Рубрика: Хронограф

Противостояние

Владимир Григорян
«В общем, Тимофей Кулябин получил то, чего добивался … Для этого только-то и пришлось разрушить сюжет великой оперы, а заодно мимоходом похулить Благую Весть – Евангелие»…

Уроки русского

Размышления о писателе Валентине Распутине и его роли в Отечестве

Они нужны нам

Это случилось в Америке. Не в той стране, которая кого-то всё время бомбит, устраивает войны по всему миру и хвастается своим лидерством, а в настоящей – «одноэтажной Америке», как её назвали когда-то Ильф и Петров. Гленн Буратти, мальчик из городка Сент-Клауд во Флориде, позвал на свой шестой день рождения 16 одноклассников. Ни один не пришёл, потому что Гленн страдает аутизмом и эпилепсией и не пользуется популярностью среди здоровых сверстников. Ребёнок спрашивал у мамы, где гости, но ей нечего было ответить. Поздравления были разосланы заранее, она сделала всё, что смогла. «Я знаю, что это может показаться глупым, но моё сердце просто разрывалось, когда я видела, как страдает мой сын», – говорила впоследствии мама. О случившемся она написала в социальной сети – и произошло чудо. Её запись прочли полицейские и пожарные, и они начали съезжаться на праздник на своих автомобилях и даже отправили вертолёт, чтобы он покружил над крышей дома, где живёт Гленн. Ещё пришли пятнадцать местных жителей с детьми, и все несли и везли подарки. Когда эта информация попала в русскую блогосферу, люди спрашивали друг друга, как поступила бы в схожей ситуации наша полиция. Боюсь, ответ очевиден. Я знал немало хороших полицейских в России и никогда особо не критиковал наши силовые

Поле брани

ПОЛЕ БРАНИ
Игорь Иванов

Сам не плошай

Каждый год с Рождественских чтений, которые проходят в январе в Москве, привожу я что-то новое для себя. Конечно, нынче Чтения уж не те, что прежде, но и они родили во мне какую-то новую мысль-ощущение: «Несовершенства «вообще» не существует, если оно возникает, то по воле человека». Как-то так. …Утро, чешу по Сретенскому бульвару, опаздывая на научную конференцию. Гудящий поток машин, озабоченные лица прохожих навстречу. Вот и нужное здание. Минут десять ищу парадную, начиная уже нервничать. Наконец во дворах натыкаюсь на неприметную железную дверь с табличкой: «Институт экономических стратегий Отделения общественных наук РАН». Под ней объявление, что конференция переносится на четыре часа. Ну и ну! – Тоже на конференцию? – раздался голос сзади. Подошедший священник с беспечным видом прочитал объявление и посоветовал мне: – Рядом Сретенский монастырь, там о монашестве говорят, сходите… Так я попал туда, куда и не думал идти. Монастырский актовый зал полон чёрных клобуков, похоже, один я здесь такой пёстрый. Усаживаюсь. Никуда спешить уже не надо… На стенах зала огромные панно: слева – колосящееся рожью поле, и свет с нарисованного неба так удивительно падает, словно поле живое; справа – бурное море в стиле Айвазовского. Не ликами святых зал расписан, а картинами присутствия Бога во всём. И то верно: не

Я – не «Шарли»

Одна знакомая журналистка объявила себя «Шарли» (это такая форма солидарности с погибшими в Париже от рук исламистов) и написала статью о жестокосердии окружающих. Дескать, россияне не сострадают погибшим журналистам, как не сострадали и погибшим в нью-йоркских башнях-близнецах, более того, знакомая где-то услышала по этому поводу даже крики восторга. Удивительно, но мы словно живём в разных странах. Я помню, как с утра до ночи наше телевидение крутило кадры трагедии, как переживали люди. Мы видели лица погибших, мы слышали их голоса и словно погибали вместе с ними. Восторги по поводу теракта? Их было не больше, чем при гибели «Курска». У нас есть, как и в любой стране, странные люди, способные по политическим мотивам торжествовать в таких ситуациях. Их немного, но журналистка утверждает, что слышала восторги со всех сторон, что общество теряет стыд, – а это уже совсем другое. Это неправда. Довольно сказать, что посол Франции был взволнован реакцией россиян по поводу теракта и сказал, что «возможно, мы стали ещё больше братьями и сёстрами, чем в прошлом». Удивил и морализаторский тон статьи: автор присвоил себе право выносить приговоры с высоты своей высоконравственной позиции. Неужели как только ты становишься «Шарли», то получаешь на это право? И я написал ответ, рассказав, как ждал от знакомой хоть капли