Господь всё дал

Иногда темы подсказывает сама жизнь. Тёща приехала в Петербург погостить, да вскоре обратно засобиралась: в селе на Ставрополье её домашняя живность без должного присмотра, опять же скоро огород сажать. Как ни уговаривали… Помощь пришла с неожиданной стороны. Узнала она, что при храме Воскресения Христова на Варшавке действует программа «Здоровье православному человеку» и там православные врачи лекции читают, принимают больных. Человек пожилой, с палочкой, зачастила она туда, отложив отъезд. Особенно понравилась ей лекция фитотерапевта Вишнева, профессора с научной степенью. Накупила травяных настоек и капель в его лавке. По отдельности они недорого стоят, но в итоге вышла приличная сумма. «Любовь Алексеевна, куда вам столько?» – спрашиваю. «Так у нас на Юге не все травы растут. Да и как мне травки в поле собирать, с палочкой-то?»

Профессор Владимир Николаевич Вишнев

Заинтригованный, пошёл и я на Варшавку. Фитотерапевт Владимир Николаевич Вишнев выделил час для разговора, после которого на приёме его ждали больные. В церковном доме у него есть свой кабинет и помещение под травяную аптеку, но встречу назначил в зале, где проходят лекции. Вхожу – за столом сидит бодрый мужчина с аккуратной профессорской бородкой. По виду и не скажешь, что он давно на пенсии. За его спиной школьная доска, на которой мелом написано только одно слово: «Пост». С этого мы и начали…

Школа здоровья

– Владимир Николаевич, наверное, вам, травнику, Сам Бог велел ратовать за пост и вообще за растительную пищу?

– Я не вегетарианец, но и вправду выступаю за умеренное употребление мяса. От него больше болезней. Например, раковые клетки быстрее размножаются как раз в белке. А если белковой подпитки для них нет, то они начинают сами себя пожирать. Это ещё Рудольф Бройс сто лет назад доказал. Был в Австрии такой врач, который с помощью лечебной диеты излечил себя и других от рака.

Вообще же я следую словам наших батюшек: «Главное, не что в рот, а что изо рта», – не злословь, не обижай ближнего. В первую очередь пост – это духовное делание, а потом уже физическое. И исполнять его тоже надо по уму. Недавно приходит на приём женщина: «У меня расстройство кишечника, как же пост соблюдать?» «Ну, конечно, дорогая моя, у тебя же дисбактериоз, синдром раздражённого кишечника, возможно, даже гастрит – и надо с этим разбираться». Советую ей, какие травушки во время поста пить, чтобы избежать расстройств, – калган, кровохлёбку либо кору дуба. Или предлагаю сделать себе биологически активную смесь черники с грецким орехом – она хорошо «вяжет» кишечник. Можно также набрать ольховых шишек, сделать отвар. А если вообще плохо дело, то отправляю к священнику за благословением, чтобы было послабление в посте. Вообще на той пище, которая продаётся у нас в магазинах, очень тяжело соблюдать пост. Когда ты в деревне и есть погреб, то другое дело. Свеколка своя, картошка. А капуста! Это же огромное количество витамина С и всего остального!

– Давно вы на Воскресенском приходе?

– Здесь уже два года проводим занятия. Приходит примерно по тридцать слушателей вечером и днём. Каждую среду у нас новый доктор выступает. Разумеется, православный – у нас лекторы верующие. Вчера была онколог Валентина Петровна Назаренко, следующий – остеопат-кинезиолог Александр Сергеевич Могельницкий. Он тоже с учёной степенью, закончил Военно-медицинскую академию, полковник запаса. Кстати, мне очень помог. Перевернулся я однажды на машине и повредил себе позвоночник. Обратился к коллегам, докторам-неврологам: «Ну что будем делать?» Они: «Ложись на операцию». Спрашиваю: «Ходить после неё буду?» Они: «Может, будешь ходить, а может, только под себя. Не знаем».

Вообще операция допустима лишь в крайних случаях – аппендицит, прободная язва желудка и тому подобное. Вчера на консультации была у меня пожилая женщина, её дочери 31 год. И вот ей удалили желчный пузырь. Ну зачем удалять в таком возрасте? Это называется дурдом, зарабатывание денег на чужой беде. Она же теперь инвалид до конца жизни. Вырезанием проблема-то не решается.

