Наша святая Ксения

В нынешнем году 6 июня исполнилось 30 лет, как на Поместном Соборе Русской Православной Церкви была прославлена в лике святых блаженная Ксения Петербургская. Всего 30 лет! А кажется, что эта святая была у нас всегда. Отчасти так и есть – почитать блаженную начали уже при её жизни, людской поток к её часовне на Смоленском кладбище не иссякал и в советское время. Среди тех, кто подавал записки, были и авторы этих двух заметок. В ту пору они учились на ленинградском журфаке, который закончили накануне канонизации блаженной Ксении в 1988 году. И вот ныне каждый по-своему продолжает славить святую покровительницу города на Неве и всех православных христиан.

«Ты будешь сиять!»

Наталья ПЕТРОВА, автор-исполнитель, журналист

Начало

4 июня, в преддверии летнего прославления святой блаженной Ксении Петербургской, по благословению митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Варсонофия состоялся духовно-просветительский концерт, который так и назывался: «Ксения Блаженная». Это – подарок коллективов и авторов-исполнителей нашей дорогой матушке Ксении. Он прошёл при поддержке местных властей, епархии, Военно-Медицинской академии. Всем нам – организаторам и участникам концерта – хотелось, чтобы Ксения Блаженная своими молитвами и своим благословением освятила весь город. И Господь сподобил, чтобы это чудо совершилось.

И это поистине стало чудом, если вспомнить предысторию…

Первый мой концерт, посвящённый святой покровительнице Санкт-Петербурга, состоялся ещё десять лет назад, на зимнюю Ксению, в Александро-Невской лавре. С тех пор их прошло множество, и не только в Петербурге, но и в других городах. Стали присоединяться единомышленники, авторы-исполнители и коллективы, с которыми мы вместе славили нашу любимую святую на выступлениях. Но на 30-летие её канонизации хотелось сделать что-то особенное, чтобы матушка Ксения услышала наши песни и порадовалась вместе с нами. Для проведения праздничного концерта выбрали зал Государственной академической капеллы, что на Мойке, близ Зимнего дворца. Выбор этот не случаен. Капелла ранее была придворной, а муж Ксении блаженной, Андрей Фёдорович Петров, был придворным певчим. Он служил в чине полковника и носил мундир Спасо-Преображенского полка (зелёный камзол и красные штаны) – тот самый, в который облачилась его вдова Ксения Григорьевна Петрова, приняв подвиг юродства. И самый лучший подарок, который можно было сделать для матушки Ксении, – это почтить память её горячо любимого мужа, о котором она завещала нам молиться.

Молитва

Чтобы выполнить благословение матушки Ксении, должна была совершиться особая молитва. Алла Дмитриевна, с которой мы вместе несли послушание в храме Николая Чудотворца при Доме ветеранов сцены, при жизни мне сказала: «Чтобы исполнилось очень важное, о чём молишься, надо прочитать Псалтирь 40 раз – в день по кафизме». И так мой молитвенный путь уже несколько лет продолжался. Не будь молитвы, не преодолеть бы искушений.

А они начались сразу же. Документы, необходимые для организации концерта, отправленные нам, где-то затерялись. Ответ от города пришёл в декабре, а мы смогли его найти в архиве только на Страстной седмице. И поэтому нам оставалось очень мало времени на подготовку. К тому же я ещё раз увидела воочию, как враг отсекает от нас людей, которые могут помочь: у них возникали обстоятельства, по которым они уже не могли помогать. Так произошло и с моими помощниками, которым срочно пришлось уехать. Но Господь не оставил меня и предоставил возможность убедиться, как это Божие благословение работает.

За время, пока документы были потеряны, я чудесным образом устроилась на работу: помолившись у часовни Ксении Блаженной, на следующий день получила приглашение на работу в виртуальный филиал Русского музея, где проходят различные мероприятия. И как только я взяла в руки принесённые мне документы на концерт, сразу же всё начало исполняться. В капелле нам выделили день – 4 июня. Размышляя, где же взять деньги на оплату аренды зала, сидевшие здесь же сотрудники администрации Муниципального округа № 365, к которому относится виртуальный филиал Русского музея, сказали, что смогут помочь выкупить все билеты. И вот за один день решилось всё, что не давалось так долго. Будто рухнула какая-то непробиваемая стена. И это совершилось после молитвы.

