Автор: Редакция

Памяти патриархов

«Вот у него и проси пенсию!» Здравствуйте! Я выписываю газету «Вера» не первый год и решила вам написать вот по какому поводу. Мой дедушка, Василий Михайлович Семёнов, до революции 1917 года служил поваром у главы Новгородской Церкви Алексия (Симанского). Впоследствии он, Алексий, был избран Патриархом всея Руси. Мой дедушка в 1914 году воевал, а после революции жил в 3 км от Новгорода, в деревне Батурино. В колхоз вступить отказался, был единоличником. Во Вторую мировую войну погиб сын дедушки Константин, и Василий Михайлович решил пойти в собес с просьбой, чтобы ему дали пенсию побольше, так как за погибшего сына он получал всего 7 рублей. В собесе у деда спросили, где он работал. Дедушка ответил, что раньше работал у Патриарха Алексия I. «Вот у него и проси себе пенсию!» – ответили ему. В это время дедушка жил у своей дочери в Новгороде. Вот мы и отправили нашего дедушку просить пенсию у Алексия I. Встреча состоялась очень радостная, тёплая для стариков. Наш дед, живя у дочери с тремя внучками, был окружён заботой, вниманием. Все дедушку любили. Живя у нас, он выглядел чудесно. Алексий же был очень худеньким, бледным. Дед рассказал, как ему хорошо живётся у нас, и пенсию просить ему стало стыдно. Приехал

Цветник духовный (№ 699)

Что важнее для человека – его прошлое, настоящее или будущее? Три мудреца поспорили об этом, и один из них сказал: – Моё прошлое делает меня тем, кто я есть. Я умею то, чему я научился в прошлом. Я верю в себя, потому что способен делать то, за что я раньше брался. Мне нравятся люди, с которыми мне прежде было хорошо. Я гляжу на вас сейчас, вижу ваши улыбки и жду возражений, потому что в прошлом мы не раз спорили, – я знаю, что вы не привыкли соглашаться с чем-либо без возражений. – А с этим невозможно согласиться, – сказал другой. – Если бы ты был прав, человек был бы обречён, как паук, сидеть день за днём в паутине своих привычек. За каждым из нас влачится шлейф грехов и неудач, но мы всё же движемся вперёд, потому что верим в будущее без них. Мои действия зависят сейчас не от того, каким я был, а от того, каким я собираюсь стать. Мне нравятся люди, непохожие на тех, кого я знал раньше. А разговор этот мне интересен потому, что я предвкушаю здесь увлекательную борьбу мысли. – Вы совсем упустили из виду, – сказал третий, – что прошлое и будущее существуют только в наших

В ковчеге

/Андрей Еграшов/ Голуби Давно уж покинул я город, в деревне живу. И такое увиделось… У храма кто-то щедро просыпал птицам корм. Слетелась туча голубей: сбившись в живой клубок, они жадно клевали, топорща крылья, чтобы оттеснить прочих. А ведь это явленный образ большого города! Там люди плотно собрались, чтобы во всех смыслах насытиться. В таком понимании одновременно и стыд, и утешение: ведь люди – вместе, люди – нуждаются друг в друге, хотя нередко теснят и обижают ближнего. Вот и голуби, несмотря на свою активность, не были, в общем-то, враждебны друг к другу: им просто очень хотелось кушать, и казалось, страшно не поспеть это сделать. Были и другие, довольствовавшиеся отлетавшими крохами. И были те, что просто… наблюдали. О времени и о себе Давно пытаюсь понять, куда все мы правимся. Ведь видно же: на смену обществу взаимного человеческого доверия грядёт общество информатизма, общество тотального учёта и контроля. Почему это происходит? Наверное, потому, что такое собственно человеческое качество как ДОВЕРИЕ исчезает в людях. * * * Знаете, отчего «удался» 1917 год? В ту пору люди ещё умели верить, и вот в такую благодатную почву упали сорные семена, так что чертополох сразу же вымахал в полный рост. А что сейчас? Пустыня, на которой не вырастет

Письма к Богу

«У них свой мир. Особенный. Мир, от которого мы, взрослые, всё время удаляемся, не оглядываясь. И чем дальше, тем непонятнее становится нам эта страна – страна детства. А дети живут своим представлением о добре и зле, чести и бесчестии, человеческом достоинстве… они на “ты” с Вечностью», – написал Михаил Дымов в предисловии к своей книге «Дети пишут Богу». Она составлена из коротеньких ответов на вопросы: «О чём бы ты хотел спросить у Бога?», «Что бы ты хотел попросить у Бога?» и «Что бы ты хотел рассказать Богу?». Эти вопросы писатель задавал школьникам от шести до десяти лет в русскоязычных школах Риги. И что поразительно… Конечно, некоторые дети просили у Бога волшебную палочку, разные материальные блага, но подавляющее большинство из них в той или иной форме искренне желали, чтобы в мире было больше добра. И вопросы их удивительно глубоки. Сам писатель Дымов (настоящие имя и фамилия его – Ерахмиэль Вольфсон) военное детство провёл в интернате, куда попал после эвакуации из Риги. Героями его произведений были всегда дети. Умер писатель в 2004 г., оставив после себя рукопись последней книги «Здравствуй, Господи, навсегда!». Эти слова высекли на его надгробном памятнике. И всё же самым известным его памятником стало не художественное произведение, а вот

