День «Юности»

Репортаж с творческой встречи сотрудников известного журнала с жителями коми села Усть-Вымь

В майские дни в Коми приехала редакция журнала «Юность». Дни «Юности» в Коми прошли в нескольких местах, но особенно памятной стала встреча, ради которой гостям пришлось покинуть Сыктывкар.

Московские и сыктывкарские гости в музее села Усть-Вымь

25 мая выдалось на редкость солнечным, тёплым для неожиданно холодной и снежной весны. Впереди нас ждало село Усть-Вымь – духовный центр Коми земли, где начал свою апостольскую проповедь среди зырян святой Стефан Пермский. Москвичей было трое: главный редактор «Юности» поэт Валерий Дударев, его заместитель Игорь Михайлов и литературовед Марианна Дударева. Вместе с ними в путь отправились заместитель председателя правления Союза писателей Коми Андрей Попов, хорошо известная в России поэт Надежда Мирошниченко, историк, этнограф, редактор журнала «Арт» Павел Лимеров. По дороге Павел Лимеров взялся просветить гостей, рассказав о жизни св. Стефана: как победил он языческого жреца Пама Сотника, как создал зырянскую письменность. Жизнь у святителя была яркая, даже неверующий заслушается, а все трое сотрудников «Юности» оказались верующими, воцерковлёнными людьми.

– Среди многих деятелей науки и культуры в Коми, – объяснял Павел, – бытует мнение о том, что Стефан разрушил самобытную коми культуру, а это ошибочное мнение. Стефан Пермский был просветителем, философом, настоящим интеллектуальным лидером своего времени. И в этом его чудо. Благодаря его миссионерской деятельности поменялись не только воззрения населения, но и даже быт. До этого зыряне проживали примерно как сегодняшние ханты: вдоль рек маленькими поселениями из нескольких семей. Когда образовалась епархия, то возникли погосты – сегодняшние коми сёла. Стефанова зырянская азбука не прижилась, да. Но мы знаем, что и глаголица, которую придумали Кирилл и Мефодий для славян, куда-то делась и сменилась кириллицей.

* * *

Благодаря хорошей погоде и неплохой трассе добрались до места довольно быстро, издалека увидев, как сияют купола храмов древнего Михайло-Архангельского монастыря.

Встречу с читателями взялась устроить в стенах Усть-Вымского музея его директор Татьяна Беляева. На смотровой площадке, откуда открывается вид на село и его храмы, гостям предложили поучаствовать в ритуале, придуманном для туристов: три раза обойти местную достопримечательность советских лет – «Птицу счастья» – и загадать желание. Чтобы не обидеть доброжелательных хозяев, гости весело, с шутками выполнили просьбу.

Поэты Надежда Мирошниченко и Андрей Попов

– До 1996 года наш музей располагался в монастырских стенах, – рассказала Татьяна Сергеевна. – С возрождением духовной жизни переехали сюда, в старинное здание земской больницы. Первым посетителем музея на этом месте стал Патриарх Алексий Второй, прибывший на освящение монастыря.

Директор музея Татьяна Сергеевна Беляева рассказала об истории села Усть-Вымь и Михайло-Архангельского монастыря

Коснулись и больной темы – отношения музеев к церковным ценностям. Татьяна Беляева показала старинные иконы XIX века, а на вопрос, не просила ли Церковь передать эти ценности в храм, ответила:

– Приходили верующие со священником, говорили: у вас в музее иконы плачут. Отвечали мы им: уж извините, что же делать? Образа попали к нам ещё тогда, когда церкви были закрыты. Мы лишь сберегли иконы, которые Национальный музей отреставрировал…

Понятно, что у любого музейного работника сохранить, сберечь, защитить – основа профессии, а то и жизни. Так что спасибо им за это, а вот как быть дальше, что же с сохранённым делать?.. Будем надеяться, что Господь нас всех вразумит и всё управит.

В числе самого интересного в музее – дореволюционная фотография монастырского ансамбля. Сама обитель была закрыта в 1764 году в результате реформы Екатерины Второй.

– Так выглядел Вознесенский храм, – поясняет Татьяна Сергеевна. – Это Благовещенский храм с приделом Трёх святителей Великопермских, колокольня 1711 года. Всё было взорвано.

Однако разрушить Свято-Стефановский и Михайло-Архангельский храмы XVII века большевикам не удалось, и на сегодня они самые старые на Коми земле из каменных церквей.