– Но были, наверное, такие показания…

– Да никаких там показаний! Её желчный пузырь функционировал, хоть и с камешком. Как ещё говорили митрополит Чичагов и другие отцы Церкви, на каждую болезнь есть лекарственное растение, созданное Творцом. Есть камни – есть травы. Господи, помилуй. Пей ты спорыш, пей грыжник, и камни со временем растворятся.

И вот предложили мне рискованную операцию. Что-то делать надо: а то ни встать, ни лечь. С Могельницким мы давно дружим, и он звонит: «Владимир Николаевич, приходи, попробуем». Что ж, он «попробовал», и сейчас я прыгаю, бегаю, занимаюсь спортом и один, и с детьми.

– А сколько у вас детей?

– Четверо, младшему 18 лет. А с родной сестрой у нас на двоих десять детей, шестнадцать внуков и уже один правнук.

– И как конкретно остеопат вам помог?

– Потихонечку так вправил. Понимаешь ли, есть массаж – это самый низкий уровень. Есть мануальная терапия – это повыше. А есть остеопатия и ещё выше – кинезиология. Кинезиолог смотрит тело, и тело ему отвечает, где что реально болит. У остеопатии на Руси мощная традиция, костоправством на разных уровнях многие ведь занимались. Я отправлял к Александру Сергеевичу таких пациентов, от которых просто отказались. Понятно, что мы лечим, а исцеляет Господь, если будет на то воля Его. Тем не менее, когда можно человека спасти от операции, помочь руками или лекарственными растениями, то это, конечно, нужно делать.

А после него в следующую среду будет читать лекцию эндокринолог Лариса Владимировна Пашкова, наш постоянный доктор. Здесь, в церковном доме, она каждый четверг с 12 до 17 часов консультирует больных. Обычно к ней приходят «тяжёлые», которые уже набегались по другим врачам. Очень дотошный и опытный доктор. Ей под 80 лет, но по виду и не скажешь – бегает на шпильках по гололёду. Недавно руку сломала из-за этих шпилек. И без гипса у неё зажило.

– Как без гипса?

– Кости ей на место поставили, а потом она пила травушки, которые укрепляют организм и способствуют заживлению. Для человека такого возраста результат удивительный. Там же хрупкие косточки, остеопороз, вымывание кальция. Понимаешь, во-первых, она верующая, с Богом, а во-вторых, использует лекарства, которые Господь даёт, – растения, а не химию.

Понятно, что они тоже не панацея. В нашем климате распространена острая пневмония – и её одними травами не вылечишь. Тогда, конечно, назначаем антибиотики. На короткое время. А после них – травушки-голубушки.

 

Шиповничек и цетрария

– Я читал, что учёные пришли к выводу об очень слабой эффективности современных лекарств, например тех, что прописывают при ангине. Есть воспалительный процесс, и он сам собой протекает – начинается и заканчивается. То есть организм перебаливает и возвращается в норму. И бороться надо не с конкретной болезнью, а помогать организму справиться с ней и чтобы осложнений не было.

– Совершенно верно. Знаешь, я в медицине уже почти полвека и вот к какому выводу пришёл: лучше всего заниматься профилактикой. На своих лекциях мы учим, как не болеть в осенне-зимний период. Для этого что нужно?

– Закаляться?

– Это само собой. Первое – нужны иммуномодуляторы, или адаптогены, или иммуностимуляторы. По названию вы понимаете, что это такое. А конкретно – элеутерококк, левзея, золотой корень, красная щётка, лимонник, заманиха. Всё Господь даёт, только пей ты это осенью и зимой по две-три капельки каждое утро. Тогда вырабатываются защитники, которые идут по крови, и уничтожают, что им плохое попадается, и человек не болеет. Второе – нужно использовать травы, которые содержат много витаминов. Минералы плюс витамины – и практически болеть не будешь. Начиная с сентября я всем талдычу: «Ка-аж-дый вечер берёте две столовые ложки ши-пов-ни-ка неизмельчённого, засыпаете в литровый термос, кидаете туда одну ложку цетрарии, завариваете кипятком на ночь полный термос и целый день потом пьёте». Дед мой прожил 105 лет, потому что «кожен день пив шипшина». Шиповник то есть.

Смотри: шиповничек – это витамин С, витамины группы В, кроме В12, и ещё биофлавоноиды.

– Биофлавоноиды? Это что такое? – начинаю теряться в терминах.