из жизни простых людей

Много лет из газет и журналов, выходящих у нас в Грузии, я собираю разные истории, поведанные читателями, простыми людьми. Они незамысловатые, но очень трогательные. Некоторые (последняя датирована 2013 годом) я перевела на русский язык для читателей «Веры». /Мария Сараджишвили/ Молитва перед иконой В декабре 2003 года украл меня человек, которого я не любила. Даже не предполагала, что он посмеет это сделать. Спрятали меня в Западной Грузии, да так, чтобы никто моего следа не мог обнаружить. Звонить домой похитители не давали. Представляете, каково было моей семье! Я уже потеряла всякую надежду, но, к счастью, заметила на подоконнике иконку Пресвятой Богородицы и попросила Её о помощи. В это время, оказывается, моя мама плакала и никак не могла успокоиться. На крики собрались соседи. Кто-то из вновь вошедших, видя её в таком состоянии, сказал: «Плачем дочери не поможешь. Лучше встань, иди к иконам и молись!» Мама встала и пошла. Рыдая, она от всего сердца попросила: «Неужели никто из этих ребят не верит в Бога?! Господи, молю Тебя, просвети разум того, кто из них больше в Тебя верит! Пусть даст моей дочери позвонить! Мне бы хоть услышать её голос, жива она или нет!» Видно, молитва моей матери была услышана. Вдруг один из похитителей подскочил на стуле

Мощи Серафима Саровского: потери и обретения

15 января – память второго обретения мощей преподобного Серафима Саровского (1991 г.) /Елена Мавлиханова/ Со времени кончины прп. Серафима в 1833 году до его канонизации в 1903 году прошло 70, а до наших дней – 180 лет. Для воссоздания жизнеописания преподобного Серафима срок относительно короткий. Но это время российской истории наполнено противоречивыми событиями, густо замешанными на умолчаниях и слухах. В результате вопросы, связанные с обретениями и потерями мощей о. Серафима даже в обозримом прошлом, подчас не находят внятных ответов. Следовательно, рождаются новые вопросы и легенды. Мотивом к написанию статьи стали мои диалоги с посетителями Дивеевского Свято-Троице-Серафимовского женского монастыря. Итак, хронология событий: 1902–1903 годы – освидетельствование всечестных останков прп. Серафима и принятие решения о причислении его к лику святых. 17 декабря 1920 года – вскрытие мощей. 21 августа 1921 года – закрытие мощей. 5 апреля 1927 года – повторное вскрытие мощей и увоз их из монастыря. Дата считается днём закрытия Саровского монастыря. Что известно о местонахождении мощей прп. Серафима с 1927 по 1990 годы? Начало кощунственной операции по вскрытию мощей прп. Серафима Саровского нужно отсчитывать задолго до 1920 года. Подлинные документы по вскрытию мощей Серафима Саровского долгое время были под спудом в недрах Минбезопасности (Архив МБ МССР). В 90-х саранскому историку

Человеческое, нечеловеческое и Божье

/Игумен Игнатий (Бакаев)/ Носом к носу встретились мы в коридоре диагностического центра. Спрашивает: «Отец Игнатий, вы меня не узнаёте?» Конечно, узнал сразу – дорогую родную Лидию. Она встречает крестоходцев Стефановского крестного хода у себя в Пажге, приглашает домой. Муж её – Вениамин Егорович – к этому времени натопит баню, приготовит душистых берёзовых веников. К ужину накрывается обильный стол со всеми деревенскими яствами. Нас приходило иной раз до шести батюшек да ещё мирян сколько-то. Молимся, усаживаемся, кушаем, общаемся до глубокой ночи. Явно Христос посреди нас, ведь мы собраны во имя Его. Пристраиваемся на скамеечку. Лидия спрашивает: «Батюшка, а зачем вообще нужны мучения, страдания? Неужели без этого нельзя обойтись, ведь Бог всё может». Она, конечно, знает ответ. А я вот растерялся. Но ответил всё-таки, что мучения за Христа приносят радость мученикам. А мучения от своей дури – дурь изгоняют и в Церковь подвигают. Но своим ответом я остался неудовлетворён. Похоже, не сказал самого главного. А что для человека самое главное? Бог! Всё, что с Ним связано. Читаю Евангелие от Марка (8, 33): «Он же… воспретил Петру, сказав: отойди от Меня, сатана, потому что ты думаешь не о том, что Божие, но что человеческое». Ничего себе! Первейшего Своего ученика Господь изгоняет от себя,