Песни для блаженной

В концерте согласились участвовать замечательные исполнители, в том числе хор инженерных войск России «За Веру и Отечество» под руководством игумена Варнавы (Столбикова) – замечательные «военные певчие» (о них – в публикации «Будущее Яренска», № 749, февраль 2016 г.), выступление которых так важно для матушки Ксении, супруги военного певчего. Мы начали готовить документы, необходимые для участия в концерте, и тут выяснилось, что в связи с проведением чемпионата мира по футболу требуется приглашение от организации на мероприятие. Но в последний момент мы успели сделать и это.

Билеты были распределены между жителями города и прихожанами храмов бесплатно, памятуя о блаженной Ксении, которая всё делала во славу Божию. Разошлись они быстро, и в день концерта люди спрашивали «лишний билетик». Артисты находились в приподнятом настроении, чувствуя особый трепет и волнение, ведь предстоял такой уникальный концерт в столь прекрасном зале.

Открыл концерт лауреат международных конкурсов Роман Лиманский песней «Ксения Блаженная, свидетель наших слёз» Игоря Балакирева (внука знаменитого русского композитора). Следом хор преп. Иоанна Дамаскина из собора Владимирской иконы Божией Матери исполнил «Песнь о блаженной Ксении», музыку которой написала руководительница хора Ирина Болдышева, а слова – Андрей Логвинов. Прозвучали и другие замечательные произведения, среди которых «Ночь под звёздами», музыка которой также создана регентом хора на стихи Александра Солодовникова, которые он написал зимой 1940 года в ночную смену на Колыме. И эти стихи потрясают своей глубиной и чистотой:

Свершает ночь своё богослуженье,
Мерцая, движется созвездий крестный ход.
По храму неба стройное движенье
Одной струёй торжественно течёт.

Особенно трогательно прозвучала песня «Ксения Блаженная» в исполнении Ксении Сагань – слепой от рождения. В зале многие плакали.

И мне посчастливилось на этом концерте исполнить свои песни о Ксении Петербургской в сопровождении Виктора Лугового (гитара), Ольги Ермиловой (фортепиано) и Галины Баграновской (скрипка, фортепиано).

Бурными аплодисментами встретили хор «За Веру и Отечество». Удивило всех необычной аранжировкой исполнение «Спаси, Владычице, святую Русь Твою!» – произведение написано для органа и баяна. Дожидаться чествования после концерта хористы не стали – по-военному быстро собрались и тут же отправились обратно, чтобы к утру поспеть в свою воинскую часть. Храни их Господь!

В концерте участвовали замечательные исполнители, в том числе хор инженерных войск России «За Веру и Отечество» под руководством игумена Варнавы (Столбикова).На переднем плане – прижизненный портрет Ксении Блаженной

 

Выступление Ксении Сагань

 

Поёт Ирина Скорик

 

Ансамбль русских народных инструментов «Русская песня» открыл второе отделение песней «Петербургская странница» на слова о. Геннадия Беловолова. Эту песню впервые исполнил наш любимый певец Эдуард Хиль на вечере, посвящённом Ксении Блаженной, 14 января 2011 года в концертном зале у Финляндского вокзала. Умер он спустя год, 4 июня – и по воле Божией наш концерт пришёлся как раз на день его памяти. Продолжили концерт с песнями о блаженной Ксении Ирина Скорик, авторы-исполнители Антон Галицкий, диакон Александр Андреев и отец Анатолий Першин.

Святая икона

Сцена была украшена иконами Ксении Блаженной и её прижизненным портретом, найденным в запасниках Эрмитажа. В этот день она смотрела на нас со сцены и с небес, предстоя ныне перед Престолом Божиим. Легко колыхался шёлк под портретами, и было это как будто «Бога Духа веяние»…

Борясь с искушениями, которые враг чинил в процессе подготовки, я перед иконой сказала: «Ничего, мы всё преодолеем, и Ты будешь у меня сиять!» И вот перед концертом у меня в красном углу маленькая серебряная иконка Ксении Блаженной вдруг зазолотилась и засияла. Воистину, у Бога ничего случайного нет!

Концерт 4 июня, вслед за моим авторским «Под сенью Бога», который состоялся 30 мая в АлександроНевской лавре, только открыл юбилейный год 30-летия канонизации Ксении Блаженной. Впереди ещё много замечательных выступлений, праздников, которые пройдут по всей стране и за её пределами, в том числе и 6 февраля, на зимнюю Ксению. Всем желаю молитвенной помощи святой блаженной Ксении Петербургской.

