Крест на берегу (Часть 1)

Командировка к русской Атлантиде

Жизнь Галины Тиховой много лет протекает под сенью Леушинской иконы

Жизнь Галины Тиховой много лет протекает под сенью Леушинской иконы

24-25 апреля в Череповецкой епархии отмечают 100-летие памяти игумении Таисии (Солоповой) и 140-летие с момента основания Леушинского Иоанно-Предтеченского женского монастыря. Совместно с мэрией города составлена обширная программа празднования – концерты, выставки, презентация книги. В Череповецком госуниверситете пройдут Таисиевские чтения. Давняя наша читательница сообщает: «На второй день планируется поездка в Мяксу, с мечтой побывать на острове, который остался от монастыря. Но мы, мяксинцы, думаем, что лёд будет ещё наплаву. Хотя надеемся».

Осенью прошлого года наши корреспонденты побывали в тех местах. Уже не в первый раз…

РОМБИК С ТОЧКОЙ

…Прошло почти десять лет, когда мы в последний раз останавливались здесь. Точно так же за деревьями мелькали синие осколки бесконечного Рыбинского водохранилища, как вдруг глазам предстал высоченный Поклонный крест на самом берегу – а далее огороды, аккуратные домики старинного села Мякса. В тот раз мы спешили: сфотографировали свежий сруб будущей церкви в центре села, попытались найти председателя общины. «Их нет дома», – сообщила соседка из-за забора, отложив в сторону грабли. С мужем она убирала палисадник от зимнего мусора. Здесь, на Севере, весна поздняя, и снег только-только сошёл. Женщина представилась полным чином: «Галина Борисовна Тихова, заместитель председателя приходского совета при строящемся храме в честь иконы Божией Матери «Аз есмь с вами и никтоже на вы», именуемой «Спасительница России». Эта икона была главной святыней Леушинской обители, которую затопили при устройстве Рыбинского водохранилища. А ещё я преподаю в обычной школе и веду воскресную школу. Вы-то по какому делу?»

Так, у забора, мы тогда и поговорили («По пророчеству игуменьи», № 492, июнь 2005 г.), не воспользовавшись приглашением войти в дом. Узнали общую обстановку, посочувствовали горю Тиховых – прямо на этой дороге, где мы стояли, шесть лет назад погиб их сын Валера, разбился на мотоцикле. После этого женщина дала обет, что все силы отдаст, чтобы в Мяксе появился православный храм. «Валеру я успела крестить, – вздохнула женщина, – а вот другого сына никак не получается к вере повернуть».

Как-то теперь она поживает? Проезжаем по центру села, крестимся на новенький пятиглавый храм. По благословению вологодского епископа освятили его не во имя Леушинской иконы, как предполагалось ранее, а в честь Преображения Господня. Многое здесь поменялось… На этот раз к поездке в Мяксу мы лучше подготовились, созвонившись с давней читательницей и другом нашей газеты Идой Александровной Климиной. Она нас и встретила, на ночёвку у себя устроила и в школу проводила – к Галине Борисовне Тиховой.

– Галина уже на пенсии, но без детей жить не может, занимается с ними по программе «Истоки», – поясняет по дороге мяксинская старожилка. – Она позже в школу подойдёт, за пирожками к чаю забежала, а мы пока школьный музей посмотрим.

* * *

В Мяксе два музея – в воскресной и общеобразовательной средней школе. Причём первый не уступает второму. Начало ему положила удивительная находка – сундучок, принадлежавший неизвестной монахине Иоанно-Предтеченского Леушинского монастыря. В нём хранилась книга святого праведного Иоанна Кронштадтского «Моя жизнь во Христе», которую батюшка сам подписал в дар основательнице обители – игумении Таисии. Лежали в нём и несколько книг со штампом Леушинской женской учительской школы, а ещё фотография последней настоятельницы игумении Агнии, расстрелянной в 1937-м. Затем к этим реликвиям добавился камень, лежавший в основании одного из храмов затопленной обители, портрет св. прав. Иоанна Кронштадтского с дарственной надписью жителям села Ильинское, различные предметы леушинских сестёр, живших после закрытия монастыря в деревне Романово.

