Соль и яд

В последнее время много некрасивого происходит в нашей Церкви. Священники против архиереев, миряне против священников, архиереи – против всех. В редакции мы порой ощущаем себя как на прифронтовой полосе: то к югу, то к западу сотрясается церковная земля от залпов компромата, административных атак, взрывов на минных полях интриг… Хорошо хоть, в основном война словесно-бумажная. Но люди от этих нестроений страдают живые, настоящие. Тут чаще всего борьба «плотская», в основе её – зависть, деньги, власть.

Совсем другое дело – борьба мнений. Тут, кажется, в Церкви не должно быть жертв. Апостол Павел даже одобрял это: «Надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные». Посему в последнее время я с интересом наблюдал за дискуссией вокруг некоторых взглядов видного богослова Алексея Ильича Осипова. Помню, ещё в начале 2000-х в редакцию обращались с вопросами о том, как мы относимся к профессору. «Уважительно», – неизменно отвечали мы.

Сравнительно недавно дело приняло новый оборот. Инициативная группа, возглавляемая руководителем «Школы православного миссионера» Александром Люлькой, обратилась к Патриарху с просьбой разобраться со взглядами профессора Осипова – потому что, дескать, они грозят «дестабилизацией положения в нашей Церкви». Фраза эта меня насторожила. Замени последнее слово на «страну» – и получишь фразу, которую в последние годы активно используют ретивые чиновники для борьбы со всяким инакомыслием.

Святейший передал обращение группы А. Люльки в Богословскую комиссию. Случилось это в 2013 году. Два года о донесении «группы общественности» было не слышно – такого рода писем в Патриархию, полагаю, поступает немало. Но вот в декабре прошлого года на заданную тему внезапно провели заседание Комиссии. Злые языки утверждают, что вспомнили о нём как раз накануне встречи нашего Патриарха с Папой Римским – а ведь известно, что проф. Осипов – один из наиболее яростных критиков католической доктрины… Далее события развивались так: через три месяца, в апреле, группа активистов А. Люльки получила, наконец, ответ Богословской комиссии на руки: взгляды Осипова были подвергнуты критике, впрочем весьма сдержанной. Ему предложено было «при наличии разных подходов в святоотеческом предании освещать их, по возможности, равномерно, не давая явного предпочтения одной частной точке зрения». На доводы  Комиссии профессор вскоре публично ответил…

Напомню, главное, в чём обвиняют Осипова, – что он отрицает вечность адских мучений. Другие спорные вопросы: нужно ли крестить младенцев, что такое «пресуществление» в Евхаристии и чем оно отличается от «преложения», также о догмате искупления и первородном грехе. Всего пять пунктов. Как видите, они совсем не простые и основания для богословской дискуссии налицо. Некоторые обвинения Алексей Ильич отвергает (например, не соглашается с тем, что ему приписывают отрицание «вечных мучений», говорит, что «это тайна», что есть у святых отцов два мнения на эту тему). А в споре о том, надо ли крестить в младенческом возрасте или в сознательном, заявляет такую позицию: крестить младенца можно, только когда воспреемники или родители готовы взять ответственность за него, ещё не имеющего веры, и в дальнейшем поведут его ко Христу. Профессору возражают: а если есть угроза жизни младенца, что же, он так и умрёт некрещёным? Осипов ссылается на слова Христа: «Пустите детей приходить ко Мне, и не препятствуйте им; ибо таковых есть Царствие Божие» (Мк. 10, 14) – то есть Господь принимает детей и некрещёными. Ну и так далее – вполне себе богословский спор. Хорошо, что такие дискуссии всё-таки в нашей Церкви оживились. Ведь сколько десятилетий их не было.

Плохо только, что вместо спора напрямую с профессором вводится административная составляющая. К сожалению, традиция эта в нашей Церкви древняя. Подобные донесения «озабоченная общественность» сочиняла ещё во времена византийских императоров, и те порой метали громы и молнии, заставляя собирать церковные соборы и «реагировать». В наше время императора нет, так что послания для «принятия мер» адресуются Святейшему Патриарху…

Спустя некоторое время подписанты письма Патриарху отреагировали на возражения профессора. Конечно, было бы хорошо, чтоб дискуссия и после вердикта Богословской комиссии походила на разговор старцев, не согласных в чём-то: разговор, приглашающий к размышлениям, проникнутый любовью к истине и оппоненту. Но здесь выходит иначе: несогласие выражается весьма резко. Ну да что уж – в истории Церкви было и это: даже святые ругались, до драк доходило, а уж сколько высмеивали! Но всё же в основе были аргументы, а не попытка зашельмовать оппонента и оглоушить слушателя.