– Их ещё называют витамином Р, из них вырабатывают рутин, который в советское время назначали отдельно, готовя из растений. Такое дело хорошее было, сейчас-то всё синтетическое. На самом деле это не витамин, а витаминоподобные соединения, такие питательные вещества-антиоксиданты, которые играют важнейшую роль для человека и самих растений. Главное их назначение в растениях — возобновлять защитные функции клеток, поражённых ультрафиолетом, грибами и вирусами. А для человека они хороши тем, что укрепляют стенки кровеносных сосудов, делают их более непроницаемыми. В итоге вирусы из крови не попадают в клетки твоего организма и в крови уничтожаются.

Ещё шиповник снижает давление и помогает вылечить артериальную гипертензию. Если вдруг при скачке давления у вас не оказалось под рукой лекарств, то пейте настой шиповника. А если и его нет, поскольку мы люди городские, то, на худой конец, купите в магазине апельсин, скушайте его и спокойно посидите, постаравшись расслабиться. Только учтите, что целебный рутин находится не в мякоти апельсина, а в горькой кожуре, которую мы, как правило, выкидываем.

Что ещё есть в шиповнике? Фолиевая кислота, или витамин В9, необходимый для роста и развития кровеносной и иммунной систем. Также есть холин – витаминоподобное питательное соединение, которое часто называют витамином В4. Это питает наши клеточки, и клеточки не болят. Вот что значит простой шиповник, который растёт повсюду у нас на Севере.

– Вы когда объясняли рецепт укрепляющего настоя, то, кроме шиповника, назвали цетрарию. Она тоже на Севере растёт? Название-то какое-то «цитрусовое», южное.

– Помилуйте, так цетрарию как раз на севере России и можно найти! В Европе-то она повывелась. Её главная особенность – выживает только там, где чистый воздух. Ещё её называют исландским мхом и оленьим мхом – явно северные названия. Хотя на самом деле это не мох, а один из видов лишайника.

Цетрарию (исландский мох) можно легко найти у нас на Севере

В своё время я работал в Военно-медицинском музее, который напротив Витебского вокзала, писал там диссертацию, проводил экскурсии, лечил сотрудников, стареньких уже. В советское время многих отставников, кого списывали из Военно-медицинской академии по возрасту, определяли работать в этот музей. Так вот, когда я вожу туда экскурсии, то всегда показываю одну из экспозиций: «Вот в этой баночке лежит цетрария, которой лечились белогвардейцы. А в этой – цетрария, оставшаяся в полевой аптеке красногвардейцев». Сами того не зная, они одинаково использовали этот исландский мох, пользуясь подсказками местных, знавших её свойство. Что в нём особенного? Первое – там полисахариды. Добавляешь в хлеб, и они улучшают пищеварение, желчоотделение, обволакивают слизистую оболочку кишечника, способствуют нормализации микрофлоры и так далее. Второе – цетрария содержит усниновую кислоту, которая уникальна, образуется в процессе метаболизма в лишайнике и не встречается в других группах организмов. В советское время даже препарат такой был – уснинат натрия, его использовали как антисептик. Прежде и мой дед её использовал. Он про войну-то не любил рассказывать, а про цетрарию поведал. Воевал он на Севере, в Карелии, и узнал от карелов про этот исландский мох. Собрал его, смолол в порошок и в раны бойцам насыпал. И многих спас от смерти, остановив гноения. Антисептиков-то мало было, фурацилин – и всё. А в Карелии лишайник растёт прямо под ногами, его там немерено.

– Я знаю одну женщину, биолога из Коми научного центра, которая всю жизнь посвятила изучению лишайников. И до сих пор не знает, к какому миру их относить – это и не животное, и не растение. Симбиоз между грибами и какими-то бактериями.

– Мир удивителен. Бог нам дал, только пользуйся. Эту цетрарию мы собираем центнерами около Свирского и Оятского монастырей и дальше севернее – по Карелии.

 

Дедовская наука

– Вы давно занимаетесь травами?

– С малолетства. У меня дед в одном из городков под Харьковом был заведующим аптекой и провизором-фитотерапевтом, так что я с этим вырос. Мама тоже занималась травами. У нас маленький городок, и со всего города шли к «бабе Вале» за «лікарськими рослинами», то есть за лекарственными растениями. Отец мой, Николай Дмитриевич, ей помогал в этом. Ой, мы такие труженики были, столько трав собирали! И дядька мой тоже травами занимался. Наверное, поэтому у нас в роду долгожители. Дед, как уже говорил, прожил 105 лет. К сожалению, из-за этих бандеровцев обстановка там ухудшилась и порог смертности понизился. Родители мои, которым было под 90, тоже недавно ушли, хотя могли бы ещё пожить. А в чём причина их долгожительства? Травы.

