Излечимо

 

– Да, я являюсь членом Общества анонимных алкоголиков. Мы не называем свои настоящие имена, а придумываем вымышленные. Меня зовут Анна, например.

Так мы познакомились.

Случилось это после выступления моей собеседницы на одной из конференций на тему преодоления зависимости. Доклад я внимательно выслушала, но выступление есть выступление, много не скажешь из-за регламента, да и главное в этом деле, как известно, не слова, а личный пример, свой пережитой опыт.

– Уже 20 лет я в православии, – продолжила Анна, – регулярно исповедуюсь, причащаюсь, являюсь регентом в храме. И все эти 20 лет остаюсь трезвой только благодаря тому, что обрела веру в Бога. До этого 14 лет жила с алкоголиком, который пил, пил и пил…

– Жёны алкоголиков нередко сами начинают спиваться. Что-то подобное случилось и с вами?

– Да, мы вместе употребляли алкоголь. Это было моей ошибкой. Надо было встать с человеком против бутылки, а не с бутылкой против человека. От безысходности я не знала, что делать. Продолжала пить вместе с мужем, пока в одно прекрасно утро вдруг не поняла, что погибну, если не перестану. Дело в том, что у меня мать пила, отец пил, брат алкоголик. Все алкоголики… Осознание того, что у меня такая тяжёлая наследственность и я могу стать такой же, как мои спившиеся родные, пришло в 36 лет. Не знаю откуда, но пришло. После соприкосновения с Богом, наверное.

– Страшно было?

– Страшно было потом, когда, будучи уже трезвенницей, посещая церковь, исповедуясь и причащаясь, мне хотелось умереть. Бог был отдельно от меня… При всей религиозности сама я была абсолютно пуста внутри и бездуховна. Это страшное состояние. Не было внутреннего ощущения, что Бог любит меня, моего мужа, тех, кого я вижу вокруг себя, и хочет, чтобы мы были счастливы… В нашей семье страх наказания был сильнее, чем любовь Бога. Помню, мама всегда говорила, что «Бог накажет». Мама была верующей и никакое дело не начинала без молитвы. Тем не менее она спилась и умерла страшной смертью – её убили в подвале, она там истекала кровью… Смерть матери потрясла меня. «Как складывается загробная участь таких людей? – задавалась я вопросом. – Коль она была убиенная, это, наверное, смывает многие грехи?» Именно мама стала первым человеком, к которому я обратилась за помощью в своей беде. Я пришла на её могилу и сказала: «Мама, помоги…»

– В чём «хитрость» алкоголизма?

– Можно пить немного, но стать алкоголиком и дойти до дна… Алкоголизм – это когда душа горит. Это состояние постоянного беспокойства: отчего? почему? Интуиция подсказывает, что не туда идёшь. А куда идти? Я же вроде в храме. Я же должна быть под защитой – почему всё рушится? Я в церковь вхожу, надеваю платочек – я такая «духовная»… Ухожу из церкви и – «а-а-а-а!!» – кричу на своих близких. Это что? И я не могу вести себя по-другому, у меня не получается. Для таких повреждённых людей, как бывшие алкоголики, недостаточно молиться утром и вечером, раз в неделю ходить в храм на службу. Нужна постоянная духовная дисциплина – ежеминутная, ежесекундная… Быть в контакте с Богом постоянно. Это сложно, но потом привыкаешь. Это как дышишь – ты же не замечаешь, что дышишь…

– Насколько необходимо общение с людьми, скажем так, своего круга: с теми, кто пил и смог остановиться?

– Повторю ещё раз, что поддержку даёт только Бог. Мы же в своём обществе рассказываем друг другу о проблемах на работе, с детьми и потом вместе учимся их преодолевать. Мы делимся своей силой, опытом и надеждой, что можно решить любую сложную проблему. И решить правильно.

– Ваш муж сейчас не пьёт?

– Он семь лет как не пьёт. Прошёл программу «12 шагов» и сам сейчас помогает другим людям.

– Верующий? Исповедуется, причащается?

– Ходит в православную церковь. Не моего ума дело, как он верит. Это его личное дело и Бога.

– С детьми всё благополучно?

– Сын у меня действующий наркоман, но я от этого не умираю. Он посещал отдельное сообщество анонимных наркоманов. Сейчас туда не ходит. Что будет завтра, не знаю. Он уже взрослый человек.

– Как правильно относиться к больному человеку и позволить жить себе вместе с ним, но не вместо него?