Фото Ксении Касимовой и р. Б. Елизаветы

Между маской и сиянием куполов

Михаил СИЗОВ

В Петербурге в разные периоды жил я по многу лет, а потом уезжал. И вот теперь после отъезда чувствую, что много потерял. Не погрузишься уже в тенистую покойную сень раскидистых деревьев Смоленского кладбища, не прислонишься лбом к прохладной часовенной стене, прислушиваясь к присутствию Ксеньюшки. Любил я здесь бывать… Но, уехав, теперь вижу со стороны: Петербург – город контрастов, здесь и святыни, и языческие сфинксы. Сколько искушений довелось здесь пережить… Одно из последних – шумиха вокруг сбитой со стены дома скульптурной «маски Мефистофеля». Православные даже меж собой из-за этого перессорились. Помню, товарищ мой показал свой телефон: «Много номеров стёр, не общаюсь теперь с ними».

И вот, приехав в Питер, стою на улице Лахтинской и взираю на тот самый дом. Оказывается, на нём было два барельефа – один сбили, а другой остался. Издалека вроде как голова мудрого ворона, а присмотришься – что-то рогатое. Так и Питер. Ещё Пушкин отмечал его разноликость. В одной и той же поэме «Медный всадник» у него и «полнощных стран краса и диво», и «омрачённый Петроград». Почему вдруг Пушкин вспомнился? На Лахтинскую я приехал сразу после встречи с питерским писателем Николаем Коняевым, с которым говорили о его книге про наших северных святых. И конечно, в ней есть про блаженную Ксению Петербургскую.

– А ведь странно, как судьба связала Пушкина и святую Ксению, – предположил я. – Свою няню, Арину Родионовну, поэт похоронил на Смоленском кладбище, и Ксения Григорьевна Петрова также выбрала это место для упокоения.

– Она не могла знать о Пушкине, а вот сам Александр Сергеевич мог о ней слышать – он был мальчиком, когда она приняла подвиг юродства. Интересно, что в «Медном всаднике» поэт провёл своего героя по пути петербургской блаженной:

Евгений за своим добром
Не приходил. Он скоро свету
Стал чужд. Весь день бродил пешком,
А спал на пристани; питался
В окошко поданным куском.
Одежда ветхая на нём
Рвалась и тлела. Злые дети
Бросали камни вслед ему.

– Разница лишь в том, – продолжил Николай Михайлович, – что Ксения шла этим путём ради Христа, как юродивая, а пушкинский герой, не имея спасительной веры, просто обезумел:

И так он свой несчастный век
Влачил, ни зверь, ни человек,
Ни то ни сё, ни житель света,
Ни призрак мёртвый…

Вот два образа Петербурга – святость и потерянность забывшего о Боге человека.

И здесь, на Лахтинской улице, поворачиваюсь назад и… окунаюсь в золотое сияние церковных куполов. Прямо перед «Мефистофелем», на другой стороне улицы, вырос красивый белокаменный храм в часть святой блаженной Ксении Петербургской. Он уже фактически готов, остались только отделочные работы.

Храм Святой блаженной Ксении Петербургской на ул. Лахтинской

Строительство его также не обошлось без искушений – часть местных жителей активно выступила против «культового сооружения». Когда я первый раз услышал про протестные пикеты, то подумал: «Пройдут годы, и жители на Лахтинской не смогут представить свою улицу без этого храма. Святое ведь не сразу принимается. Саму блаженную Ксению поначалу так же не особо привечали, а потом разглядели…» И тут пришла мне мысль: «А почему бы не опросить сейчас этих жителей, может, уже “разглядели”?»

Улицу переходит пожилая женщина, ведя маленькую девочку за руку, и выговаривает ей:

– Ну, чего ты кричишь?

– Можно вас спросить? – обращаюсь к ней. – Как вы относитесь к тому, что храм здесь построили?

– Я здесь не живу, только работаю. Но если интересует моё мнение, то скажу: мне так жалко людей, им негде жить, а у нас почему-то сейчас во главу угла ставят построение храмов. Я считаю, что храмов городу достаточно. Лучше бы построили жильё.

– А конкретно об этом храме, в честь блаженной Ксении, что скажете? То, что он построен на территории сквера…

– Думаю, отрезали от сквера немного, – перебила женщина. – Дело-то не в территории, а в людях, которые в коммунальных квартирах прожили всю жизнь. Я коренная петербурженка, и мы тоже долгое время мыкались в коммуналке, пока нам не дали несчастную хрущобу. Это петербуржцам – и жить в таких условиях! Люди из коммуналок жалко выглядят, им нужно отдельное жильё.

– А вы знаете, блаженная Ксения, которая жила на этой улице, пожертвовала свой дом нуждавшейся прихожанке её храма, а сама стала ночевать на улице, – зачем-то вспомнил я. – И теперь люди молятся ей, когда сталкиваются с жилищными вопросами. Я знаю тех, кому она помогла. Может, и вам поможет?