Но поначалу мы пошли в музей средней школы. Один из залов его также посвящён Леушинской обители и рукотворному «великому потопу». На стене нарисованы храмы, словно всплывшие из глубин Рыбинского водохранилища, а на полу – камни и земля.

– Если сесть на пол, то потрясающий эффект, словно на берегу водохранилища находишься, – поясняет Ида Александровна. – Детишкам нравится вот так на полу экскурсоводов слушать.

– А камни настоящие?

– Камни с самого Леушина, с острова, который появляется из-под воды время от времени. Так ведь, Дим?

Экскурсовод Дима Марченков, ученик 9-го класса, подтверждает:

– Да, камни оттуда. И землю тоже на острове собирали.

– Ну, ты начинай, гости ждут… У нас, знаете, все экскурсии в музее ведут сами дети.

Дима Марченков проводит экскурсию_

Дима Марченков проводит экскурсию

Дима не моргнув глазом сразу же громким, профессионально поставленным голосом начал:

– Здравствуйте, мы с вами находимся в музейной комнате, которая посвящена истории создания Рыбинского водохранилища и затопленной территории. Водохранилище было образовано в 1941–1947 годах и по площади примерно равно территории нынешнего Вологодского района. 3 апреля 1941 года был перекрыт последний пролёт плотины, и воды трёх рек – Мологи, Шексны и Волги – стали выходить из берегов и затоплять молого-шекснинское междуречье. Появление рукотворного моря навсегда убрало с географической карты старинный русский город Мологу, подтопило города Калязин, Углич, Весьегонск, Пошехонье, районные центры Мышкин и так далее. Для примера: Весьегонск был затоплен на три четверти. Вместе с Мологой под воду ушло около 700 сёл и деревень, Леушинский монастырь, Югская пустынь, 140 церквей. Под воду ушли луга и леса, более того – ценный уклад жизни и быта наших предков. Основную часть работ по строительству плотин выполняли заключённые, руководил работами инженер и видный начальник НКВД Яков Рапопорт.

Школьник подводит нас к двум картам-рисункам – какими были окрестности Мяксы до и после затопления

– Вот здесь, – показывает указкой, – была деревня Пестовка, которую прославил великий художник Василий Верещагин. А здесь под водой находится село Логвиново, где в 1836 году в семье сельского священника родился Елпидифор Васильевич Барсов – знаменитый собиратель и исследователь русского фольклора, выпустивший три тома «Причитаний Северного края». Затопило и село Ольхово, родину известного кардиохирурга академика Николая Михайловича Амосова.

А вот план Леушинского монастыря. Два каменных собора, золотошвейные и иконописные мастерские, духовная школа. Игуменья Таисия обладала ещё уникальным поэтическим даром, её труды есть и у нас в музее. С 1999 года ежегодно 6–7 июля в Мяксе проходят молитвенные Леушинские стояния, которые мы видим здесь на фотографиях. А цветные снимки на этой стене принадлежат Прокудину-Горскому, который в начале ХХ века по указу царя Николая II путешествовал по Российской империи и фотографировал красивейшие места. Здесь он сфотографировал игуменью Таисию на веранде сестрического корпуса. Несколько балясин этой веранды есть и у нас в экспозиции, их принесла в музей жительница Мяксы Ида Александровна Климина…

Переглядываемся с Идой Александровной, та кивает головой, мол, было такое дело. А школьный гид продолжает:

– В Мяксе почти уже построен храм, и мы надеемся, что одна из этих балясин будет вставлена в перила лестницы на колокольню. На этом наша экскурсия закончилась, спасибо за внимание.

– Вам спасибо, – говорю девятикласснику. – На экскурсиях вам обычно какие вопросы задают?

– Много спрашивают про крест, откуда он. Вот этот…

Дима показывает на небольшой резной крест, какие обычно венчают храмовый иконостас.

– И откуда он?

– Из Рыбинского водохранилища. Его в музей рыбаки принесли. Возможно, он из Леушино.

– Как думаешь, этот музей обычным людям нужен? Или только он для школьников, которым всё это на уроках показывают?