Когда я учился в 70-е годы в мединституте, фитотерапия не приветствовалась. Пытался взять научную тему, а мне: «Это шарлатанство». Какое же шарлатанство, если вот конкретно в растениях вещества, какие используются при обычном лечении? Дед говорил мне: «Ты их не слушай, но медицину учи». Сам брал меня в поле, целое лето с ним ездили, изучали травы. А когда я закончил мединститут, то проехал ещё по многим бабушкам-целительницам. Помню, приехал в деревню Кисловка к одной бабулечке, положил на стол продуктовый гостинец – тогда, при Горбачёве, дефициты пошли. И она: «Ну, хлопец, хочешь знать растения, поидемо до лису». Там, в лесу, показывает на травы: «Не знаю, як оно называется, сам подивись в книжках, но знаю, что это от…» И болезни называет. Я записываю, выкапываю образцы. Испытал на крысах – работает. Стал потихоньку применять. Так и набирался опыта.

Потом стал делиться с другими. Когда езжу с лекциями по стране – в Псков, Новгород, Тверь, Москву, то всегда говорю: «Ребята, я еду по России. Начиная с конца апреля у нас растений лекарственных растёт немерено! Давайте выйдем за город, я вам 30-40 видов покажу». После цикла занятий, с конца июня, я всегда вожу экскурсии. В Александро-Невской лавре, в митрополичьем садике, мы находили 40-50 лекарственных растений. А прошлым летом ходили по Смоленскому кладбищу, с нами была микробиолог Ирина Ивановна Черняева, глубоко воцерковлённый человек и блестящий специалист. Часа три-четыре она показывала духовные места, которые многие питерцы не знают. Здесь лежит один святой, там другой. Ну а я на подхвате показывал лекарственные растения, какие там растут. Собирать на кладбище, конечно, нельзя, но посмотреть можно. Нашёл около 70 растений, которые дают здоровье при умелом применении. Представляете, они растут даже в городе!

– Расскажите про случаи исцелений.

– Долго говорить… Ну смотри. Однажды пришёл пациент Дмитрий с раком печени. Часть печени у него тогда удалили, оставшуюся глушили химиотерапией и обещали, что проживёт он ещё несколько месяцев. Спрашиваю: «Будешь пить травушки?» Согласился. Первым делом дал ему шиповник с цетрарией. Прожил он десять лет, лишь недавно отошёл ко Господу. Хотя с таким более полугода не живут. Может, ему и Господь ещё помог, поскольку, заболев, он стал глубоко верующим человеком. Русский человек вообще быстро к вере приходит, это в генах. Кстати, Президент Путин его видел, когда два года назад приезжал в Институт онкологии на Песочной. Ему Дмитрия Николаевича показали: «Вот уникальный случай, приговорённый к смерти живёт уже восемь лет». Для онкологов и вправду случай был удивительный.

Себе в заслугу я это не ставлю. И больным всегда говорю: «Будет воля Божья, и всё вам будет. Только самому тоже надо что-то делать, использовать уже дарованное Богом – природные лекарства». Это же так просто! Начинается весна, выйдите в поле и кушайте сурепку, в которой есть индол, – и не будет у вас рака. Кушайте иван-чай, делайте из него салат. Кушайте сныть, как это делал преподобный Серафим Саровский. В ней огромное количество витамина С. Оздоравливайтесь!

– Дед у вас верующий был?

– Большие церковные праздники они с бабушкой, конечно, праздновали и в церковь ходили. Но истово он стал молиться только к старости.

– А вы сами к вере как пришли?

– Как раз после того случая в 2003 году, когда в поездке по Украине перевернулся на машине. Вина была моя – заснул за рулём и пропустил поворот. Лечу под откос – и тут время словно остановилось, я успел подумать: «Господи, помилуй, у меня четверо детей. Господи, помилуй…» И Он помиловал. Вся машина всмятку, а у меня только компрессионный перелом позвоночника. После этого: «Всё, Владимир Николаевич, хватит быть коммунистом, надо идти в Церковь». Стал потихонечку воцерковляться. Медленно получается, дети мои намного церковней меня. У них это через сердце идёт, а у меня больше через голову. Нашему поколению с этим очень тяжело. Хотя понятно, что мы русские, с нами Бог, мы должны быть верующими.