– Ох, – вздохнула женщина и потащила внучку за руку: – Маргаритушка, пойдём, мой маленький.

Наученный, стал я выбирать из прохожих тех, кто явно местный. Таковой оказалась Светлана Юрьевна, женщина средних лет. Живёт она напротив храма. Спрашиваю:

– Скажите, как отнеслись к тому, что храм занял часть сквера, где люди отдыхают?

– Вы сразу с определённым предубеждением задаёте вопрос, – культурно, по-питерски тут же осекла меня женщина. – Лично мне очень нравится, что храм на нашей улице. Несмотря на то, что территория некоторая занята. Тем не менее это очень хорошо.

– А как вы к святой Ксении относитесь?

– Я православная. И всегда знала, что святая жила в начале нашей улицы. Раньше я ездила к ней на Смоленское кладбище, а теперь и здесь…

– Вроде местные были против храма.

– Те, с кем общаюсь, не протестовали.

– То, что «маску Мефистофеля» с вашего дома сбили, вы тоже поддерживаете?

– К этому плохо отношусь. Этот лепной медальон – историческая, архитектурная ценность, достояние города.

Обращаюсь к другой женщине, которая деловито шла к своей машине, припаркованной на проезжей части. Та ответила сердито:

– К храму отношусь двояко. На детской площадке, рядом с помойкой не место храму!

Имя своё она не назвала и на дальнейшие вопросы отвечать отказалась: «Я всё сказала!» Обойдя храм, на заднем дворе и вправду обнаружил я контейнер для мусора. И что же такого? Странная логика: детской площадке рядом с мусоркой можно быть, а храму – нет? Да и разве трудно перенести её в другое место?

Через дворик, толкая перед собой детскую коляску, проходила молодая женщина. Живёт она в соседнем доме, зовут Анна.

– Как к храму отношусь? Сама я не такая уж верующая, мы, как бы это сказать, терпимы. Слышала я, люди возмущались, что теперь вместо детской площадки храм, но я не вижу большой проблемы. Мы с ребёнком в этом скверике и не гуляли, а ходим в Лопухинский сад, там просторно и воздух лесной.

Вернулся в сквер, на скамеечке сидит мужчина, зовут Сергей.

– Храм? Я не интересуюсь этой тематикой.

– А в целом у вас отрицательное отношение или положительное?

– Нейтральное. Когда это начиналось, тогда были протесты. У меня маленький ребёнок, здесь мы гуляем, и я тоже был не рад. А теперь чего бузить…

– А то, что здесь жила блаженная Ксения, разве не оправдывает появление здесь храма?

– Блаженная Ксения – это на Васильевском острове, туда ездим.

Похоже, ещё не свыклись люди с храмом. Опросил я десять человек, и мнения разделились поровну. Но думается, когда церковь освятят и начнётся здесь молитва, это сразу все почувствуют. А тем, кто затаит обиду, как объяснить, что она на пустом месте?

* * *

За разъяснениями я обратился к тому, кто занимается сбором средства на храм, – казначею прихода Надежде Васильевне Стиценко:

– Я опрашивал жителей, и одна женщина посетовала, что надо бы вместо храмов жильё строить, а то люди в коммуналках до сих пор ютятся. Она думает, что ваш храм строится государством.

– О, если бы так! Нам жертвуют частные лица – те, кто почитает блаженную Ксеньюшку. Переводили нам и на счёт, и приезжали сюда, приобретали кирпичики, из которых стены складывались. Несколько раз стройка останавливалась, когда пожертвований не хватало.

– В общине много тех, кто живёт на Лахтинской, или люди приезжают с разных концов города?

– Половина приходского совета живёт по соседству. Но храм наш, конечно, объединяет всех петербуржцев. Ксеньюшка – святая покровительница нашего города, а церквей в её честь у нас до сих пор не было, если не считать больничный храм Блаженной Ксении Петербургской. Но он не приходской, а домовой, занимает одну из палат епархиальной больницы при Александро-Невской лавре. По всему выходит, что храм наш имеет общегородское значение.

– Ещё я почувствовал в ответах людей, что появление храма они относят на счёт властей – городских и епархиальных. Но инициатива же была «снизу»?