– Мне кажется, это надо всем показывать обязательно, – ответил парень. – Особенно тем, чьи дедушки и бабушки здесь родились и жили.

Ида Александровна поддержала девятиклассника:

– Знаете, из разных концов страны, даже из зарубежья приезжают потомки тех, кто давно переселился из Мяксы. Берут землю у нашего Поклонного креста, чтобы отвезти на могилы родителей. И сюда заходят… Где ещё они узнают про свою прародину?

Уголок школьного музея_

Уголок школьного музея

Идём дальше по залам, разглядывая экспонаты, которым позавидовал бы иной «взрослый» краеведческий музей. Женская одежда начала века – приталенные кофточки, юбка из пестряди. Образцы местных узоров на домотканой холстине. Гид поясняет, что вышитый красный конь означает мужское начало. Образ фигуры с поднятыми вверх руками – мать-земля. А ромбики с точками внутри – засеянное поле.

– А тебе самому что здесь интересно? – спрашиваю Диму.

– Если бы пришёл послушать экскурсию? – поразмыслил он. – Очень интересно узнать про Леушинский монастырь, который сейчас под водой. И старинные фотографии разглядывать интересно. Словно смотришь глазами дедушек и бабушек. Ничего этого как бы уже нет, но всё равно осталось, никуда не делось.

ПЕРЕМЕНЫ

На первом этаже школы есть комнатка, которую дети своими руками отремонтировали, обклеили весёлыми обоями – для чаепитий после занятий по программе «Исток». Галина Борисовна Тихова, руководитель этой программы, уже вскипятила чайник, на столе нас ждут пирожки и булочки.

– Помните нас, мы в 2005 году проезжали через Мяксу и с вами разговаривали? – спрашиваю у женщины, которая за десятилетие внешне почти не изменилась.

– Как же не помнить! – смеётся она. – Стали меня фотографировать, а я в рабочей одёжке, с граблями в руках.

Спрашиваем, почему она ушла из воскресной школы, переключившись на «Исток». Оказывается, за прошедшее время произошли кое-какие перемены.

Воскресную школу Тихова, учительница начальных классов, создала в 2002 году, когда вместе с другой преподавательницей, Еленой Григорьевной Борисенко, взялись хлопотать о строительстве храма. На занятия привлекла не только детей, но и взрослых, в том числе свою 80-летнюю маму. Специально закончила катехизаторское отделение Вологодского духовного училища, чтобы рассказывать о Законе Божьем профессионально – иначе педагог с большим стажем и не могла.

– Всё делали одновременно: и в душах храм созидали, и в брёвнах, на земле, – вспоминает она. – У меня дневники с той поры сохранились, сейчас читаю и плачу. А как деньги добывали… Обратились в Череповецкое объединение «Азот», и там первые 80 тысяч рублей выделили. Смогли заложить фундамент. А потом ездили с протянутой рукой. Берём автобус в школе, едем в город, там увидим вывеску какой-нибудь фирмы – заходим, просим. Больше радости было от воскресной школы, ведь прямо на глазах люди преображались. Поначалу-то некоторые вообще тёмные были, думали, что Богородица и Дева Мария – две разные святые. Глядь, через несколько занятий они уже осмысленные вопросы задавать начали, со знанием дела. Для детей летние лагеря организовывали, ходили в пешие походы, в паломничества ездили. Время новых и новых открытий!

А какое было лето 2004 года! Отец Владимир Беляев, который приезжал к нам из Череповца, одновременно крестил в реке 49 человек. Весь берег был усыпан людьми – родственниками и теми, кто просто пришёл приобщиться к духовному празднику. Первые годы была такая любовь, такое ощущение душевного соединения в Боге!

Леушинские стояния тогда объединяли всю Россию. Представьте, в 2005 году на стояние приехало 12 батюшек, один даже с Дальнего Востока. Это не говоря уже о просто мирянах. Я спрашивала некоторых, что их позвало сюда из такого далёка. Оказывается, многие о молитвенном стоянии узнали случайно. Один москвич где-то прочитал, приехал, молился со всеми, а затем ещё на три дня остался, работал трудником на храме.

– Стояния начались, кажется, ещё в 99-м году?