– Я знаю женщин, которым под семьдесят, и они до сих пор содержат своих сыновей – взрослых мужиков. У одной знакомой женщины сын наркоман. Каждый раз, когда ему нужны деньги на дозу, он берёт её за руку и ведёт в банкомат. Мать снимает все свои сбережения, а потом приходит домой и лежит бревном на диване, потому что у неё нет больше сил жить. Сейчас эту женщину удалось уговорить лечь в отделение неврозов. Она настолько затравлена страхами и чувством вины, что не так воспитала сына, что мне её искренне жаль… «Не надо потакать болезни сына», – говорю я ей. Когда она снимает деньги с банкомата, то кормит его болезнь.

– Но ведь сын может её убить, если она этого не сделает.

– Может. Поэтому надо думать о собственной безопасности в первую очередь. Что сделала я в этой ситуации, например? Мы с мужем купили сыну жильё. До того как стать наркоманом, он у меня и в тюрьме успел посидеть… «Укради – и у тебя сразу много денег будет» – эта мысль пришла в его голову первой. Нет чтобы идти работать… Сын угнал машину, разобрал на части и начал продавать. Его поймали владельцы этой машины – и он приехал куда? Правильно, к маме. Стал просить деньги: «Дай мне пять тысяч, а то меня убьют!» Я впервые в жизни удержала тогда себя в руках и не вышла к сыну, хотя готова была разорвать на кусочки тех мужиков, которые держали его в машине. До этого я всегда его «спасала» – давала деньги, превратилась, по сути, в банкомат. А он только знай своё: «Дай деньги, дай деньги…» Его увезли тогда, а я стояла на коленях и молилась. Увезли за железнодорожный вокзал, заставили рыть могилу, хотели руки отрубить, но ничего не сделали… С того момента он перестал воровать. Держался несколько лет на этом страхе. А я перестала «жить» за него: платить его долги, устраивать на работу, будить по утрам, чтобы он не опаздывал на службу, и т.д. У него появился свой бизнес, любимая девушка. Дело шло к свадьбе, но однажды, когда девушка поехала в Питер покупать свадебное платье, он пошёл с друзьями в кафе и кто-то предложил ему уколоться. Он стал наркоманом с первой дозы. Сразу же. И в течение двух месяцев «проколол» всё, что у него было: жильё, бизнес, машину, девушку… И покатилось…

Но он знает, что у него есть выход. А я просто молюсь и верю, что Бог его не оставит без присмотра. Ничем больше не могу ему помочь, потому что сыну от меня нужны только деньги.

– Человек должен прежде всего сам захотеть выздороветь?

– Безусловно. И чем быстрее мы создадим условия, чтобы ему стало некомфортно, тем быстрее он достигнет дна. Пока не ударится об это дно, он не станет искать выхода, потому что ему комфортно. У него всё есть. Деньги есть, мама кормит и обувает. Наша задача – создать ему некомфортные условия, чтобы ему пришлось самому зарабатывать себе на жизнь и взрослеть. А для этого у него есть круг людей в Обществе анонимных наркоманов, которые смогли соскочить с иглы и которым есть чем поделиться с другими, помочь советом. Можно жить и не умирать ни с мужем-алкоголиком, ни с сыном-наркоманом, а быть полноценным и счастливым человеком. Это правда.

– Вкратце, как возникло ваше Общество анонимных алкоголиков?

– В России это общество возникло в 1987 году, а в Сыктывкаре появилось 13 лет назад. Мне рассказала про него одна женщина. Я поехала в Москву, где впервые увидела трезвых алкоголиков. Их было больше тысячи. Полный кинотеатр людей, съехавшихся на юбилей общества со всей России. Я уехала оттуда воодушевлённая. По возвращении домой прочитала книгу, которую написали первые сто алкоголиков, нашедшие способ оставаться трезвыми. Билл Уилсон был первым человеком, который излечился с помощью программы «12 шагов». В больнице на последнем «отходняке» с ним случилось духовное озарение. Я не скажу, что он видел Бога, но нечто произошло с ним, после чего он изменился внутренне. Он не мог это объяснить. Впервые в жизни он стал думать не о том, как заработать миллион – он прежде был миллионером, а как помочь тем алкоголикам, которые всё ещё страдают. Когда Билл пытался рассказать им о своём духовном пробуждении, они крутили у виска пальцем: «Иди отсюда… А лучше дай нам денег на похмелку…»