– Меня пригласили быть казначеем, когда общину уже зарегистрировали. Но знаю, как всё происходило. В начале улицы Лахтинской, в доме № 3, находится организация инвалидов Петроградского района. Когда инвалиды туда въехали, ремонт сделали, пообжились, то узнали, что буквально рядом с ними когда-то жила Ксения Петербургская со своим мужем Андреем Петровым. И стали они между собой говорить: а почему бы не построить храм её имени и не приспособить его для инвалидов? – сделать пандусы, лифт. Всего в Петроградском районе восемь тысяч инвалидов, из них около тысячи приходят на Лахтинскую, и храм для них стал бы светом в окошке. В итоге в 2002 году была зарегистрирована община прихода святой Ксении Петербургской. То есть идея и вправду явилась «снизу», и давно уже – шестнадцать лет назад, а то и раньше. Об этом вам может рассказать председатель нашего приходского совета Ирина Петровна Цветкова, она была у истоков.

Слушал я казначея и удивлялся: как Господь всё направляет! Ведь неслучайно же общество людей, нуждающихся в помощи, поселилось в начале улицы Лахтинской, где жила молитвенница за всех страждущих. И настоятель для будущего храма также промыслительным путём пришёл сюда. Протоиерей Константин Гультяев прежде был медиком – сначала педиатром-пульмонологом, а затем десять лет работал врачом скорой помощи. Когда на территории Лавры открылась больница блаженной Ксении Петербургской, то по благословению отца Василия Ермакова и по собственному желанию перешёл туда дежурным врачом. Будущий священник уже тогда особо почитал Ксеньюшку, ездил на Смоленское кладбище помогать в ремонте её часовни. А в 1995 году Константин Гультяев пришёл трудиться в Андреевский собор на Васильевском острове, в котором когда-то пел Андрей Петров, муж Ксении Григорьевны Петровой, и куда, конечно же, она сама приходила молиться. Долгое время клир не догадывался, что скромный их трудник – заслуженный врач. Спустя время в этом соборе его рукоположили во священники. Отсюда и направили его на Лахтинскую, биться с администрацией за выделение участка под храм. С ним пришла сюда и прихожанка Андреевского собора – бухгалтер-экономист Надежда Стиценко, с которой я разговариваю сейчас.

– Средств вам хватает, чтобы завершить строительство? – спрашиваю Надежду Васильевну.

– Да практически всё готово. Отделочные работы закончены уже, и коммуникации есть.

– И лифт для инвалидов установлен?

– Да. Всё это надо только подключить. И территорию вокруг благоустроить. И ещё бумажной работы много, идут согласования с городом.

– Говорят, что с освящением храма затянут до февраля, приурочат к зимнему дню памяти.

Мозаика над входом в храм

– Это как благословят. Для нас главное, чтобы службы в храме начались. А молиться – мы и так уже здесь молимся.

– А сама Ксения Блаженная вам помогала строить?

– Да без неё бы ничего и не было! Она всё время с нами. Можно долго рассказывать, через какие трудности мы проходили и как всё чудесно заканчивалось. Даже неудачи оборачивались потом утешениями. Вот, скажем, место строительства. Батюшка наш бился за участок в начале улицы, где, по некоторым сведениям, стоял дом Ксеньюшки. И не получилось – это место определили под бизнес-центр. Дала нам администрация вот этот участок, дом № 17. Когда рыли котлован, то обнаружились предметы, по которым видно, что Андрей и Ксения Петровы могли жить именно здесь. Исторические исследования КГИОПа тоже показывают, что именно здесь располагался дом Петровых.

Действительно, история удивительная. И выводы комиссии вполне обоснованны. Улица эта возникла в 1730-х годах на территории строений гарнизонного полка, была она вне городской черты, и богатые люди здесь не селились. Поэтому самый большой дом, по всей видимости, принадлежал подполковнику (по некоторым данным, полковнику) Андрею Петрову, почему в исторических документах на протяжении десятилетий эту улицу и именовали «Андрея Петрова улицей». И если раскопки показывают, что здесь был большой богатый дом – то, значит, это дом Петрова?

– Надежда Васильевна, – задаю я последний вопрос, – а так называемая маска Мефистофеля, что напротив храма, вас не смущала? Её, вроде, собираются восстанавливать.

– Это просто часть здания, почему она должна смущать? Искушений вокруг и так много, и поддаваться им не стоит. Наше дело – молиться, и с Божьей помощью мир вокруг станет светлей. И святые наши в этом нас поддержат.

* * *

6 июня, в день летнего прославления святой блаженной Ксении Петербургской, отец Константин отслужил в новопостроенном храме молебен с акафистом и рассказал будущим прихожанам, что регулярные богослужения начнутся здесь к зимнему празднику Ксении. А чин Великого освящения будет совершён позже – возможно, через год.

Фото автора

← Предыдущая публикация     Следующая публикация →
Оглавление выпуска

Добавить комментарий