Я как раз об этом хочу сказать: о способах ведения дискуссий, которые само содержание этих дискуссий дискредитируют. На днях к нам в редакцию прислали получивший распространение в Интернете ролик кандидата богословия, священника московского храма Сергия Радонежского в Бусиново Георгия  Максимова. Дескать, прокомментируйте. Но мы же не богословы, правда? Что мы можем сказать? Потому письмо отложили. Всё же ролик я внимательно посмотрел. И был изумлён! Представьте ситуацию: 37-летний молодой человек, в прошлом году только рукоположённый во иереи, громит 78-летнего почётного доктора богословия, профессора Московской духовной академии, называя его «шарлатаном от богословия», «вруном» и «циничным ересиархом». Замечу, что в тот год, когда иерей Георгий только родился на свет, Алексей Осипов уже был членом комиссии Синода по вопросам христианского единства, той самой, что впоследствии была преобразована в Синодальную Богословскую комиссию.

Но главное не это. Ролик состоит не только из выступления о. Георгия, но снабжён «перебивками». На пятой минуте 40-минутного ролика в качестве иллюстрации позиции Осипова вдруг на несколько секунд показывается фотография марширующих ку-клукс-клановцев. На этом фоне автор проводит аналогии рассуждений Осипова с действиями… убийцы. Потом следуют кадры, как в кострах некие люди жгут книги Осипова. Мне сразу вспомнились уроки контрпропаганды на военной кафедре университета. Во время войны, как известно, все средства хороши, чтоб убедить противника сдаться. Годятся ложь, провокация, подлог… Ну не так, чтобы совсем в лоб. Но всё ж-таки чтоб дошло до самого замороченного вражеского солдата. Но тут-то с кем война? Молодой кандидат богословия сообщает нам, что «поймал за руку и разоблачил» профессора. Знакомая терминология, не правда ли? Так и представляется: вот он держит пойманного профессора за запястье и… что дальше? Куда он его собирается вести? В участок сдавать?

Это очень старый приём: вступать в спор не с человеком и его аргументами, а с упрощённым, сниженным образом человека, который сам же и создал. К сожалению, способ этот становится всё популярнее, особенно он процветает во время предвыборных кампаний. Казалось бы, Церковь может и должна показать обществу альтернативу этому, опираясь на слова апостола «кто ненавидит брата своего, тот находится во тьме, и во тьме ходит, и не знает, куда идёт» (1 Ин 2, 11). Увы, православные копируют чуждые формы поведения, порой ещё и в жалком, карикатурном виде.

Так что пришлось-таки нам откликнуться на письмо в редакцию. «Имейте в себе соль, и мир имейте между собою», – обращается к нам апостол (Мк. 9, 50). А у нас ни мира, ни соли, чтобы мiр осолить, научить, как в духе любви, честно и мудро можно решать споры и конфликты. Учиться этому нам ещё и учиться. Такой вот печальный вывод.

Оглавление выпуска    Следующая публикация →

4 комментариев

  1. Екатерина:

    Жаль, жаль и еще раз жаль тех, кто так агрессивно относится к Алексею Ильичу. Умный, грамотный… его слушать надо и на ус наматывать. Пожалуй, больше не будет у нас подобных богословов. Слава Богу, что в наше время есть Осипов. Дай Бог облагоразумиться его противникам, — и коли не желают принимать его проповеди и труды, то пусть хотя бы не агрессируют так злобно и не наговаривают на него.

  2. Людмила:

    Игнатий Брянчанинов говорит, что человек спасается правой верой и терпением скорбей. Вся печаль в том, что люди воспринимают слова А.И.Осипова как учение Церкви. Он не всегда говорит, что это его мнение по тому или иному вопросу. Главное — Истина возраст не имеет значения. Я давно где-то читала, что в пустыне спасался глубокий старец, аскет и молитвенник. К нему пришёл собрат и увидел, что на старца спускается не белый, а чёрный голубь. Комиссия, слава Богу, сказала своё слово. В православии как: если учитель заблудился, то заблудились и все, кто за ним пошёл. Кто будет виноват? А.И.Осипов мне тоже нравится . Говорит просто с юмором, только мне его жаль. Труды А.И.Осипова подвергает критике и архимандрит Рафаил Карелин.

  3. Алексей:

    Спаси Господи автора статьи! Не в укор батюшкам, но именно проф. Осипов А.И. своими доходчивыми и рассудительными лекциями привёл меня в Церковь, к которой я раньше относился как к архитектурному сооружению. Да, и я не разделяю позиции тех святых отцов (а не лично проф. Осипова А.И. — он лишь доводит до сведения слушателей их творения), которые говорили об ограниченности адских мучений, но называть их еретиками никто не берётся, а Алексея Ильича значит можно?

  4. Соловьева Евгения Михайловна:

    Прочитала и огорчилась…
    Стыдно-то как!
    «Увы, православные копируют чуждые формы поведения, порой ещё и в жалком, карикатурном виде.» Спасибо, брат Игорь, за мудрую статью!

Добавить комментарий