Большую помощь на этом этапе оказал ему доктор, который его лечил, рассказавший о таком феномене, как неправильная реакция на алкоголь: у алкоголика отсутствует способность сопоставить действие и результат. У нормального человека, если он сунет пальцы в розетку, формируется рефлекс: делать этого нельзя – может убить. У алкоголика ломается инстинкт самосохранения. Когда наши ребята поехали на Чукотку, местные шаманы называли алкоголиков «укушенными бешеной лисой». То есть у этих животных, заболевших бешенством, полностью разрушается инстинкт самосохранения. Их мозг, несмотря на тяжелейшие последствия алкогольного отравления, всё равно оправдает первую рюмку. И вот доктор дал совет Биллу, чтобы при встречах с людьми, страдающими алкоголизмом, он сначала рассказывал именно об этой зловещей природе алкоголизма, о навязчивом мышлении, а потом уже предлагал духовные средства. По-другому эту болезнь не вылечить. Билл попробовал этот принцип – и сработало. Врачи были в недоумении, ведь в медицинских карточках людей, с которыми разговаривал Билл, значилось: «неизлечимый алкоголик». На них поставили крест, а они стали выздоравливать.

– А как их врачи лечили?

– Как лечат в любой наркологии. Там могут почистить тело. Искренне спасибо докторам, которые вытаскивают алкоголика с того света. Они могут почистить кровь, восстановить печень в какой-то степени, но они не могут восстановить мышление алкоголика. Если сломан мозг, кто может его восстановить? Тот, Кто создал его. Кто наш Создатель? Первые сто излечившихся нашли некий алгоритм действий, который возвращает здравомыслие. Первое, что они предлагали человеку, – найти Силу, сильнее, чем он сам. И пусть на первых порах эта Сила будет такой, какой человек сам её представляет. Если даже для него не существует такой Силы, предлагали попробовать в это поверить, провести этот эксперимент – от этого он ничего не терял. Представить, что Он есть, и попробовать к Нему обращаться. Выработать своё собственное представление о Боге. С этого надо начинать.

У алкоголика мышление повреждённое. Много раз бывая в наркологии, я заметила, что эти люди даже боятся произносить имя Бога. Один человек в наркологии сказал как-то мне: «У вас там, в книге, есть Слово из трёх букв…» У алкоголика идёт непринятие Бога, не только самой Сущности, но и даже Его имени. Это надо учитывать.

Следующий шаг – это попытка попросить эту Силу взять человека под свою защиту и попечение. Тут уместна аналогия с ребёнком. Когда в семье есть ребёнок, думает ли он о том, что ему есть и пить? – о нём заботятся родители. Если человек соглашается пойти на этот шаг, ему предлагается провести инвентаризацию собственной жизни: «А давай посмотрим, к каким результатам ты пришёл в своей жизни? Что у тебя есть и что ты разрушил. Есть у тебя семья? Нет. Есть у тебя работа? Ну да, вернее, нет…» И когда проводится этот анализ, у человека возникает вопрос: «А почему?» И зачастую оказывается, что эти сферы жизни разрушены алкоголем. Но что привело к этому? Всего-навсего неправильная реакция на этот мир. Постоянное недовольство, раздражение, неудовлетворённость. Это всё симптомы хронических алкоголиков. Постоянное беспокойство в том числе. Алкоголь даёт видимость спокойствия, радости. Человек ощущает себя нужным, но на какое-то мгновение. Человек пьёт не для того, чтобы напиться, но чтобы избавиться от симптомов. А включается тяга к спиртному – и человек напивается. Это замкнутый круг. Ему нужна помощь. Мы сами не можем избавиться от болезни. Нужен кто-то, кто в этом поможет. И зачастую это тот самый алкоголик, который уже прошёл этот путь и знает, как из него выйти.

В дальнейшем мы становимся готовы просить Бога избавить нас от недостатков, которые накопили за свою жизнь. Если бы мы могли это сделать сами, то давно были бы святыми. Мы просим Бога о помощи, но и не сидим сложа руки. Составляем список всех людей, кого когда-то обидели. Измены, аборты, кражи… К примеру, взял ты у соседа деньги и не вернул. Извинись, скажи, что не сразу, но по частям вернёшь долг. Сходи к этому соседу, чтобы из-за страха перед ним ты снова не запил. Когда люди начинают налаживать отношения с близкими, друзьями, всё в жизни поворачивается в другую сторону. Постепенно желание урвать, обидеть сходит на нет, и мы благодарим Бога за прожитый день и анализируем своё поведение: если в течение дня кого-то обидел, осудил, отнёсся с презрением – позвони человеку, извинись, просто купи буханку хлеба, если это необходимо… Вариантов множество.