 

Вред таблеток

Поговорили мы с фитотерапевтом и о гомеопатии, которую сейчас у нас в стране пытаются запретить, и в целом о фармакологии.

– Что сказать о гомеопатии?.. Если ей занимается профессионал, у которого есть реальные результаты, то это одно. Но ведь много и шарлатанов. По недавней статистике, людей, называющих себя целителями, у нас в стране около 800 тысяч. Сравните: профессиональных врачей только 620 тысяч. И вот где люди лечатся? Ко мне много приходило больных с запущенным раком. Запустили, доверившись экстрасенсам и псевдоцелителям.

И зачем люди себе жизнь усложняют? Давление повысилось – выпей пустырник. Сердечко закололо – завари мяту. Иммунная система плохая – пей элеутерококк. Просто же! У тебя цистит – ну зачем тебе таблетки? Вон иди собери таволгу, если это лето, или нарежь себе коры ивы, завари – у тебя через два дня пройдёт.

– С таблетками, наверное, удобнее.

– Понимаешь, ты таблетками вырубаешь печень, потому что в них химия. Болит голова? Принимаешь но-шпу? Так эта но-шпа тебе в печень уйдёт. Лучше выпей зелёного чая или чая с сосудорасширяющей мятой, с мелиссой, и головушка потихонечку пройдёт. При этом никаких отрицательных последствий для организма.

Хотя надо помнить, что и растения могут дать побочный эффект. Например, ко мне приходят много раковых больных до и после операций, и я использую растения, которые содержат алкалоиды, то есть яды. Это – болиголов, аконит джунгарский, чистотел и другие. Яды в них здорово на раковую клетку действуют, но также и печень сажают.

Так вот, про таблетки. Приходят ко мне люди и показывают, что им в поликлинике прописали. Господи! Шесть-восемь наименований препаратов, которые нужно принимать по два-три раза за сутки. В итоге получается примерно по 20 таблеток в день. Такое может выдержать только ленинградская блокадница, поскольку она уже всё выдержала. Говорю пациентам: «Ну давай свой список, будем разбираться, что заменить, что выбросить». Если в списке жизненно необходимый препарат, то оставляем, а, например, американские антисклеротические препараты на основе статинов – в мусорку. Это же геноцид. Они по 600-1000 рублей стоят и, как правило, ничем не помогают.

– В современной фармакологии травы вообще не используются?

– Раньше их больше использовали. Например, в советское время был у нас великолепный препарат адонизид, получали его из травянистого растения адонис, который на Руси называли горицвет – из-за ярко-жёлтых цветков. В аптеках его настойка стоила 15 копеек, её прописывали пациентам с нарушением ритма сердца. Дело в том, что в горицвет, как и в ландыш, входят сердечные гликозиды. Когда их не хватает, то сердце останавливается – это как бензин для машины. Пока свои гликозиды вырабатываются, сердечко бьётся ровненько. Об этих гликозидах ещё Боткин говорил в девятнадцатом веке, когда занимался горицветом и ландышем. К сожалению, горицвет сейчас исчезает, занесён в Красную книгу. В Европе его уже не найдёте, а у нас пока есть.

А есть такие лекарственные растения, которые на каждом шагу. Вот если мы выйдем из церковного дома, то я покажу барвинок – он растёт справа от входа. Сейчас, в марте, снег только сошёл, и вот он, пожалуйста. В советское время из этого растения делали препарат кавинтон. А теперь его синтезируют, он химический. Конечно, действие уже не то.

– Синтезировать дешевле, чем собирать с земли и готовить натуральные препараты?

– В том-то и дело. Но тут ещё такой момент: в целом наш мир движется ко всему искусственному, что поддаётся стандартизации и контролю. Например, раньше была аналоговая запись звука и видео, а теперь стала цифровая. Вроде бы звучание одинаковое что с виниловой пластинки, что с цифрового носителя, но знатоки вам скажут, что с винилом ничто не сравнится, там звук живой. Почему же цифровая технология побеждает? Потому что в оцифрованном продукте каждый байт информации учтён, в силу чего информацию можно переносить с носителя на носитель, делать с ней что угодно, а главное – она под полным контролем. Вот к этому всё и идёт – к диктату контроля и единообразия.