* * *

Подошло время встречи с читателями. На то, что их придёт много, рассчитывать не приходилось: всё-таки разгар рабочего дня, да и в школе вовсю звонит последний звонок. Но чуть больше двадцати человек расположились в небольшом зале музея, а это немало. Зал, можно сказать, был полон.

Небольшой зал музея был, можно сказать, полон

Валерий Дударев, главный редактор «Юности», рассказал о некогда самом популярном литературном журнале в стране

Валерий Дударев, поведав об истории некогда самого популярного литературного журнала в стране, заговорил о значении литературы. Я выделил бы такие его слова:

– Помните, несколько лет назад на недействующем таёжном аэродроме в Ижме приземлился аварийный лайнер? Когда Путин спросил у человека, который по своей воле поддерживал взлётную полосу в рабочем состоянии (начальник подразделения Комиавиатранса «Вертолётная площадка Ижма» Сергей Сотников. – Ред.): «Зачем вы это делали?» – тот ответил: «Как раз на случай внештатной ситуации». Это, понимаете, служение. Так и мы сегодня пытаемся сберечь русскую литературу, как вы, жители Усть-Выми, сберегли храмы, сохранили вот это здание земской больницы. Всё это могли бы снести, но кто-то сберёг – так в своё время сберегли и храм Василия Блаженного в Москве. (А спас этот храм, напомним, реставратор Пётр Дмитриевич Барановский. – Ред.) Таких людей Андрей Вознесенский называл прорабами духа. И в вашем Союзе писателей есть такие люди…

Прочитал Валерий Фёдорович и несколько своих стихотворений. Вот фрагмент одного – «Провинция»:

В забытых Богом городах
Который век кипит работа –
В них цел языческий размах,
В них византийское есть что-то,

В них вишня каждая цветёт
На грани ада или рая,
И отрок ясный пропадёт,
Судьбу Рублёва избирая!..

Пока часовни на Руси
Ещё остались у обочин –
Ты клятву в ночь произнеси
Неутолимей и короче!

Провинция – вот часослов!
Ни грай, ни публика столичья
Не затемнят колоколов
Её скитаний и величья!..

* * *

Представляя прозаика Игоря Михайлова, Валерий Дударев назвал его главным певцом малых городов России.

Игорь Михайлов, «певец малых городов России»

– Ну, сегодня я не о малых городах скажу, а о Вознесенском, – начал заместитель редактора. – Помните?

Стихи не пишутся – случаются,
как чувства или же закат.
Душа – слепая соучастница.
Не написал – случилось так.

Эти строчки знали наизусть, они вошли теперь во все поэтические хрестоматии. В 60–70-е не было поэта более популярного, чем Вознесенский. О поэте судят по лучшим строчкам. А у него их – россыпи, для каждого свои. Возле Андрея Андреевича можно согреться в лютую стужу:

Заслонивши тебя от простуды,
я подумаю: «Боже Всевышний!
Я тебя никогда не забуду.
Я тебя никогда не увижу»…

* * *

Марианна Дударева в «Юности» заведует отделом литературы народов России и стран, возникших на месте республик бывшего СССР. В своём выступлении она поведала о светлых сторонах поэзии Есенина в, казалось бы, самый чёрный – предсмертный – период его жизни, также порассуждала и о литературе в целом:

– Читать литературу – большой труд души. И нам всегда приходится подниматься до уровня художника, гения, который написал то или иное произведение. Читатель тоже творец. Сотворец. Когда мы читаем что-то, мы погружаемся в художественный мир, и от нас требуется много физических и духовных усилий. Чем отличается подлинное произведение литературы от массовой культуры, от того, что сейчас в избытке навязывается нам? После подлинного мы устаём: прочитали, и как бы наша душа омывается, потому что мы сами отдали часть себя, погружаясь в эту стихию. Мы не можем полностью уйти в материальный мир и заботиться только о машинах, гаджетах и прочем. Мы должны возвращаться к своим истокам.

* * *

На вопросы читателей отвечал Валерий Дударев. Спрашивали и про его предшественника на посту главного редактора – Андрея Дементьева, и про про цензуру в литературе, и о том, на что журнал живёт по сей день.

– У Дементьева сейчас другая задача, другая роль, – отвечал Дударев. – Он состоялся как поэт-песенник. У него есть песни, которые все знают: «Яблоки на снегу», «Алексей, Алёшенька, сынок…». Сейчас он член Общественной палаты. Мы же думаем о новых поколениях, чтобы у каждой «Юности» была своя юность. Новые молодые читатели. В последнем номере мы напечатали Евтушенко, но и опубликовали Анастасию Пчёлову из Липецкой области, она ещё практически школьница. Хочется, чтобы не прерывалась связь времён, чтобы новое поколение шло не только в юристы, экономисты и политики. Публикуем талантливых ребят из регионов России.