– Да, в последний год ХХ века. Тогда в Мяксу из Петербурга приехало четверо прихожан во главе с протоиереем Геннадием Беловоловым, настоятелем Иоанно-Богословского храма. Этот храм до революции принадлежал Леушинскому подворью, и память об обители там берегут. Они установили Поклонный крест на берегу и совершили первый молебен. Такие же кресты поставлены и в других местах по берегам водохранилища, в Ярославской и Тверской областях – Брейтово и Весьегонске. То есть ничего необычного в этом не было. Но в 2006 году Вологодский владыка Максимилиан не благословил встречать праздник Иоанна Предтечи на берегу водохранилища, только в храме. Наверное, слишком хорошо тогда нам было… Но знаете, никакой экзальтации я не видела. И когда на иконе Божией Матери появилась роса, и когда в 2005-м на небе явилось знамение – никто на колени не падал и руки не воздевал с охами да ахами. А представили, будто у нас особый культ какой-то. Прошло три года, и стала я слышать упрёки, что мой духовный отец «не местный», а питерский. Но так ведь сложилось, что первым моим священником стал отец Геннадий, не буду же я просто так менять духовного отца! И я целиком переключилась на программу «Исток». К тому времени, когда я оставила воскресную школу, в ней было более 70 учеников. Для небольшого села, считаю, это хорошее достижение. И школа, слава Богу, живёт, развивается. С радостью смотрю на это.

ДОБРАЯ ИГРА

– И как дальше у вас сложилось? – спрашиваю заслуженную учительницу.

– Вместе с Еленой Григорьевной Борисенко мы открыли объединение «Исток», стали вести его в школе на общественных началах. До этого я уже пятнадцать лет преподавала «Истоки», написанные замечательным вологодским педагогом и академиком РАЕН Камкиным, с которым сама не раз встречалась. Мы официально представляем курс так: «Изучение лучших традиций нашего народа, основанных на православии, основной государственной религии».

Упор у нас не на теорию, а на практику. Например, в обычной программе «Истоки» есть раздел, посвящённый почитанию родителей. Но мы не просто рассказываем о том, что их надо любить, а касаемся конкретных судеб. И знаете, после наших уроков многие дети иначе на своих мам стали смотреть, когда узнали, какие трудности они в своей жизни преодолели, чтобы вырастить их. Такое ведь вблизи не замечается.

А ещё народную культуру мы передаём через спортивные игры, что бывает доходчивей для детей. Папа мой физруком работал, мастер в двух видах спорта, и я спортом занималась всю жизнь. И с детства была такая идея: со спортом соединить другие уроки. И вот на сегодня мы с детьми разучили сорок три русских народных игры.

– Сорок три? – удивляюсь. – А я, кроме русской лапты, о других и не слышал.

– Лапта и вправду самая известная – лапта упоминается в древнерусских рукописях, археологи находили кожаные мячики и биты при раскопках древнего Новгорода. В разное время игру использовали в армии как средство физической подготовки – так было и при Петре I, и в Красной армии. В конце 50-х и начале 60-х в РСФСР проводились официальные первенства по лапте, затем был перерыв до 1986 года, и с начала 2000-х действует уже и Федерация русской лапты России, которая охватывает 46 регионов.

Что замечательно, эта игра не требует дорогостоящей экипировки и специального поля, достаточно иметь ровную площадку. И она очень интересная – в моей школе ребята сразу увлеклись. Собираемся проехать по нашему району и научить лапте всех ребят. В одной деревне уже организовали местную команду из 12 человек. Цель такая – организовать в будущем районный турнир.

– А чем русская лапта лучше американского бейсбола?

– В одной череповецкой школе я видела, как в бейсбол играют. Лично мне не понравилось. Там нападают, используют силу, один давит другого. Конечно, в лапте тоже ценятся скоростные качества: ударил по мячику, и надо успеть пробежать туда и обратно, при этом видеть площадку, быстро ориентироваться в зависимости от того, к кому попал мяч. Но у нас есть и другое… есть место дружеской поддержке, милосердию и христианскому состраданию.

