Если завтра война…

В 30-е годы прошлого столетия вышел в широкий прокат по кинотеатрам Советского Союза фильм, ставший, как принято теперь говорить, бестселлером, – «Если завтра война».

plakat

Фильм того времени вселял в советского гражданина уверенность о несокрушимости Красной армии, её готовности дать отпор любому врагу. Однако в действительности всё вышло не так. Советская конница не способна была противостоять натиску современных немецких танков, стремительное наступление фашистов не позволило советскому крестьянину собрать урожай с засеянных полей.

Но речь пойдёт не о том, как отступала не готовая к боевым действиям Советская армия, оставляя в оккупации сёла и города, некогда имевшие стратегическое производство, а о том, что давало советскому воину силу противостоять противнику. Речь пойдёт о продовольственной составляющей.

Не надо иметь высшего образования, чтобы усвоить: отсутствие пищи в желудке в течение нескольких дней сведёт трудоспособность любого человека к минимуму, не говоря о том, что никакие военные манёвры с истощённым солдатом совершить невозможно.

Горький опыт это доказал, поэтому советское государство ведение сельского хозяйства строило по принципу «если завтра война». Растениеводство и животноводство шагнуло туда, где ныне эти пространства называют «зоны рискованного земледелия». Государству и фронту нужны были лес, нефть, уголь, а это требовало привлечения рабочей силы. Где патриоты страны, а где и осуждённые работали день и ночь, приближая день Победы. Однако всех этих тружеников тыла и фронта необходимо было кормить, поэтому рядом с промышленными объектами создавались совхозы и колхозы.

В 1993 году, будучи 18-летним юношей, я с товарищем побывал у Полярного круга, на берегах рек Уса и Юньяга. Что меня поразило: несмотря на то что верховье реки Юньяга из лесотундровой зоны переходило в тундру, по берегам этих рек на определённом расстоянии стояли доильные установки, к которым перегонялись стада коров, пасущихся на травостое пойм этих рек. Молоко – где на тракторе, а где и на катере – свозили в бидонах в совхоз «Горняк». И что меня ещё больше поразило, так это то, что в заготовке сена участвовали жители Москвы и Санкт-Петербурга, а это были первые числа сентября. Помнятся их впечатления: «Всё хорошо, только комаров много!» Значит, была такая необходимость. И понятно, что благодаря этому шахтёры – на случай войны – были обеспечены мясомолочной продукцией, продолжая давать стране уголь.

Сегодня лишь немногие понимают, что повторение сценария Великой Отечественной войны вполне возможно. Последние вести настораживают, но не видно, чтобы государство предпринимало усилия на случай серьёзного конфликта. Мы не будем обсуждать ядерную войну, но и с помощью обычного оружия можно сделать немало. Представьте себе такой сценарий: перерезаются пути подвоза продуктов питания в Республику Коми. Это не так уж и сложно. Нитка железной дороги крайне уязвима – довольно взорвать один-два моста, чтобы остановить электровозы. Довольно нанести удары по нескольким НПЗ, чтобы возник критический дефицит бензина. Весь общественный транспорт встанет, прекратится подвоз продуктов питания автомобильным транспортом. Ни тебе кировской, ни вологодской продукции, ни тебе овощей и фруктов более южных областей. Между тем сотни сельхозпредприятий внутри Республики Коми ныне влачат жалкое существование или давно разорились. Толпы голодных людей, казалось бы имеющих на банковских счетах какие-то сбережения, а может, даже и наличные, готовы будут на то, чтобы грабить гаражные подвалы, дачные погреба, фермерские и подсобные хозяйства. И в этом случае не будут иметь значения ни уровень образования, ни общественное положение. Обличающая совесть будет заглушена выражениями, такими как «голод не тётка», «мне детей кормить надо» и т. п. Перед голодом все равны.

В чём же проблема? Почему мы так безответственно относимся к гаранту продовольственной безопасности?

В 2005 году на XIII Международных образовательных чтениях, где присутствовали министры, государственные, общественные деятели и представители Русской Православной Церкви, известный режиссёр Никита Михалков озвучил причину столь печального положения дел. Его вердикт – это неспособность современных россиян к самоорганизации, в общественном понимании слова. Рассчитывать на то, что кто-то из патриотических соображений пойдёт работать на ферму за мизерную зарплату не приходится. Однако даже если такие люди найдутся, ферма в любой момент может быть ликвидирована по желанию владельцев хозяйства.

Государственная дотационная программа по поддержке крестьянских и фермерских хозяйств так устроена, что воспользоваться ей могут немногие. К тому же основная головная боль фермеров заключается в сбыте продукции. А с этим всё довольно плохо.

