Жажда справедливости

Недавно на встрече с журналистами премьер Дмитрий Медведев в очередной раз рассказал о том, что «происходит рост реальных доходов населения, рост реальной зарплаты». А Росстат сообщил, что средняя зарплата выросла за год на 7 %, составив в октябре более 38 тысяч рублей, в Коми республике так и вовсе 43 тысячи.

Я всегда поражался, с какой полки они достают эти безумные цифры. Уж лучше бы засекретили их, чтоб народ не раздражать. Ведь треть населения страны получает меньше 10 тысяч в месяц, зато один процент россиян – по три миллиона. Понятно, что, если заработок десятка миллиардеров слить с жалованьем сотни тысяч санитарок и крестьян, так оно, наверно, и получится.

Представим, что в трудный поход отправился отряд из ста человек. На стоянке все вываливают из рюкзаков припасы, делят их и половину… отдают десятерым. Другая половина – остальным девяноста. Вот так сегодня живёт наше общество. Вопрос в том, далеко ли так продвинется отряд – одни от тяжести переедания, другие от пустоты в желудке. Рост цен, налогов, платы за коммуналку… Нужда заставляет всё чаще брать кредиты, что, в свою очередь, ещё больше погружает людей в долги. В кредитном рабстве уже две трети сограждан!

Что толку, что премьер называет бедность «одной из самых кричащих проблем современной экономики», если при этом миллиардер платит те же 13 процентов, что и уборщица со своей нищенской зарплаты. Такой вопиющей несправедливости нет ни в одной цивилизованной стране. Год назад в правительстве вроде бы заговорили о прогрессивной шкале НДФЛ (больше получаешь – больше платишь), но в январе премьер-министр дал отбой. Якобы из-за этого не собрать налоги. Но эта ложь уже давно опровергнута. Очевидно, что тут не проблема экономики, а сознательное разделение общества на хозяев и слуг, попытка тех, кто завладел общенародным богатством, покончить с «советским наследием». Но они ошибаются. Вопрос об отмене приватизации страны стоит и будет стоять не потому, что мы «совки», а потому что мы – русские. Ещё Достоевский писал в «Записках из Мёртвого дома»: «Высшая и самая резкая характеристическая черта нашего народа – это чувство справедливости и жажда её».

Недавний опрос показал, что в стране 38 процентов бедных. Но оказалось, что почти половина из них бедными себя не считают! Зато подавляющее большинство, в том числе «середняки», называли государство несправедливым. Так что дело не в размере доходов, а в их распределении. Напряжение в обществе порождается несправедливостью. Я чётко вижу последние три года, как вслед за увлечением неоязычеством в нулевых годах стремительно растёт популярность левацких идей. Если у мусульман это ведёт к распространению идей радикального ислама, то наша молодёжь преклоняется перед железной волей вождей революции, идеализирует жизнь при социализме, изъяны которой мы, старшее поколение, знаем изнутри.

Левые, как правило, не против Церкви. Они критикуют «антинародную власть», а под раздачу попадает и Церковь – как институция, которая этой власти подыгрывает. Рассуждая о православном царстве, мы не должны забывать, что в умах многих наших соотечественников монархия связана (другой разговор, правильно ли) с несправедливостью и господством богачей. Наши «молодые революционеры» носятся с безнадёжно устаревшей идеей равенства. Кричат о коррупции. Но мы их не слышим. Они говорят «мы атеисты», но только потому, что православные отрицают борьбу за справедливость, дескать, она возможна только в Царствии Божием.

Мне скажут: а разве это не так?

Вождь левых Че Гевара сказал как-то: «Когда христиане вольются в социальную революцию, она станет непобедимой». Это были времена, когда в Латинской Америке зарождалась теология освобождения. И как ни ругал Ватикан её приверженцев за принятие идеи классовой борьбы, отрицать то, что источником греха часто становится бедность, уничтожающая душу, не решился даже Папа. Христианское сообщество тогда восприняло мысль о том, что спасение души и борьба за земную справедливость – один и тот же процесс. А мать Тереза, находясь на Кубе в 1986 г., выразилась так: «Я считаю учение Христа глубоко революционным и абсолютно соответствующим делу социализма, оно не противоречит даже-марксизму-ленинизму». И вот слова Иоанна Павла II: «Реальное положение жизни большинства латиноамериканцев противоречит Божественному промыслу, а бедность является общественным грехом. Если принцип общего блага потребует того, не нужно колебаться производить экспроприацию, но делать это правильно».