А вот ещё пример. Есть такая американская система, в которую и Россия вписана. Доктор принимает пациента, который пришёл к нему с результатами анализов, и вот доктор эти результаты в компьютер запускает, тот сверяет со своей базой данных, выдаёт диагноз и список необходимых лекарств. Если доктор это не выпишет пациенту, то он получит штраф или будет уволен. И часты такие случаи – доктор таблетки выписал, провожает пациентку из кабинета и говорит: «Мария Ивановна, ты, пожалуйста, это не принимай. Я тебе выписал, потому что был обязан это сделать».

– Такая система, наверное, страхует больного от врачебной ошибки. Компьютер-то ошибиться не может.

– Это так. Но ошибка уже в самом подходе. Потому что каждый случай болезни особенный, здесь надо исходить из состояния пациента, а не из какой-то схемы. Вообще я считаю, таблетки следует назначать, лишь когда есть абсолютные показания. Например, воспаление лёгких, рак, где требуется оперативное вмешательство.

* * *

Здесь наш разговор прервал посетитель, заглянувший в актовый зал: «Я вещи привёз, куда отдать?» Фитотерапевт ответил: «Спаси Господи! На второй этаж поднимись, там Таня сидит в аптечной лавке, ей отдай, пожалуйста». И пояснил мне:

– Это мы вещи собираем для детдомов, монастырей, развозим по Новгородской, Псковской, Тверской областям. На Донбасс уже отправили около 300 мешков. Я сам десять довозил до границы, где батюшки забирали, – у меня машина огромная, джип.

– А кто вещи собирает?

– Наш коллектив школы «Здоровье православного человека». Просто захотелось помочь, а к медицине не имеет отношения… Так о чём я? О таблетках. Тут ещё дело в деньгах – и откаты, и накаты, и вложения в производство, которые производители защищают.

Мы-то делаем продукцию кустарно, в небольшой своей лаборатории. Например, капельки «Склеровиш», которые получаем из растения барвинок. Для пожилых это великолепно – улучшает мозговое кровообращение, оберегает от инфаркта, поскольку разжижает кровь. Люди благодарят. Мы эти капли запатентовали и отправляем по России, в день по несколько посылок. Есть и другие составы, которые надо бы запатентовать, но это дорого, а денег не хватает. Из того, что я зарабатываю, половину отдаю на Церковь, из оставшейся половины часть идёт на другие хорошие дела. Богатство православному человеку, наверное, противопоказано – не получается разбогатеть.

– То есть не превращаете это в бизнес?

– К нам приезжали из Москвы с деловыми предложениями, но я отказался. У нас же это как-то духовно делается – растения собирать помогают в Свирском, Клопском, Хутынском и других монастырях, делают это с молитвой. Раньше мы собирали более двух тонн сухого сырья, и это расходилось также по людям православным, которые не могут платить большие деньги за лекарства. Как всё это в бизнес-схему запихать? Кроме того, мы дружим с Михаилом Викторовичем Гордеевым, который создал свою индустрию природных лекарств, у него лавки есть в Москве, в Петербурге и на родине, в Башкирии. Он сам человек верующий и коллектив его тоже, так что мы полные единомышленники, обмениваемся запасами трав. И что же, с этим бизнесом получится, что мы конкуренты?

– А почему на Западе на травах не делают больших денег? Потому что у таблеток больше прибавочная стоимость, их дешевле выпускать и сертифицировать?

– У них там свой образ жизни, сплошной фастфуд. Поэтому американцы приезжают сюда за нашими капельками и увозят туда. Там есть экологические магазины, но они очень дорогие. А большинство питается загрязнёнными продуктами и считает это нормой. К нам приезжают даже из Финляндии, хотя у них те же растения растут, что и у нас, и с экологией нормально. Получают консультации, приобретают настойки. Я так думаю, что у них были свои традиции траволечения, но прервались из-за развитой «химической» медицины.

 

У нас на Севере

– С экологией, наверное, даже в Финляндии не в порядке. Неслучайно наш Приполярный Урал называют последним чистым уголком Европы. Мы, кстати, собирали там золотой корень, да и просто листья его ели: на ходу срываешь и в рот – и силы прибавлялись.

– Листья, да, тоже хорошо. В них адаптоген, иммуностимулятор. Это то растение, которое спецназ использует. Знаю это ещё с Военно-медицинской академии.