– Люба Ануфриева, наша молодая поэтесса, – приводит пример Андрей Попов.

– Да, – соглашается Дударев. – Или вот, скажем, в Воркуте жила поэт Елена Поваркова. У неё трагическая судьба: училась, выросла, попала в колонию за какую-то ерунду, скиталась, была неприкаянной. Её больше нет…

Мне довелось общаться с не последним человеком из мэрии Москвы, ещё при Лужкове. Он спрашивает: сколько денег выделяет государство на журнал? Я озвучил ему сумму. Не успеваю закончить – лицо его каменеет. Он смотрит на меня с удивлением и говорит: «Как так, всего миллион двести тысяч долларов в год?! На федеральный журнал?!» Я выдерживаю паузу, говорю: «Рублей, не долларов». Дальше была гоголевская немая сцена. Но сейчас, я вам скажу, вдвое меньше выделяется.

Евтушенко был последним поэтом, которого страна знала в лицо. Больше ни одного поэта страна не знает. Вот до чего дошло. У меня гордость за моих предшественников. В своё время «Юность» выписывала командировки Николаю Рубцову, чтобы его не посадили за тунеядство. А с Вознесенским мы разговаривали за три года до его смерти. Я настойчиво, даже резко просил его войти в редсовет «Юности». Думал, пошлёт он меня. Вознесенский спокойно отреагировал и согласился. И, даже будучи совсем больным, когда его возили в коляске, он читал молодых авторов.

А теперь расскажу сказку о Золушке. Не всё покупается и продаётся. Даже в Москве. Однажды мы напечатали поэтессу Таисию Ларину. Она, молодая девчонка, только окончила Литературный институт, была без работы, куда-то уехала. Прислала свои стихи в журнал: звонкие, яркие, свежие. Встречаю Вознесенского. Мы, говорит он, хотим Тае Лариной дать премию «Триумф». Я позвонил Таисии. Она: «Вы смеётесь надо мной?! Кто сейчас кому даст премию “Триумф”?! Я без работы после Литинститута, хочу стать бухгалтером и деньги зарабатывать!» Говорю Лариной: «Всё опубликовано, напечатано в газетах, приезжайте на награждение». Потом через прессу о ней узнал её сводный брат и взял на работу в журнал «Газпрома» «Литературный факел». Года через три мы опубликовали её новую подборку.

Какой Астафьев, какой Распутин? Освоить «Проклятые и убитые» Астафьева – это перестать воровать сразу. А чиновники не могут этого сделать. Какие духовные ценности?! Если «Юность» будет в каждой школе страны – это будет бомба, потому что человек задумается: почему всё вокруг так? Литература нынче лоскутна: везде какие-то свои писатели, а литературы как единого целого нет. Нет романов, которые объединяли бы нас всех, как в своё время «Пожар» Распутина или «Плаха» Айтматова.

* * *

Закончилась творческая встреча. Писатели раздают автографы, фотографируются с читателями.

Идём напоследок в Стефановский храм. После прикладываемся к мощам Пермских святителей Герасима, Питирима и Ионы в Благовещенской церкви. У святого источника «Неупиваемая Чаша» набираем воды. Вспоминая слова Валерия Дударева, я подумал, что это и про нашу газету тоже: вот уже больше четверти века её журналисты служат, сохраняя наше духовное наследие православия, живое русское слово. И Бог хранит нас.

У часовни Трёх Святителей Усть-Вымских

Валерий и Марианна Дударевы в церкви Стефана Пермского

У Храма Стефана Пермского

Вода из святого источника

← Предыдущая публикация     Следующая публикация →
Оглавление выпуска

3 комментариев

  1. Г. М.:

    О какой духовности может идти речь, если человек даже не знает, что такое порядочность и в жизни, и в работе, и в отношениях. Может высмеять пенсионера, пришедшего в редакцию со стихами. За глаза говорит совсем не то, что в глаза. Будучи женатым на одной женщине, позволяет себе отношения с другой.
    А написание якобы духовных стихов — это просто способ сделать себе карьеру.

  2. Алена В:

    Встреча наверн интересная, но както странно о нехватке духовных ценностей слушать, когда у человека трое детей без отца растут. Так с себя и надо начинать ценности взращивать

  3. Вик:

    Судя по всему встреча была интересной.

Добавить комментарий