Что же можно предложить в сложившейся ситуации? Какие могут существовать альтернативы государству?

Помнится, в лихие 90-е годы часто можно было услышать словосочетание «организованная преступная группировка». Это были исключительно живучие структуры. Были выделены три признака, по которым ОПГ определялась как государство внутри государства. Это – наличие законодательной власти: «воровской закон» и «воры в законе», а также исполнительной власти: «смотрящие», «шестёрки», «киллеры» и т. п. И третий признак – финансовая составляющая: бюджет, так называемый «общак». Но рассчитывать на то, что ОПГ будут думать о благополучии граждан России, не приходится, поскольку их задачи изначально преступные – брать, а не давать.

Есть и другая организация, которая могла бы составить альтернативу государству. Это Русская Православная Церковь. Её структура соответствует всем признакам государства. Существует единый для всех Закон Божий, который написан не только в библейских книгах, но и на скрижалях сердца каждого христианина. Наличествует законодательная власть во главе с Патриархом и Святейшим Синодом, исполнительная – епархии и православные приходы во главе с правящими архиереями и настоятелями, а также и финансовая составляющая – добровольные пожертвования. Именно у Русской Православной Церкви есть все шансы возродить не только продовольственную составляющую, но и культурное наследие. Требуется понять всю важность этих задач и приложить все усилия, чтобы их выполнить. На мой взгляд, сейчас более важно не столько множественное строительство и благоукрашение в городах храмов-памятников, которые, оставаясь пустыми или полупустыми, так и останутся памятниками, а создавать вокруг сельских приходов, где имеются в окрестностях брошенные земли сельскохозяйственного назначения, жилые фонды с подсобными хозяйствами. Думаю, найдутся молодые православные семьи, испытывающие колоссальные трудности с жильём и работой, которые готовы перебраться к единомышленникам в сельскую местность.

Happy family with vegetables harvest in garden

Хочется верить, что крестьянский труд вновь станет уважаемым и почётным, как всегда было на Руси, что православные поселения воспитают самодостаточные поколения людей, с навыками существования в экстремальных условиях, способных пережить не только время войны, но и время гонений на христиан со стороны сына погибели — антихриста.

Кстати, один из благодатнейших старцев последнего времени, а не так давно канонизированный, Паисий Святогорец, относился к словам Иоанна Богослова о трёх с половиной годах диктатуры антихриста не как к чему-то отдалённому, а как к близ грядущему. Во втором томе «Слова. Духовное пробуждение», в главе 16-й, блаженный старец, глядя в будущее с оптимизмом, давал практическое наставление: «Имей человек хоть золотые монеты или доллары, использовать их он не сможет. Поэтому, приучив себя уже сейчас к жизни простой, умеренной, можно будет пережить те годы. Иметь маленько землицы, возделать немного пшенички, картофеля, посадить несколько масличных деревьев, и тогда, держа какую-нибудь скотинку, козочку, несколько курочек, [христианин] сможет пропитать свою семью. Потому что от запасов пользы тоже немного: продукты долго не лежат, быстро портятся. Но и, конечно, продлятся эти притеснения недолго: года три, три с половиной. Ради избранных дни сократятся, они даже и не заметят, как пройдут эти годы. Бог не оставит человека без помощи».

г. Сосногорск

← Предыдущая публикация     Следующая публикация →
Оглавление выпуска

1 комментарий

  1. Лариса:

    Только так человек может и должен жить! Мы сейчас живём в Белгородской области с селе.И поняли, что очень нужна земля- кормилица. В городах в квартирах работу ищут, а мы в своем доме не успеваем отдохнуть — работа ищет нас. Нам подарили две козочки, пять курочек, одного петуха, два кролика и двух уточек. Хозяйство не большое, но нам помогает! Мы посадили всего понемножку- картошку, кукурузу, тыкву, помидоры, огурцы.Свою семью прокормить сможем. С брошенного сада привезли яблок и насушили для зимы. Одно плохо- власти считают, что деньги в селах не нужны и на сегодня имеются законопроекты не в пользу села и сельских жителей. Плохо, что нет поддержки! Экономическое положение в стране ну скажем » не очень» и желание поправить положение может пагубно отразиться и на не работающих многодетных матерях! Дорогие начальники, одумайтесь! Дайте возможность жить, а не существовать селу для здоровья страны! Ведь не всегда будут на полках магазинов продукты! Ведь здоровые продукты- это здоровье нации!

Добавить комментарий