– Какие ещё растения у нас на Севере вы бы рекомендовали собирать?

– Про цетрарию я уже сказал. Само собой – брусника. Она помогает при болезни почек, суставов, при остеохондрозе и гиповитаминозе, используется как общеукрепляющее. Кроме того, там много витаминов группы В и С, которые восстанавливают хрящевые ткани. Хорошее ведь дело?

– Её просто кушать или настойки делать?

– По-разному. Я вот как делаю. Трёхлитровую банку обдаю кипятком, засыпаю бруснику, заливаю водичкой. Беру её или из святого источника, или пропускаю через очиститель аквафор и настаиваю с кусочками кремня. Раньше, кстати, колодцы кремнем обкладывали. Холодной водичкой заливаю – и всё. Храню на балконе, а если мороз, то на подоконнике. И в день мы по две-три ложки съедаем, этого достаточно. А можно бруснику перемешать с мёдом или вареньем, кому как вкуснее. А если ещё добавишь туда грецкого ореха, то получишь биологически активную смесь. Одна-две ложки в день – польза здоровью и весь день бодрит.

Затем брусничный лист – он от болезни почек, гипертонии, сердечной недостаточности… Слушайте, это я вам долго говорить буду. Толокнянка, клюква, морошка, вереск… Называю только самые известные растения, которые без труда можно собрать. Багульник – при бронхолёгочных патологиях хорош. Кладония – выводит из организма токсины, помогает при простатитах. Когда ходишь по грибы, то постоянно этот кустистый серебристый лишайник встречаешь. Не путать с цетрарией. Кстати, содержащаяся в ней усниновая кислота обладает также противотуберкулёзным действием, хотя знаете, туберкулёз очень тяжело лечится. Сейчас фтизиатры, специализирующиеся на этом заболевании, бьют тревогу: что делать, палочка Коха привыкает к препаратам, мутирует, и препараты уже не действуют. И вот здесь мы видим, что натуральные лекарства предпочтительней искусственных.

– Есть такие растения, которые на Севере редки, но их можно самим выращивать?

– Конечно, на даче – пожалуйста. Например, купена, которую ещё называют «Соломоновой печатью». Типа ландыша, такая высокая дуга с беленькими колокольчиковыми цветами. Я находил купену примерно 36-летнего возраста, который определятся по печаткам между корешками. Каждая печатка – это след прошлогоднего растения. Бытует легенда, что царь Соломон часто пользовался купеной и своей печатью отметил её как полезное растение – отсюда и название. Но я этому растению придумал другое имя – славянский женьшень. Потому что у нас тоже есть предание о том, что воины-славяне обязательно носили это растение с собой и оно силу придавало.

– Просто так носили?

– Носили на груди и употребляли. Мы проверили «Соломонову печать» на предмет практического использования, и оказалось, что она ко всему прочему помогает при доброкачественных опухолях. Например, у мужчин при простате, а у женщин – при гормонозависимых доброкачественных опухолях, заболевании мoлoчнoй железы и миоме матки. Из неё можно настой делать, но мы сделали капельки. Они реально помогают людям.

* * *

Час пролетел быстро, пациенты уже ждали Владимира Николаевича, а я ещё не обо всём расспросил. Фитотерапевт отвёл меня в свою лавку, подарил кучу брошюрок. Лично им, а также в соавторстве написано полсотни книжек, они выпущены большими тиражами и почти все разошлись. Значит, травничество востребовано у нас в России, что радует.

– А это что за кольца? – показываю на цепочку из больших колечек, висящую рядом с книгами и пузырьками с каплями.

Профессор Вишнев берёт её, начинает перебирать пальцами одной ладони:

– Это цепочка Герона Александрийского, который до Христа жил и придумал такую игрушку. У нас на приходе их дети делают. Фактически это предчётки, поскольку применялись и для счёта. А мы используем ещё для здоровья. Вот цепляешь одним пальчиком, потом другим… Мелкая моторика помогает от артроза и инсульта. Работают ручки – головке лучше. Но это отдельная тема.

«Цепочка Герона Александрийского»

Понимаю, что наш разговор как эти предчётки – перебираешь, а конца не видно. Так мы и живём: Бог дал многое, но пользуемся лишь малой частью.

← Предыдущая публикация     Следующая публикация →
Оглавление выпуска

Добавить комментарий