Чудесная лодка

Последние летние денёчки тают, тают — и за летом, как всегда, придёт осень, начнётся новый учебный год. Как летит время, правда? Разговорились об этом на днях с одной знакомой мамой. «Вика, а вот для тебя время идёт быстро или медленно?» – спросила я у её дочки-семиклассницы, надеясь, что хоть у детей оно течёт по-другому. Как густой мёд, а не как вода. «Ой, так быстро! – огорчилась Вика. — Только что вроде Новый год отмечали». И правда, что-то время спешит, как неисправные часы, и ты живёшь как бы вскользь, ничего не успевая…

К счастью, у каждого из нас есть ключик от заветной двери, за которой время идёт по-особенному. Может, вы подумали об Интернете? Сиди себе на диване и узнавай обо всём на свете, не тратя сил, денег и лишнего времени. Нет, совсем не о том речь. И даже наоборот – Интернет, маня пёстрыми картинками, может украсть наше время без остатка, а взамен – лишь тяжесть в голове да пустота в душе. А если ещё с головой уйти в игры – всё, пиши пропало, сел ты сегодня за компьютер ребёнком – а встал завтра усатым дядей…

Нет, этот ключик другой. Чтобы удержать время, надо хоть иногда бывать в лесу, у речки, на лугу, приглядываясь к тому, как живут их маленькие обитатели – птички, мурашки всякие. А ещё надо учиться мастерить, вязать, готовить (вот тут-то Интернет как раз добрый помощник). И читать хорошие книжки. А знаете, ребята? Самые лучшие детские книжки написаны людьми, которые не любили сидеть на месте, без конца куда-то шли с рюкзаком за плечами и не могли насытиться этим. Юрий Коваль, Владислав Крапивин, Геннадий Снегирёв… У таких писаталей глаз – как фотоаппарат «Зоркий» (выпускался когда-то такой в нашей стране), ничего от него не укроется. А в душе – словно негаснущая лампа тёплого интереса ко всякому творению Божьему. И освещала эта лампа всё, к чему писатели приближались, будь то человек, мышка или старая коряга. Так что для нас, бедных домоседов, их книжки много значат. Они как письма старых добрых друзей: прочтёшь, и на сердце надолго остаётся тепло. И время тогда течёт по-другому – ведь ты и сам стал чуточку другим.

Ребята, прочтите один из рассказов замечательного детского писателя Геннадия Снегирёва (1933–2004), 85 лет со дня которого отмечаем мы в нынешнем году, и вы убедитесь в этом.

Геннадий Снегирёв писал повести и рассказы для детей о природе и животных. Жизнь писателя была богата событиями. Он работал на кафедре ихтиологии МГУ, был звероловом, плавал на экспедиционном судне «Витязь», много путешествовал по стране. Фото: fb.ru

 

Мне надоело жить в городе, и весной я уехал в деревню к знакомому рыбаку Михею. Михеев домик стоял на самом берегу речки Северки.

Чуть свет Михей уплывал на лодке рыбачить. В Северке водились огромные щуки. Всю рыбу они держали в страхе: попадались плотвички прямо из щучьей пасти – на боках чешуя ободрана, как будто оцарапали гребёнкой.

Каждый год Михей грозился поехать в город за щучьими блёснами, да никак не мог собраться.

Но однажды Михей вернулся с реки сердитый, без рыбы. Он молча затащил лодку в лопухи, велел мне не пускать соседских ребят и уехал в город за блёснами.

Я сел у окна и стал смотреть, как по лодке бегает трясогузка.

Потом трясогузка улетела и к лодке подошли соседские ребята: Витя и его сестра Таня. Витя осмотрел лодку и стал тащить её к воде. Таня сосала палец и смотрела на Витю. Витя закричал на неё, и они вместе спихнули лодку в воду.

Тогда я вышел из домика и сказал, что брать лодку нельзя.

– Почему? – спросил Витя.

Я сам не знал почему.

– Потому, – сказал я, – что лодка эта чудесная!

Таня вынула палец изо рта.

– А чем она чудесная?

– Мы только до поворота доплывём и обратно, – сказал Витя.

До речного поворота было далеко, и, пока ребята плыли туда и обратно, я всё придумывал что-нибудь чудесное и удивительное. Прошёл час. Ребята вернулись обратно, а я так ничего и не придумал.

– Ну, – спросил Витя, – чем же она чудесная? Простая лодка, один раз даже на мель села и течёт!

– Да, чем она чудесная? – спросила Таня.

– А вы разве ничего не заметили? – сказал я, а сам старался поскорей что-нибудь придумать.

– Нет, ничего не заметили, – сказал Витя ехидно.

– Конечно, ничего! – сказала сердито Таня.

– Так, значит, ничего и не заметили? – спросил я громко, а сам хотел уже удрать от ребят.

Витя замолчал и стал вспоминать. Таня сморщила нос и тоже стала вспоминать.

Многие книги Геннадия Снегирёва иллюстрировал художник Май Митурич

– Видели следы цапли на песке, – робко сказала Таня.

– Ещё видели, как уж плывёт, только головка из воды торчит, – сказал Витя.

Потом они вспомнили, что зацвела водяная гречиха, и ещё видели белый бутон кувшинки под водой. Витя рассказал, как стайка мальков выпрыгнула из воды, спасаясь от щуки. А Таня поймала большую улитку, а на улитке ещё сидела маленькая улиточка…

– Разве всё это не чудесно? – спросил я.

Витя подумал и сказал:

– Чудесно!

Таня засмеялась и закричала:

– Ещё как чудесно!

  • Однажды Геннадия Снегирёва друг спросил: «Ты веришь в Божий промысл?» Он ответил: «Конечно. Иногда меня Сам Господь выводил из переделок». А уж переделок на его век хватило – ведь он исходил-изъездил чуть ли не весь мир. Прожил он на земле 70 лет. А его «лампа» осталась светить нам. И ещё он говорил так: «Очень плохо, когда человеку нечего вспоминать».

← Предыдущая публикация     Следующая публикация →

Оглавление выпуска

Добавить комментарий