Автор: Михаил Сизов

Беды – бедным?

«Вам государство вообще в принципе ничего не должно. Вам должны ваши родители, которые вас родили. Государство их не просило вас рожать», – заявила глава одного из областных департаментов. Другая чиновница, министр труда, предлагает тем, кто на «минималке», питаться «макарошками», мол, они не дорогие. Что произошло с этими людьми? «Оторвались от народа»? Нет, тут глубже… «Беды – с бедными, а Бог – с богатыми», – такая квазирелигия нарождается в нашей стране, и этому надо что-то противопоставить.

Обретение родни

В рождественские вечера принято вспоминать чудесные случаи из жизни. Расскажу недавний. Он хоть и сугубо личный, но связан с нашей газетой «Вера», без неё ничего бы и не случилось.
Начать с того, что с самого раннего детства, которое я провёл в Карелии, перед глазами был главный наш портрет. Он висел среди других в родительской комнате – в самом центре. На нём мой дед Филипп Иванович Воробьёв с дочерями Марией и Евдокией, у которых на руках два младенца Николая.

«Нравственность есть правда»

На первой нашей встрече («Вестник цветущих народов», № 811, сентябрь 2018 г.) профессор Санкт-Петербургского университета Александр Аркадьевич Корольков упомянул, что к изданию готовится его книга о философии Валентина Распутина. Я тогда удивился: как писатель-«деревенщик» может быть философом? А книга уже вышла в санкт-петербургском издательстве «Росток», и называется она «Нравственная философия Валентина Распутина». И вот продолжение беседы

Другие берега

Вот и знакомая отворотка с трассы: Антониево-Сийский монастырь. Возле самой дороги на монастырь озеро Плешково, через которое протекает река Сия, дальше за деревьями в солнечном сиянии прозыркивает озеро Плоское… Въезжаем на полуостров, отделённый от мира водной гладью. Из-за монастырской стены всплывают купола церквей, и всё это видится как один чудный храм… Никаких журналистских планов на Сии у нас не было. Хватит! Можно хоть чуток «пожить для себя»? Тем более в таком месте. Это всё равно что приехать в отчий дом и начать интервьюировать родных братьев. Да, много лет их не видел, но что это меняет?
(Дневник экспедиции. Продолжение. Начало в №№ 813–817)

Потерянная ветвь

Какая научная тема является самой обсуждаемой? Вокруг чего скрещивается больше всего непримиримых мнений? Наш корреспондент решил выяснить это и неожиданно для себя обнаружил, что это – споры о происхождении жизни и человека. Но можно ли добавить что-то на эту заезженную тему? Беседы с серьёзными учёными позволили узнать ещё немало интересного.

Другие берега

Из Урдомы до Котласа кратчайший путь – по трассе вдоль газопровода. Другой маршрут – это переправляться на пароме на противоположный берег Вычегды, далее по грунтовке до Сольвычегодска, там снова жди паром – и снова через реку. А потом, если хочешь попасть в Христофорову пустынь, куда мы собрались, предстоит ещё порядочный крюк…» Продолжение дневника летней редакционной экспедиции (начало в №№ 813-816). Посёлок безработных Лупья, безлюдье Христофоровой пустыни и заброшенная деревня Комарица, где восстанавливает Никольский храм Игорь Александрович – строитель и сторож в одном лице.

Не делится на два

«С некоторой опаской вглядываюсь в ленту новостей – начался пост, и, как водится, обязательно должно быть искушение. Нет, вроде всё слава Богу… В Петербурге вновь началась тяжба за Благовещенский храм Александро-Невской лавры. Но это дело житейское. Директор Государственного музея городской скульптуры Владимир Тимофеев протестует против передачи храма Лавре, мол, в нём могильные надгробия и другие экспонаты, которые входят в музейный фонд страны. А священники в ответ: экспонаты не пострадают…» В очередном выпуске  «Хронографа» — разговор о тлеющем конфликте между церковью и государством. И весть из Австралии: в тюрьму посажен «отец» украинского церковного раскола.

 

Другие берега

«Дорога с Цилибы в Суходол ровная, воздух живительный (о, как дышится легко в сосновых борах!), бодрости ногам прибавляли и волчьи следы, которые сразу же обнаружились на песке. Так что и не заметили, как вошли в селение. Первым показалось кладбище, где мы задержались, побродив между могил, – 19 лет минуло, вдруг знакомые имена увидим. Затем встретился какой-то лесной хуторок. За ним ещё один, потом ещё… Тут только и поняли, что мы уже в Суходоле».
Летняя редакционная экспедиция по Вычегде, Двине и Онеге. (Продолжение. Начало в №№ 813–815).

Давнишняя пудожанка

В рубрике «Верный читатель» – встреча с 80-летней пудожанкой Лидией Михайловной Шарапановой. «Девичья моя фамилия – Хлыстова. Хлыстовы испокон тут живут, так что я давнишний человек», – рассказывает она. Вспоминает своих дедов, годы жизни и свой приход в Церковь. И тут случайно узнаём мы, что она – обычная мирянка – построила с мужем храм в селе.

Другие берега

«…Итак, всё шло к тому, что мы вновь не попадали в старинное село Вожем: как не смогли попасть туда во время первой нашей паломнической поездки на велосипедах, так и теперь на машине – Вожем оказался неприступен. Как бы. Только уж теперь-то мы были не те, что прежде, – двадцать лет журналистских командировок даром не проходят. Решили так: коль не поддаётся Вожем во фронт, зайдём с тыла…» Дневники летней редакционной экспедиции, продолжение (Начало в №№ 813, 814).