Бывает, так сильно попадут мячом, что кто-то и заплачет. Ребята подходят к младшим и по голове погладят, и за плечики обнимут, скажут доброе слово. Сам принцип русской лапты таков, что в процессе игры это возможно, а не как в бейсболе, где кровь из носу нужно поразить соперника. Или кто-то упадёт, ушибёт ногу – тоже можно подойти помочь. Одно дело – я читаю им православные книги про сострадание, и другое – сострадать реально. А в лапте всё это инициируется: сострадать и помогать. Также она учит не только выигрывать, но и достойно проигрывать, что наши современные дети вообще не умеют делать.

– Как не умеют?

– Начинают злиться, ругаться, мол, вы выиграли нечестно. Но у нас такого уже нет. Проиграл – значит, соперник сегодня сильнее, и нужно работать, повышать своё мастерство. А если выиграл – не хихикай над побеждённым, ведь завтра ты можешь оказаться на его месте. У меня целые уроки посвящены тому, как выигрывать и проигрывать. И русская лапта помогает, потому что в ней нет бешеной соревновательности, как в иных видах спорта.

Мы в «Истоке» стараемся привить детям лучшие народные традиции, на чём должна стоять Россия. Например, русский принцип «уговор дороже денег». Раньше на этом вся экономика держалась, купеческие сделки на слово заключались. Обманешь – и конец твоему бизнесу, никто с тобой дела иметь не будет. Уважаешь своё слово – и ты уважаем. Ещё чем всегда был силён народ – душевная щедрость. Вроде бы такая мелочь – встретить гостя пирожками, налить ему чаю. А наши гости удивляются, какие ребята у вас обходительные, заботливые. Так ведь это же норма!

Балясины в леушинском уголке музея_

Балясины в леушинском уголке музея

Или вот пример. Мы постоянно ездим в детский приют, где мои ребята показывают спектакли, играют с ними. В том числе научили приютских русской настольной игре «Пешки» – там осиновые чурбачки, наполовину расколотые, и нужно щёлкать по ним, определённые правила есть. И вот старшие мои дети организовали турнир на четырёх столах. А я просто наблюдаю со стороны. И ученики-то мои так по-доброму… еле сдержалась, чтобы не разреветься. Гляжу: специально по пешке не попадают, чтобы дать поиграть другим. У одного мальчишки приютского плохо получалось, он расстроился, и Анжела Корешкова к нему подошла, по голове погладила: «Ты научишься, мы же тоже не сразу научились». Господи! Да ради этого и стоит работать.

* * *

После посещения школы пошли в храм. По дороге спрашиваю Галину Борисовну:

– А помните, вы о сыне жалели, который в Вытегре живёт, что он не церковный?

– Слава Богу, крестился. И вся семья его тоже.

– Второй сын у вас ведь был уже крещён?

– Да, я сама тогда крестилась вместе с ним, с Валерой. И погиб он крещёным, вот на этой дороге разбился ночью на мотоцикле. В прошлом и позапрошлом году мы с мужем проводили турнир по русской лапте в память о Валере. Вы бы видели, как дети играли! А потом после награждения, на чаепитии, так сердечно себя держали. Просто сидели вместе как одна большая семья… и, Боже, как же было хорошо!

Крестимся на Преображенский храм. Пока Ида Александровна ходила за ключами, вспомнила один случай:

– Из Череповца к нам в Мяксу приехала экскурсия школьников-второклассников. Ну совсем ещё малыши. Коля Смирнов – бригадир, который на храме работает, – всё им показал. Затем мы повели детей в подвал, где у нас временная звонница. Там колокола подряд висят, от большого к маленькому. Дали им позвонить. И была в группе девочка ростом чуть ли не с дюймовочку. Я стояла недалеко от входа, вижу: один выходит, второй, осталась одна эта маленькая девочка. Она подошла к самому маленькому колоколу, ударила и стоит… Я так почувствовала, что она пьёт этот звон. Потом как бы очнулась, посмотрела на колокол и сказала тихо колоколу: «Спасибо». И пошла, пропитанная этим звоном. Ну разве ради этого не стоит жить и работать?!

Фото Игоря Иванова

(Окончание в следующем номере)


← Предыдущая публикация     Следующая публикация →

Оглавление выпуска

Добавить комментарий