О чём говорит это? О том, что русское православие в своём развитии по известным причинам не прошло через этот этап, оно выживало. Зато в сравнении с другими странами мы имеем бесценный опыт понимания опасности разделения общества на противостоящие друг другу классы. И чем скорее мы, русские христиане, наконец сможем сформулировать не в пустых призывах, которые мало что стоят, а на деле наше отношение к борьбе за социальную справедливость, тем больше привлечём к себе горящих сердец молодого поколения.

Да, в большинстве своём эти юноши далеки от Бога, к сожалению. Понимание милосердия и Божественной любви молодым даётся куда труднее, чем понимание социальной справедливости. Но ведь и верующая душа также не может терпеть несправедливость по отношению к труженику, насмехательство над бедностью, торжество порока. Нам есть что сказать молодым об опасности безблагодатной идеи равенства, а в лозунг братства мы можем влить совершенно новое, оживотворяющее христианское содержание. Одна беда: найдёмся ли мы что ответить, когда молодые максималисты, выслушав нас, начнут указывать на соглашательство, а то и обслуживание упырей-олигархов некоторыми архиереями, священниками или церковными чиновниками?

Как сказал кто-то, пока нет справедливости для народа, у сильных мира сего не будет покоя. Они будут лгать нам, держать за границей украденные деньги, а в стране – армию стражников для усмирения. А у Церкви они будут искать одного: помощи для удержания масс в покорности, как это неоднократно было в истории. Но Христос всегда рядом с несправедливо обиженными, с бедными, а про богатых сказал, что трудно им унаследовать Царство Небесное. Значит и Церковь должна быть рядом с униженными.

Важнейшая задача нашего общества сегодня – это осознать свой смысл. Куда идём мы, на что опираемся? Но эти вопросы в условиях дефицита справедливости не решить. И примирить красных и белых невозможно, что вроде бы пытается делать высшая власть.

«Не нужно сетовать на неправильность ведения дел в государстве, когда именно из сердца человеческого исходят злые помыслы… – говорит Патриарх Кирилл. – Не может быть справедливого устроения жизни без устроения человеческой души». Но можно сказать и так: правильного устроения человеческой души не достичь, если ты безразлично взираешь на попранную справедливость жизни.

Мыслитель Иван Ильин писал про особый дар справедливости, присущий далеко не всем: «Этот дар предполагает в человеке доброе, любящее сердце, которое не хочет умножать на земле число обиженных, страдающих и ожесточённых». Но он же говорил и о том, что творит жизненную справедливость «живая совесть и живая любовь к человеку». А это то, к чему призывает Спаситель каждого.

    Оглавление выпуска     Следующая публикация → 

4 комментариев

  1. Игорь Иванов:

    Мне представляется, что говорить мы должны не о том, сколько кто отчисляет, а о том, сколько после выплат останется. Существуют научно обоснованные нормы «черты бедности» — никто не имеет морального права говорить о здоровье общества, если за этой чертой оказываются миллионы

  2. Аноним:

    Простите, но вроде 13% от 10000 рублей составит 1300р? А это не так и мало для такой зарплаты.

  3. Дмитрий:

    В части оплаты подоходного налога позволю себе заметить, что если уборщица со своих 10 тысяч рублей заплатит 13%, это составит 130 рублей. А пресловутый миллиардер с 1 млрд заплатит 130 миллионов руб. Ну и где тут несправедливость — кто больше получает, тот больше и платит в бюджет государства

    • Татьяна Константиновна:

      Справедливый и доверчивый Вы, наш русский Димон! Жажда справедливости Вам присуща. Правда, уборщица платит не 130 руб. (как Вы утверждаете) с десяти тысяч рублей, а целую 1 тыс. 300 руб. И на оставшееся едва выживает (после оплаты коммуналки и дров). Безполезна уборщица государству (своим налоговым взносом) по сравнению с потенциально пооолезным государству «пресловутым мил___ ром», которого Вы упоминаете. Вы всерьез о миллиардерах, облагодетельствовавших добровольно бюджет государства? Т.е. Вы верите, что они честно задекларировали свой миллиардный доход (высосанный из российских богатств) и внесли 13% от миллиарда?

Добавить комментарий