Не только говорить

Утверждение, что Россия вымирает, неверно. Мнение о надвигающейся катастрофе родилось в 90-е годы и было тогда совершенно справедливым. Но за последние годы многое изменилось. Сейчас нас снова около 145 миллионов, как в 2000-м, и это не считая двух с лишним миллионов крымчан. Причины столь благоприятного поворота разные. Пришло время заводить деток последнему многочисленному поколению, рождённому в СССР, вырос уровень жизни, сказались и меры, принятые правительством. Например, выплата «материнского капитала». Главное – у людей появилась надежда на лучшее будущее.

Что впереди? В пору создания семей вступает поколение рождённых после распада СССР, а оно немногочисленно, так что население вновь сократится. По пессимистическим прогнозам Росстата, к середине века нас останется 128,5 миллиона человек. По оптимистическому сценарию – нас будет около 158 миллионов, но лишь в том случае, если будут приняты самые серьёзные меры. Мы застыли сейчас в зыбком равновесии, словно никак не можем решить, жить России или нет. Это полностью отражает и духовное состояние общества: ни жизнь и ни смерть – состояние выбора, которое, конечно, не будет длиться бесконечно.

О том, что требуется от государства, от общества в целом, хорошо сказал учёный-демограф Игорь Белобородов. Требуется изменить отношение к человеческой жизни:

«То есть нам необходимо прекращение абортов. Я намеренно употребляю слово “прекращение”, а не “запрет”. Это разные вещи. Нам конституционно необходимо прописать ценность, святость и защиту человеческой жизни с момента зачатия. Безусловно, СМИ должны подключиться в виде серьёзной популяризаторской машины, которая изо дня в день будет пропагандировать здоровый семейный образ жизни. Эталоном родительства должна стать полная крепкая многодетная семья. Как минимум с тремя детьми. Нужны лидеры мнений, нужна соответствующая документалистика, нужна социальная реклама, массированная, профессиональная, эффективная, системная, проводимая на долгосрочной основе».

Предлагается энергично помогать многодетным семьям, давать льготы, награждать, должна быть пересмотрена пенсионная система, привязана к числу детей. Думается, если эти предложения пройдут, нам удастся сделать достаточно серьёзный шаг в сторону от пропасти.

Но все эти замыслы повиснут в воздухе, если не на кого будет опереться в народе. А у нас, слава Богу, есть. Если бы не возрождение веры в начале 90-х, всё было бы намного хуже. Среди относительно воцерковлённых христиан число многодетных семей втрое больше, чем в среднем по стране. Да и невоцерковлённые православные часто рожали вопреки нищете, задержкам зарплат, иногда голоду. В самые тяжёлые времена Господь дарил надежду, люди к Нему потянулись. Думаю, это значило немало.

Наверное, поэтому у многих вызвало резкое неприятие интервью с известным московским священником Павлом Великановым, появившееся на сайте Милосердие.ру. В результате оно было с сайта удалено, притом что отец Павел – опытный священник, в прошлом проректор Московской духовной академии. Добавлю, сам многодетный отец.

Беседа с ним получила название «О многодетности надо говорить честно». В ней священник выступил против романтизации многодетности. Он напомнил, что и православные семьи, где много детей, бывает, распадаются. Что увлечённые неким общим порывом молодые люди, нарожав детей, не всегда готовы достойно их воспитать. Что в многодетных семьях родителям трудно каждому ребёнку уделить столько же внимания, как там, где детей немного.

Должен сказать, что у меня у самого четверо. И предмет моих постоянных переживаний – что уделяю детям мало внимания, воспитатель из меня никудышный и т. п. То есть всё, о чём говорит отец Павел Великанов, мне хорошо знакомо, его предостережения, наверное, необходимы, но…

Перечислив затруднения, озвучив проблемы, отец Павел забыл сказать о достоинствах, радостях многодетных семей. О том, что большинство из них всё-таки худо-бедно, но счастливы. Это я опять же и по себе сужу, и по своим многодетным друзьям. Напрасно батюшка укорил людей в том, что они стремились к многодетности. Никто детей не разводит по идейным соображениям, как можно понять из ответов отца Павла, полемически заострённых. Добавлю, что мне искренне жаль тех, у кого детей всего один-двое. Знаете, как ни странно, проблем у них не меньше, чем у многодетных. То есть, понимаете, если семья не может справиться с тремя и более детьми, она наверняка намучается и с одним.

В общем, всё сказанное в статье – правда, но не вся, а кусочек, отломленный от целого. Почему же мне тогда жаль, что её удалили? Потому что удалить статью не значит дать ответ на неё. Над ответом думать нужно. Например, сказано, что дети в православных многодетных семьях не всегда вырастают верующими. Это так, ведь к общению в семье, наставлениям родителей, выслушиванию проповедей в храме, предназначенных для взрослых, жизнь ребёнка не сводится. Вокруг современный мир. А у нас в Церкви за четверть века так и не сложилась система воспитания маленьких и юных христиан.

Мне легко возразить, напомнив о множестве энтузиастов, подвижников, создающих воскресные школы и даже гимназии, спортивные секции при храмах, православные летние лагеря, клубы поисковиков, когда священники вместе с детьми отправляются искать и хоронить павших воинов, и многое другое. Но всё это, вместе взятое, к сожалению, позволяет охватить едва ли десятую часть детей даже в православных семьях. Энтузиасты есть, а системы нет. Не получая поддержки, подвижники из числа духовенства и мирян нередко надрываются, а ведь каждый талантливый православный педагог должен цениться даже не на вес золота, а куда дороже.

Не знаю, насколько хорошо понимает это отец Павел Великанов. Но грустных мыслей у него было бы куда меньше, если бы воспитание будущих прихожан стало у нас в Церкви приоритетом для всех – от епископа, занятого отчётами, до прихожанки, мающейся над вопросом экуменизма. От нас, православных, больше, чем от кого-либо, зависит, быть России или нет и какой она станет.

Оглавление выпуска     Следующая публикация →

1 комментарий

  1. Наталья Чернавская:

    Одного ребёнка тяжело воспитывать, постоянно нужно искать для него подходящую среду вне дома. Прошла это с дочкой, а теперь вот с сыном. Как было бы, если б одновременно их было двое, а то и трое — не знаю точно, но думаю, то же самое, не создашь же свою школу для троих, хотя и такое бывает. Я работала в Павловске в частной школе у Шостаковичей, Максим Дмитриевич с супругой создали её прежде всего для своих детей, но добрали хотя бы ещё 2-5 человек в класс. Но не у всех такая финансовая возможность есть, а на голом энтузиазме далеко не уедешь, хотя…В 90-ые для дочки, помню, я дошкольную группу организовала, из которой потом класс получился. Сейчас уже нет сил на такие подвиги, устала.

    И нужно прямо написать: поскольку большинство православных родителей небогаты, то создать частную школу в провинции нереально, они только в столицах есть, а государство как было отделено от церкви и школы, так и осталось, купола позолотить даёт ещё, но если в названии шкоды есть «православная» — не то что аренду или дополнительные предметы, основные предметы не будет финансировать, хотя это прямое нарушение права на образование. Так и зачахла православная школа в Сыктывкаре: некому было счета оплачивать, педагоги по году без заплаты работали. Вот и весь сказ.

Добавить комментарий