская кампания по сбору подписей против абортов. Кто те люди, которые собрали миллион подписей Президенту? Только ли подписями они ограничились? Как они помогают кризисным беременным и как Сам Бог хранит их? Об этом и о многом другом на тему рождения детей наш корреспондент беседовал в Вологде и Донецке

Единою верой

Кто такие единоверцы, думается, наши читатели знают: это живущие по старому обряду православные, признающие при этом иерархию Московского Патриархата. Необычным образом судьба в начале 1990-х годов заставила нашего корреспондента Михаила Сизова заняться исследованием жизни церковного старообрядчества. Открылось много интересного, но работу завершить тогда не удалось… Читайте о его путешествии из настоящего в прошлое и обратно в настоящее. (Начало публикации. Окончание – в следующем номере)

Божьи связки

«…день такой, что чудится, будто не в Хибинах мы, а где-нибудь в Дагомысе: синее небо, перед глазами горы, поросшие лесом, за спиной – благоухающие кусты сирени. Вскрикивают в небе чайки, а откуда-то снизу – поезда, и что-то есть жалобное в этих криках. Такие же звуки слышали и те, кто волею судьбы оказался здесь в далёком 30-м году, когда сюда прибыл первый эшелон со спецпереселенцами…» В рубрике «Приходская жизнь» — знакомство с непростой историей города Кировска (бывшего Хибиногорска) и с его замечательными людьми.

Жалостливые

Говорят, добро надо творить не только на Пасху. Верно. Но режет слух вот это слово – «надо». Разве из-под палки милосердным станешь? Да и не столь велик труд милостивым быть, чтобы понукать себя долженствованием «надо». Ещё где-то прочитал, что «милосердие – это самое простое, чем человек может уподобиться Богу, по слову Его: “Будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд” (Лк. 6, 36)». Да, на словах-то всё просто. А в жизни?

Праздник в Осе

На Пасху Вячеслав и Ольга Мочаловы отправляются в свой Казанский храм задолго до начала службы – надо доставить туда куличи, украшенные учениками воскресной школы, встретить ребят, которым предстоит выступить с праздничным концертом. С Вячеславом мы познакомились в необычном месте – в Олимпийском комитете России. Он, бывший десантник и профессиональный боксёр, приезжал в Москву поддержать наших олимпийцев, отправлявшихся в Пхёнчхан.

Между математикой и ангелами

Не так давно всё связанное с религией категорически отделяли от науки, возводя в ранг «мракобесия». И вот теперь «теология» уже научная дисциплина, ей присвоен и шифр специальности: 26.00.01. Как восприняли это в самой научной среде? Корреспонденту «Веры» довелось поговорить об этом с доктором физико-математических наук, академиком РАН Алексеем Николаевичем Паршиным.

Олимпийские уроки

XXIII Зимние Олимпийские игры для нашей страны стали испытанием – пишут обозреватели, имея в виду проблемы политического и спортивного характера. Но если брать шире, то на прочность испытывалось и наше общество, которое разделилось: одни считали, что ехать на Игры надо даже в «нейтральном» статусе – без национального флага и гимна, а другие были против. Многие православные вообще поставили под сомнение олимпиады как таковые. Мол, не христианское это дело — бегать за рекордами.

Непоэтический крест

Судьба священника Леонида Сафронова с рождения и по сей день связана с вятскими лагерями: родившийся здесь в семье сосланных, батюшка несёт своё служение в оставшихся вятских колониях. «Я лет пятнадцать привыкал к тюремному служению. Здесь другие люди, другой мир», – рассказывает отец Леонид. Вот наш корреспондент и отправился в далёкий Верхнекамский район Кировской области посмотреть, что это за мир.