Ещё мы просим Бога избавить нас от жалости к себе. И если появляются вдруг в чём-то сомнения, надо просто остановиться. На одну минуту. Взять паузу. Нормальные люди все так делают. Алкоголики всегда вначале делают, потом думают о том, что сделали. А надо остановиться и попросить Бога подсказать следующий шаг, чтобы не наделать ошибок. Вот так в центр жизни поставить Бога. Учиться жить как нормальные люди. Эту программу практикуют не только алкоголики, но и семьи анонимных наркоманов, анонимные игроки, обжоры.

– Обжорство тоже зависимость?

– Ещё какая! Однажды мне довелось встретиться с человеком, у которого была зависимость от сладкого. После зарплаты он заходил в магазин, набирал сумку сладостей, приходил домой, закрывался и ел, ел… и искусственно вызывал рвоту. Это те же симптомы, что и у алкоголика, один в один. Это зависимость. У нас есть люди, которые излечивались по программе «12 шагов» от компьютерной зависимости. Они убрали из дома компьютеры, потому что понимали – уйдут туда с головой.

– Непременно надо прятать, убирать, выбрасывать в окно компьютер от человека, страдающего компьютерной зависимостью?

– По-разному. Мы никому не говорим, что надо убрать вино или компьютер из дома. Каждый решает сам. Сегодня ему это надо, а завтра он от этого освободился, скажем, и ему всё равно, есть в доме компьютер или его нет.

– В основе программы, если я правильно вас поняла, десять заповедей?

– Конечно, в основе нашей программы – христианское учение. Помощь ближним, жизнь по воле Бога и т.д. Но наша программа не религиозная. Она подходит всем конфессиям. Кришнаит на днях пришёл к нам в группу… Католики, индуисты, атеисты – двери открыты для всех. Поэтому же мы не затрагиваем теологические вопросы, не вступаем в споры религиозные. Наша задача – это вопросы нравственности, изменения жизни с нравственных позиций, обретение веры. Если человеку необходимо, он обратится за помощью к священнику.

– Сколько групп в вашем обществе сегодня?

– У нас сейчас три группы от 10 до 30 человек. Собираемся в центре социальной помощи «Райда», в помещении Сыктывкарской епархии.

– А результаты?

– Есть люди, у которых стойкая ремиссия 13 лет, 10, 8. Среди тех, кто недавно пришёл к нам, есть те, кто по 3-4 месяца не пьёт. Но если человек только ходит в группу и ничего больше не делает, он будет пить. Надо действовать. Прежние действия привели его к пропасти, поэтому надо изменить поведение, мышление… У нас есть одна девушка. Она была лишена родительских прав. В прошлом году походила месяца четыре, сказала, что всё поняла: главное – не пить первую рюмку. И ушла. В течение года она докатилась до реанимации. Последний её запой длился полтора месяца. Сорок две полуторалитровых бутылки пива вынесли из её дома, когда пришли её забирать. За месяц, кроме пива и сигарет, в её организме не было ничего. Она хотела одного – умереть. «Или ты меня убей, или помоги!» – кричала кому-то в окно. И вот она вернулась к нам. Плакала, что ей работа нужна, у неё суды, у неё то-сё… «На первое место ты должна поставить своё выздоровление», – сказала я ей. На сегодня у неё есть работа, четыре месяца она не пьёт, муж забрал своё исковое заявление о лишении родительских прав, ребёнок посещает школу, и она теперь счастливая, красивая и радостная молодая девушка.

А ещё к нам пришёл как-то человек в ботинках – оба на правую ногу. Нашёл их возле мусорки. У него не было денег, всё пропивал. Пришёл к нам и вскоре купил себе новые ботинки. Сейчас этот человек не пьёт, изучает английский язык…

А одного мужчину нашли в наркологии. Ему доктор поставил диагноз «полный дурак». Врач не надеялся, что он сможет выздороветь. Сам про себя этот человек говорил, что «был зашитый, как подводная лодка “Курск”, и пропил всё, кроме кипятильника». На сегодня он трезвый уже восемь лет, строит свой дом. Три года назад у него родился ребёнок.

Мальчик один из нашего Общества анонимных алкоголиков болел туберкулёзом. Он хотел только одного – умереть. Но уже четыре года не пьёт, у него есть работа, любимая девушка, поступил в школу… Да-да, чтобы получить среднее образование. Он излечился от туберкулёза. Когда человек излечивается духовно, физические болезни отступают. Это преображение в человеке всегда удивительно.

← Предыдущая публикация     Следующая публикация →
Оглавление выпуска

Добавить комментарий