Слишком много Рождества

/Дино Буццати/ В раю, где обретаются животные, душа ослика спросила у души вола: – А ты помнишь ту давнюю-давнюю ночь, тогда мы с тобой были в каком-то хлеву, а там, прямо в яслях… – Дай подумать… Ну да, – подтвердил вол, – в яслях был только что родившийся младенец. Разве я могу забыть? Прекрасный такой младенец. – С тех пор, если не ошибаюсь, – сказал осёл, – прошло… сколько лет? – Ну что ты, с моей-то воловьей памятью! – А знаешь, кем оказался тот ребёнок? – Откуда мне знать? Люди те были пришлые. Малыш, помнится, родился замечательный. Непонятно, почему он никогда не выходил у меня из головы. Да, а родители у него были совсем простые. Скажи же, кто он? Ослик что-то прошептал волу на ухо. – Не может быть! – воскликнул тот потрясённо. – Правда? Ты, верно, шутишь? – Чистая правда. Клянусь… Между прочим, я сразу же догадался. – А я, признаться, нет, – сказал вол. – Наверное, ты умнее меня. Мне и в голову такого не могло прийти. Хотя, конечно, сразу было видно, что ребёнок необыкновенный. – Ну вот, с тех пор люди каждый год устраивают большой праздник, чтобы отметить его день рождения. И нет для них праздника краше.

Ангелы и тигры

/Вероника Якушко/ …А зимы всё не было. Защищаясь от ледяных капель, я склонил голову и шёл наугад. Капли стучали по капюшону, и мне нравился этот звук. Когда идёшь таким образом, то замечаешь всякую всячину, валяющуюся под ногами: погнутую соломинку от сока, железную крышечку с интересным рисунком, рублёвую монетку и… пёрышко. Белоснежное, без единого пятнышка, словно вырезанное из бумаги, оно лежало на асфальте, и невозможно было пройти мимо. Разве бывают такие перья у птиц? Нет, решил я – оно ангельское. Я бережно взял находку и пошёл домой. Маме перо совсем не понравилось. – Выкинь сейчас же, оно заразное, и вымой руки. – Ангелы заразные? – не понял я. – При чём здесь ангелы?!. – не поняла мама. Перо я, конечно, не выбросил, положил в книгу. Руки вымыл. А потом мне захотелось лечь, хотя слышал, как мама несколько раз звала на кухню. Сквозь закрытые глаза я почувствовал, как она склонилась и положила руку на лоб. – Кажется, заболел. Третий раз за месяц. Эх, Ванька… «Значит, завтра не пойду в школу», – тайно обрадовался я. А цирк?!. – Мам, в субботу цирк, помнишь? – я открыл глаза. – Сейчас градусник принесу. С температурой – никуда. – А если я успею выздороветь? – Доживём –

Одной строкой

ВОТ ТОЛЬКО ЗАЧЕМ? В 45-градусный мороз Якутские водолазы и дайверы, разбив 50-сантиметровый лёд, установили наряженную ёлку на дне Лены на глубине 3,5 метра. Зачем они это сделали, не сообщается. . . . Протодиакон Андрей Кураев исключён из профессоров МДА за «эпатажные публикации». Сам он считает это местью «голубого церковного лобби» за свои публикации в блоге о содомии в Казанской епархии. В Сочи освящён храм Нерукотворного Образа Христова, построенный рядом с Олимпийским парком и потому в народе прозванный «олимпийским». Он был заложен всего 16 месяцев назад. . .  Война Новому году В Саудовской Аравии запретили отмечать Новый год, штраф грозит всем, кто продаёт новогоднюю атрибутику и даже цветы. Такое решение приняла Национальная комиссия по поощрению добродетели и предотвращению греха, в которую входят влиятельные политики и богословы.  Установленная в центре Баку, напротив кинотеатра «Азербайджан», ёлка была сожжена вечером 1 января радикальными мусульманами в знак протеста против празднования Нового года. . . Уже более тысячи приходов Англиканской церкви пользуются новым последованием крещения младенцев. Родителей и крёстных больше не просят «отречься от дьявола», «покаяться в грехах» и «поклониться Христу». . . Организаторы выставки «Ирод Великий: последний путь царя» в музее Израиля попытались «отмыть» детоубийцу, заявляя о якобы «исторически ложном обвинении царя Ирода в Новом